Русская Идея

Что означают семь церквей в приложении к
современным Церквам Востока и Запада?

«Иоанн семи церквам, находящимся в Асии» (Откр. I, 4). Легко догадаться, что семь церквей есть образ вселенской Церкви, состоящей из определенного числа Престолов апостольских или митрополий и поместных епископских. В данном случае митрополией был Ефес – Апостольский Престол Св. Иоанна Богослова, впоследствии перенесенный в Константинополь. Остальные шесть: Смирна, Пергам, Фиатир, Сардис, Филадельфия и Лаодикия – поместные епископские кафедры.

Во времена Иоанна Богослова, в исходе первого века, упоминаемым церквам угрожало отступление многих, увлекшихся гностицизмом, легко переходившим в отрицание воплощения Бога и едва соглашавшимся только на призрачность воплощения. Отсюда же произошли николаиты, которые, для вящего торжества духа над презираемой ими плотью, предписывали как лечебное средство – разврат. Это глубины сатанинские, сделавшиеся впоследствии достоянием тамплиеров, иезуитов и некоторых протестантских и раскольнических сект. Это есть полнота отступления от Церкви, быть может, та самая, которая предвозвещена Св. Апостолом Павлом во Втором послании к Фессалоникийцам, отступление, имеющее в полноте своею развития ускорить явление сына погибели и кончину века.

Предполагается, что Откровение Св. Иоанна имеет предметом не только указать грядущее зло, но и показать главные причины оного. Оно дает целый перечень таких причин в обращение каждой из семи церквей, научая нас, что зло идет издалека, постепенно и доходит, наконец, до такого развития, что идти дальше некуда, и зло начинает пожирать само себя. Видим начало такого постепенного развития зла в церковной жизни Запада пред самым отделением от единства с Востоком, колыбелью апостольского предания. Гильдебрандизм, светская власть папы и духовных владетелей, симония, затем глубокий нравственный упадок папства в XIV и XV веках, наряду со стремлением поставить его рядом с Именем Божиим. Вот те геркулесовы столбы, далее которых некуда было идти, и оставалось сложить оружие перед отступниками апостольского предания. Пришлось спасовать еще и потому, что духовные владетели и монашеские ордена обременили себя непосильной мирской ношей, а светские владетели рады были случаю отнять у них эту ношу и отнимали, охотно ради этого одного переходя на сторону отступников Церкви. Вот в чем заключалась история появления первоначального протестантского отступничества на Западе в XVI столетии.

Многими другими причинами обусловливается отступничество от Церкви в Востоке, разумея греко-российскую Церковь, как представительницу восточного православия. Эта великая Церковь в обеих своих частях, северо-восточной и юго-западной, начиная с XVI века, переносит великие испытания от иезуитов, избравших поляков и жидов своим орудием для гонения на восточное православие. Юго-западная часть потеряла большую часть своих паств, насилием отторгнутых в унию, а оставшиеся верными преданы жидам. Северо-восточная часть благополучно перенесла нашествие латино-польских самозванцев на Россию и иезуитско-польских легионов на Москву и Троицко-Сергиеву лавру и вступила, под сенью великих патриархов и царей, на путь улучшения духовного просвещения, начав оное с исправления богослужебных книг. Коснеющая в невежестве и предрассудках суеверия масса враждебно отнеслась к доблестным попыткам просветить мрак невежества и поддалась лжеучителям, преследовавшим своекорыстные цели. Подобно тому, как на Западе, где отступничество встретило союзника в корыстолюбии светских владетелей, так и тут, этот корень всякого зла произвел свои горькие плоды, народив плеяду лжеучителей, эксплуатирующих народную простоту и слепоту. Волки, кулаки, нарядились в овечьи шкуры и стали слепыми вождями и проповедниками в общинах слепотствующего народа. Вот в чем заключалась история появления отступничества на Востоке в XVII столетии.

Иеромонах Пантелеимон,
«Начало и конец нашего земного мира.
Опыт раскрытия пророчеств Апокалипсиса»