печать зверя

Откровение, глава 3

  1. И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия:
  2. Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч!
  3. Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих.
  4. Ибо ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен и жалок, и нищ и слеп и наг.
  5. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть.
  6. Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся.
  7. Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною.
  8. Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил, и сел со Отцом Моим на престоле Его.
  9. Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам.
Толкование:

14. И Ангелу Лаодикийской церкви напиши:

Лаодикия, ныне называемая турками "Эски-Гиссар", то есть "Старая крепость", в древности славилась торговлей, плодородием почвы и скотоводством. Ее население было многочисленно и богато, о чем свидетельствуют раскопки. В 1009 году город подвергся полному разорению и опустошению турками. Теперь от древнего города остались одни развалины.

Лев Тихомиров:

Седьмая эпоха - Лаодикийская. На характеристике этой эпохи не останавливаюсь. Она - самая печальная изо всех и закончится величайшими бедствиями, которые подробно описаны в Апокалипсисе. Закончится она пришествием Антихриста и его недолговременным царствованием. Затем уже наступит конец мира» [39].

14. Так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия:

15. Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч!

16. Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих.

Толковая Библия:

«В обращении к Лаодикии одно порицание и никакой похвалы. «Ты ни холоден, ни горяч»,- так начинается порицание. Эти слова означают того, кто хотя и принадлежит к обществу христиан, но совершенно лишен божественной благодати. Нехолодный христианин - христианин не истинный. Тепловатый - ни истинный христианин, ни закоренелый язычник, ни явный грешник. Он равнодушен к православному учению и к нечестивым ересям. Тепловатый находится в состоянии забывчивости, самообольщения, духовного сна и потому не видит и не чувствует опасности своего положения. В своем самообольщении и беспечности тепловатый зашел так далеко, что утверждает, что он богат, и ни в чем не имеет нужды. Но он богат только в смысле мира сего; на самом же деле он несчастен и жалок, и наг. Он не имеет ничего доброго, что прикрыло бы его грешную душу» [40].

Потеря духовных ориентиров и «теплохладность» католической и протестантской веры давно не вызывает сомнений, по крайней мере, у православных:

Архимандрит Пантелеимон писал в 1904 году:

«Возвещаемое Господом в Откровении Ангелу Лаодикийской церкви относится, по всей вероятности, к самым последним временам, когда отступление от апостольского предания возобладает в мире и покроет сетью все христианские страны запада в старом свете и особенно в новом свете, где и ныне встречается полнота вероотступления под флагом внешнего христианства, выродившегося в карикатурные формы учреждений в роде армии спасения и т. под. обществ и сект. То, что творится в передовой стране, будет, быть может, общим достоянием всего мира» [41].

Но, если в XIX веке упор делался в основном на критику католических догм, и свободу протестантского толкования Библии, то в настоящее время обозреватели отмечают, что западная цивилизация постепенно приобретает откровенно-атеистические и сатанинские формы. Приведем, для наглядности, три примера:

«Intelligence Digest»:

«Недавно англиканский архиепископ Иоркский, второе лицо после главы этой конфессии, заявил, что он не верит в существование ада и рая. Так эта конфессия разрушает себя изнутри. Подобные процессы происходят в большинстве западных стран, что говорит о потере веры западной цивилизации и о ее, возможно, последнем кризисе» [42].


«New York Times National»:

«По решению федерального судьи, заключенному Денверской тюрьмы (США) разрешено проводить сатанинские ритуалы в своей камере. Судья считает, что "мы должны предоставить диаволу то, что ему должно"» [43].


«Ortodox Christianity E. mail»:

«По сообщению представителей МВД Украины, в республике существует около 50 сатанинских сект. Большинство их членов вступили в эти секты под влиянием западных фильмов» [44].

