Русская Идея

Особенность состояния Церквей в последних столетиях.

Возвещаемое в Откровении Господа о семи Асийских церквах, кроме своего исторического значения, как характеристика церквей того времени, имеет приложение и ко всем последующим векам в истории вселенской Церкви Христовой, ибо недостатки и достоинства перемежаются всюду. То видится упадок любви к Богу и ближнему, как в Ефесе, где обширные торговые дела и разноплеменность посещающих его купцов не могли не иметь влияния на духовную жизнь города в дурную сторону. Может найтись во всякое время тут или там, на Востоке или на Западе, лицемерная религиозность, как в Лаодикии, или равнодушие к развратным сектам служения сатане, как в Пергаме, или равнодушие к обличению модной культуры, как в Фиатире, или совершеннейший индифферентизм к делам веры, как в Сардах.

В противоположность сему найдется и достойная подражания ревность к проповеди Слова Божия, как в Филадельфии, или терпения в гонениях за веру, как в Смирне. Остается подражать Филадельфии и Смирне в ревности к возвещению Слова Истины и в терпении за веру и избегать недостатков, которые коренятся в упадке любви к Богу и ближнему, в лицемерии, равнодушии к гибели людей, служащих дьяволу и моде, или в индифферентизме к святому делу служения Истине и правде.

То, что очи Господни усмотрели одновременно в семи Асийских церквах, то усматривать могут и в каждой порознь, но не одновременно, а в разные эпохи. То представится обилие достоинств, найденных в Филадельфии и Смирне, то обилие недостатков Ефеса, Пергама, Фиатира, Сард и Лаодикии, смотря по достоинствам или недостаткам звезд, спящих на свещнике церковном в то или другое историческое время. Как велико влияние предстоятелей на состояние церквей, примером может служить Западная Церковь. В первые века на древнем Престоле ветхого Рима звезды сияли Евангельским светом смирения и кротости, а незадолго до разделения и после оного звезды засияли мирским блеском. Отсюда и различие в нравах христиан первых веков до разделения и после разделения. Отсюда и кроткий упрек: «Имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою» (Откр. XI, 4).

Как известно, с VII века мусульманство наложило тяжелое ярмо на Восточную Церковь, но она не отступила от Истины, не утратила апостольского предания и в ненарушенной целости передала это сокровище греко-российской Церкви. Между тем свободный от магометанского ига Запад постепенно уклонялся от апостольского предания и неосторожно вступил на путь нововведений. Одним из самых неудачных было безбрачие низшего духовенства, соделавшее нравы его предметом посмеяния. Происхождение этого зла относят к появлению в первых двух веках учения о господстве духа над плотью, для чего последняя может быть порабощаема первому будто бы посредством разврата. Это учение николаитов. Как поборники духа, они отвергали брак, но с допущением распутства ради умерщвления плоти. Не отсюда ли явился на Западе гильдебрандизм, как безбрачие, будто бы необходимое для духовного служения. Отсюда же вышел и рационализм, отвергающий видимое, обрядовое, как плотское служение Богу, и настаивающий только на том, что может быть принято исключительно одним умом без всякого участия чувств. Рационализм послужил с XVI столетия основанием для протестантской свободы в приложении к духовному пониманию Евангельской истины. Это повредило Евангелию в самом главном, ибо попустило постепенное низведение Христа с пьедестала Божеского величия и развенчало Святейшую Невесту Его – Церковь на степень раввинского училища, сравняв ее с синагогой.

Уже и теперь в протестантских общинах сектантов, сплошь и рядом, за неимением пастора, приглашают для произнесения проповеди соседнего раввина или отдают приход женщине. Наступит, вероятно, новая эра, когда протестантство, окончательно потеряв веру в Евангелие, займется талмудом и найдет в нем пищу для рационализма. Эта-то эра и будет окончательным отступлением, ибо тогда будут отвергнуты приобретенные ценой крестных заслуг Христовых все сокровища Царствия Божия, охладеет и окончательно заглохнет вера и любовь (Лук. XVIII, 8; Матф. XXIV, 12). Пока Евангелие владычествует над умами и сердцами народов, до тех пор невозможно отступление, то есть измена Богу; невозможно и явление сына погибели. Пред этим же явлением замолкнет глагол живота вечного и возгремит ложь, которая оглушит и одурачит весь мир ложными чудесами и знамениями. Отступники легко им поверят, ибо знамения и чудеса Евангельские признавали естественными или только кажущимися проявлениями чего-то необычайного, а в сущности явлениями самого обыкновенного свойства. Исчезнет крепкая любовь к Божественной истине, и вера в Св. Писание угаснет.

Характеризуя такое религиозное состояние, Откровение Господа обращается с увещеванием к предстоятелю Лаодикийской церкви. В наши времена, быть может, подобное увещевание относится к протестантской вообще и англиканской церкви в частности. Англиканская церковь в общем хотя и сохранила кое-что на память о своей принадлежности к вселенской Восточной Церкви, но в вопросе об Евхаристии ушла далеко назад, даже от лютеранства. Поэтому не к ней ли отчасти обращены слова Откровения Господа, изреченные к Лаодикийской церкви: «Ты говоришь, я богат, разбогател и ни в чем. не имею нужды; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное (учительное слово Св. отцов Церкви), чтоб тебе обогатиться, и белую одежду (ходатайство Богоматери и святых угодников), чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазной мазью (нестяжательность предстоятелей) помажь глаза твои, чтобы видеть» (Откр. III, 15-18). Отсюда видим основы обновления церковной жизни в англиканской церкви:

а) возвращение к апостольскому и отеческому преданию Св. отцов Церкви;
б) общение в молитвах с Церковью, торжествующей на небесах;
в) восстановление иерархии церковной в простоте времен апостольских.

Все остальное придет постепенно, если учение о таинствах будет православное, и восстановится предание.

Иеромонах Пантелеимон,
«Начало и конец нашего земного мира.
Опыт раскрытия пророчеств Апокалипсиса»