Но, если в XX веке в Америке и в Европе разложение христианской веры происходит, так сказать, изнутри, то ситуация в СССР складывалась в основном в рамках взаимодействия Церкви с атеистической властью. И, если в годы советской власти иерархия Русской Православной Церкви была вынуждена подчиняться атеистическому государству, то начиная с времен "перестройки" это вынужденное смирение, постепенно перерождаясь по закону общности интересов, свелось к добровольной дружбе с безбожной демократической властью, прикрывающей своим лицемерным "стоянием в храме" стремление к победе на выборах. Под разговоры о «возрождении России» Церковь молча благословила ее разорение и разграбление, взамен получив от власти льготы и привилегии. Возрождение церковной жизни свелось к воссозданию храмов; душа же простого народа осталась во мраке неверия и обмана.

Архимандрит Пантелеимон писал в 1904 году:

«Из обличений Лаодикийских предстоятелей ясно,- что равнодушие пастырей будет последним явлением церковной жизни при необычайном развитии материальной обеспеченности. Наступит такое явление: церковь без благодати Св. Духа, пастыри - пасущие сами себя, проповедь - звуки голоса. Куда будет стремиться такая церковь? Как блуждающая комета стремится куда-то и сталкивается с другою кометою, так и блуждающая церковь стремится к слиянию с другою блуждающей церковью, которая есть синагога сатаны» [45].


Из пророчеств Серафима Саровского:

«Господь открыл мне, что будет время, когда архиереи земли Русской и прочие духовные лица уклонятся от сохранения Православия во всей его чистоте, и за то гнев Божий поразит их. Три дня стоял я, просил Господа помиловать их и просил лучше лишить меня, убогого Серафима, Царствия Небесного, нежели наказать их. Но Господь не преклонился на просьбу убогого Серафима и сказал, что не помилует их, ибо будут учить учениям и заповедям человеческим, сердца же их будут далеко от Меня» [46].


Епископ Феофан Затворник:

«Тогда, хотя имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это - одна видимость, внутри же отступление истинное» [47].


Патриарх Алексий II в мае 1999 года:

 Патриарх Московский и всея Руси Алексий II «Быть может, самый больной вопрос сегодня - нравственное состояние нынешнего епископата и духовенства. Наследие, которое мы получили от большевистских времен, далеко от идеала. Подбором кадров занимался Совет по делам религий, который, по сути, преследовал атеистические цели, стремясь подорвать основы веры. Мы постоянно нуждаемся в пополнении церковных рядов новыми священнослужителями. Они особенно нужны в области социального служения и духовного воспитания подрастающего поколения. Для того чтобы подготовить специалистов для служения в этих областях, необходимо 15-20 лет. Но разве мы можем ждать, когда будут воспитаны необходимые специалисты? Эти насущные проблемы должны решаться сегодня. Утрачен опыт Церкви в области социального служения, накопленный Ею до революции. Мы стремимся возродить церковную жизнь во всем ее многообразии. Основная наша цель - не реставрация храмов или монастырей. Важно помочь людям реставрировать их души. Внести нравственное и духовное оздоровление в наше больное общество» [48].

Впрочем, нельзя забывать и про многие положительные изменения, которые произошли в Русской Православной Церкви за последнее десятилетие. Но мы говорим не о том, как нужно оценивать Церковь с человеческой точки зрения, а что сказано в Слове Божием. Ведь нам сейчас важно понять, как отрицательные начала «лаодикийского христианства» получили развитие в Церкви, и есть ли возможность его устранения. Не даром ведь пишет Апостол Павел своему ученику Тимофею: «В последние дни люди будут иметь только вид благочестия, силы же его отрекшиеся. Таковых удаляйся» (2-е Тим. 3: 5).

17. Ибо ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен и жалок, и нищ и слеп и наг.

Иными словами, Иисус говорит здесь, что современная нам Русская Православная Церковь находится в состоянии духовного ослепления, но сама же этого не понимает. Между тем хорошо известно, что слово «лаодикия» в переводе с греческого означает - «народовластие, демократия». Таким образом, не случайно Лаодикийский период в истории Русской Православной Церкви совпадает по времени с демократией. Признав правила демократии и (под видом аполитичности) потакая страстям толпы Церковь, в сущности, отказалась от веры в царя-помазанника, первообраз которого есть Христос. Но может ли в такой Церкви жить Святой Дух, даже если и на словах призывать Его постоянно?

Епископ Феофан Затворник:

«Древние толковники Св. Писания силою, удерживающею явление антихриста, считали, между прочим, и римское царство. В их время, когда римское царство еще существовало, можно было на него указывать, основываясь на пророчестве Даниила. В наше время, если можно давать какой-нибудь вес подобной мысли, то разве в том отношении, если под римским царством будем разуметь царскую власть вообще. Царская власть, имея в своих руках способ удерживать движения народные и держась сама начал христианских, не попустит народу уклониться от них, будет сдерживать его. А так как антихрист главным делом своим будет иметь отвлечение всех от Христа, то он и не явится, пока будет в силе царская власть. Она не даст ему развернуться и помешает ему действовать в его духе. Вот это и есть удерживающее. Когда же всюду заведут самоуправство, республики, демократию, коммунизм, - тогда антихристу откроется простор для действования. Сатане не трудно будет подготовлять голоса в пользу отречения от Христа, как это показал опыт во время французской революции прошедшего и нынешнего столетий. Некому будет сказать властное "veto" (не позволяю), а смиренного заявления веры и слушать не станут. Вот когда заведутся всюду такие порядки, благоприятствующие раскрытию антихристовых стремлений, тогда явится и антихрист» [49].

Об этом же подробнее говорится в статьях Антона Тускарева «О христианской государственности» и «Церковь и процесс Апостасии», а также в статье Архимандрита Константина Зайцева «Чудо русской истории», которые можно найти в разделе Книжное обозрение.

18-19. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть. Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак, будь ревностен и покайся.

В истории Лаодикии было событие, проливающее свет на вопрос: почему этот город выбран символом Церкви в конце мировой истории. На заре христианской эры поместный Лаодикийский Собор в 364 году, при определении списка священных книг Библии, не включил в канон Откровение Иоанна Богослова. А значит, в символическом смысле «лаодикийское христианство» означает часть Церкви, которая не способна воспринять Откровение Иоанна в момент наступления предсказанных в нем событий. Об этом же подробнее говорится в главе «Два пророка».

20. Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною.

Сергий Булгаков писал в 1944 году:

«Откровение начинается благою вестью о скором пришествии грядущего Христа, ею же оно и кончается. К кому же она обращена? Только ли к первым христианским поколениям, современникам тайнозрителя, которые в наивности и в не испытанности своей каждодневно чаяли обещанного пришествия Христа, в отличие от нас, отрезвившихся, без очарованных, которые, сразу не дождавшись его... просто перестали об этом думать? На место огневой христианской надежды была подставлена тепло-прохладная уверенность, что мы в нашей церковности уже имеем всю полноту, не нуждающуюся в восполнении. Одни отгородились при этом крепостью Ватикана, другие - менее крупными укреплениями, а также самодовлеющею благодатью таинств (как будто она не зовет, а только успокаивает в некоей самоудовлетворенности). В конце концов, отсюда получила свое начало скрытая или открытая, активная или пассивная борьба с Апокалипсисом как посредством его церковного неупотребления, так и спиритуалистической или же «религиозно-исторической», критической его нейтрализации. Во всяком случае, гром с неба: «ей, гряду скоро» перестал достигать духовного слуха христиан и стал даже казаться некоторым недоразумением, которое разъяснила история церкви. (Только в некоторых мистически-экзальтированных сектантских кругах еще оставался интерес к Откровению, однако с явным нарушением духовного равновесия). Но как же могло быть на самом деле воспринято это не исполнение самого основного христианского пророчества, и что оно действительно означает? То ли, что время его уже миновало, почему его остается сдать в историю за ненадобностью (может быть, вместе с самой верой нашей)? Или же следует знать, по-прежнему не сомневаться, что не должно быть и мысли о неисполнении обетования Христова, которое обращено ко всем временам и ко всем христианам без всякого исключения, и теперь, так же как прежде и после, доколе не узрим Христа, грядущего во славе Своей?... Без этого христианство не апокалиптическое, не эсхатологическое, есть его опасная подделка и обмирщение. И для того чтобы пробудить в нас это чувство, утвердить нас в нем, и дана нам эта дивная книга с ее обетованием: «ей, гряду скоро», всегда, во все времена гряду, есмь Грядый.

Но Грядый не есть вообще грядый, Он грядет ко всему нашему миру, как и к каждому из нас. Если есть Грядый, то должен быть и встречающий, и каждый христианин призывается к готовности этой встречи. И вот почему к последнему обетованию Откровения присоединяется и ответ веры, его принятие: «Ей гряду скоро. - Аминь, гряди, Господи Иисусе» (Откр. 22: 20). Аминь здесь есть ответное, подтверждающее «да» на молчаливо выраженное в обетовании Господа Его вопрошание нас: хотите ли, приемлете ли? Вопрос обращен к каждому, и ответ должен быть дан также от каждого лично. Это аминь должно выразить движение души нашей навстречу обетованию, к которой призываются люди в первой проповеди Предтечи: от обмирщения к размирщению.

И этот ответ состоит не только из пассивно соглашающегося «да», но он должен активно осуществиться в молитве: «гряди, Господи Иисусе», самой пламенной, самой всехристианской молитве. Господь научает нас молиться: «Отче наш... да приидет Царствие Твое», которое есть обожение твари во Христе Духом Святым. Здесь же эта молитва та же и то же, но конкретнее: то самое cтpaшнoe, что мы именуем Страшным Судом, и перед чем трепещет душа, это именно здесь и является содержанием молитвы, первой и долгое время единственной у христиан. Вот почему мы и теперь страшимся Апокалипсиса, разными способами запрятываем его от себя и сами от него закрываемся, именно потому, что он зовет нас к этой последней и страшной молитве: «ей, гряди, маранафа, Господь да приидет!» И опять-таки следует подчеркнуть, что эта молитва и призыв к ней относятся не к одним только первым христианам того времени, которые имели получить Апокалипсис в качестве послания к церквам. Нет, он с одинаковой силой обращен ко всем церквам и к каждому из нас. Сам тайнозритель уже дает за нас и от нас, вместе с нами, ответное «аминь», вместе с ответной молитвой: «ей, гряди». И это должно быть не только слово, но живая, огненная молитва, которая дает живое чувство уверенности, ведения о Грядущем. В нас совершенно угасла теперь и эта вера, и эта молитва. Мы совсем не молимся этой молитвой молитв, и ее нет в наших молитвенных книгах. Мы молимся Св. Духу: «прииди и вселися в ны», нас на это хватает потому, что мы заранее истолковали для себя это пришествие Его как частичное, как некую благодатную помощь в немощах наших, которая, однако, во всем оставляет нас на нашем собственном месте. Но в молитве Иисусовой: «ей, гряди!» не может быть никакой частичности, при оставлении на прежнем месте и в неизменном состоянии всей жизни нашей (такова же и «Иисусова молитва», которую мы, возлюбив единственно для себя, оставили как молитву о прощении грехов и о личном спасении во всей ее неопределенности). Но Сам Христос дал нам не эту, но иную, Свою «молитву Иисусову», которую мы забыли, если только когда-либо знали. Но теперь приходит время, когда слова эти загораются для нас новым огнем, светятся новым вдохновением, требуют от нас живого «аминь». И, однажды этот зов уже услышав, мы не можем от него оградиться, но и - не хотим...» [50].

21. Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил, и сел со Отцом Моим на престоле Его.

Эти слова с небольшим отличием встречаются в двух Евангелиях от Марка и от Матфея: «И, восходя в Иерусалим, Иисус дорогою отозвал двенадцать учеников одних, и сказал им: вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть; и предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие; и в третий день воскреснет. Тогда приступила к Нему мать сыновей Зеведеевых с сыновьями своими, кланяясь и чего-то прося у Него. Он сказал ей: чего ты хочешь? Она говорит Ему: скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем. Иисус сказал в ответ: не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь? Они говорят Ему: можем. И говорит им: чашу Мою будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься, но дать сесть у Меня по правую сторону и по левую - не от Меня зависит, но кому уготовано Отцем Моим» (Матфей 20: 17-23).     См. также (Марк 10: 32-40).

Но в 12-ой главе Откровения сказано, что слова Иисуса Христа: «Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил, и сел со Отцом Моим на престоле Его»,- относятся ко младенцу, которого родит Церковь: «И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было дитя ее к Богу и престолу Его» (Откр. 12: 5). И это же говорится о двух свидетелях Откровения: «И когда кончат они свидетельство свое, зверь, выходящий из бездны, сразится с ними, и победит их, и убьет их, и трупы их оставит на улице великого города, который духовно называется Содом и Египет, где и Господь наш распят. И многие из народов и колен, и языков и племен будут смотреть на трупы их три дня с половиною, и не позволят положить трупы их во гробы. И живущие на земле будут радоваться сему и веселиться, и пошлют дары друг другу, потому что два пророка сии мучили живущих на земле. Но после трех дней с половиною вошел в них дух жизни от Бога, и они оба стали на ноги свои; и великий страх напал на тех, которые смотрели на них. И услышали они с неба громкий голос, говоривший им: взойдите сюда. И они взошли на небо на облаке; и смотрели на них враги их» (Откр. 11: 7-12). А это, судя по всему, означает, что сесть по правую и по левую сторону на престоле славы Сына Божия Иисуса Христа, уготовано двум свидетелям Откровения, о чем подробнее говорится в главе «Два пророка» и «Жена, облеченная в солнце».

22. Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам.

В продолжение этой темы также следует ознакомиться со статьей В.В.Розанова «Апокалипсис нашего времени», которую можно найти в разделе Книжное обозрение.

Андрей Мазуркевич

Литература и комментарии:

[39] Лев Тихомиров, «Апокалиптическое учение о судьбах и конце мира», гл. IV.

[40] «Толковая Библия», том 11, стр. 532.

[41] Архимандрит Пантелеимон, «Начало и конец нашего земного мира»,, С-Петербург, 1904 г., стр. 210.

[42] «Intelligence Digest», Nov. 11, 1994.

[43] «New York Times National», Okt. 18, 1994.

[44] «Ortodox Christianity E. mail», Oct.-Nov. 1994; приводится по «Русский Вестник» N 45-52, 1994.

[45] Архимандрит Пантелеимон, «Начало и конец нашего земного мира», 1904 год.

[46] «Настольная книга священнослужителя», т. 3. М., 1979. стр. 601.

[47] Толкование на 2-е послание к Солунянам, стр. 492. Приводится по книге «Церковь перед лицом отступления», «Свет православия», выпуск 37, стр. 34, Издание Макариев-Решемской Обители, 1998 г.

[48] Сергей Бычков, «Портрет Патриарха в интерьере смутного времени», «Московский Комсомолец», 25.02.2000г., стр. 3.

[49] Из поучений епископа Феофана. «Отступление в последние дни мира». Цит. по кн.: Леонтьев К.Н. «Цветущая сложность». Избранные статьи. М. 1992. стр. 285-287.

[50] Сергий Булгаков, «Апокалипсис Иоанна», стр. 260-262.