Св. Апостол Иоанн Богослов

30 декабря 2001 года




Андрей, здравствуйте.

Если время так близко, то значит 2 пророка, которые должны явиться перед воцарением Антихриста уже среди нас. Но кто это?

Пусть они еще не вышли на проповедь, но может ли их жизнь среди нас быть незаметной?

Или может их проявление быть чудесным образом (как, например, воскресение семи отроков). Может это будет Серафим Саровский? Или Иоанн Богослов? Или Илия спустится с небес на своей колеснице? ...

Сергей Воронков

voronkov@ortv.ru

ОТВЕТ:

Сергей, здравствуй! Отвечаю на твое письмо по порядку. Твой текст для удобства я выделил синим цветом:

*   *   *

Если время так близко, то значит 2 пророка, которые должны явиться перед воцарением Антихриста уже среди нас. Но кто это?

ОТВЕТ:   Определенного учения Церкви по вопросу о личностях двух пророков, пришествие которых предсказано в 11 главе Откровения, до сего дня не существует. Но имеется ряд гипотез, наиболее популярная из которых заключается в том, что два свидетеля Откровения – это два ветхозаветных праведника Енох и Илия Фесвитянин, о которых сказано в Библии (Быт. 5: 18-23; 3 Цар., Гл. 17-21; 4 Цар., Гл. 1-9). Я подробно рассматривал это мнение в главе «Два пророка», и поэтому останавливаться здесь подробно снова на этом не буду.

Существует предположение, что одним из двух свидетелей Откровения может быть, например, Моисей. Косвенное подтверждение этого мнения также находится в Библии. Например, описанию чудес двух свидетелей, что «они имеют власть над водами – превращать их в кровь» (Откр. 11: 6),– соответствует описание Моисея и первая казнь египетская (Исх. VII, 14 сл.; IV Цар. I, 10; III Цар. XVII, 1 сл.) А в Евангелии говорится, что Моисей явился с Илией Фесвитяниным Иисусу Христу на горе Фавор (Матф. 17: 3). И поэтому мне не ясно, чем Моисей в этом смысле хуже, чем Енох и Илия?

Парадокс заключается в том, что свидетелей в Откровении только два, а подобрать на их роль кандидатов в прошедшей истории можно в принципе очень много. Например, почему ими не могут быть св. Сергий Радонежский и св. Серафим Саровский? Ведь, по-моему, это – очень достойные люди; и они нам намного ясней и понятней, чем ветхозаветные Енох и Илия. Но дело в том, что у нас нет критерия для выбора или отбора из множества претендентов на роль двух свидетелей Откровения. И поэтому я считаю, что личности двух свидетелей не нужно искать лишь в прошедшей истории. Ведь вполне может так оказаться, что они будут обыкновенными живыми людьми и современниками прихода Антихриста, как был Иоанн Креститель, предсказанный в Книге пророка Малахии под именем пророка Илии, современником Иисуса Христа: «И спросили Иисуса ученики Его: как же книжники говорят, что Илии надлежит придти прежде? Иисус сказал им в ответ: правда, Илия должен придти прежде и устроить все; но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и Сын Человеческий пострадает от них. Тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе» (Матф. 17: 10-13).

*   *   *

Пусть они еще не вышли на проповедь, но может ли их жизнь среди нас быть незаметной?

ОТВЕТ:   Может ли жизнь двух свидетелей Откровения быть незаметной для их современников? А почему бы и нет? Разве ты не читал в Евангелии, что так называемый «конец света» наступит как раз по причине всеобщей потери духовного разума: «Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням» (2 Тим. 4: 3-4). Но если мы потеряли духовный разум и теперь уже не способны отличить истинных двух пророков от многочисленных лжепророков, то я думаю, что истинные пророки будут прежде всего обращаться к тем, кто еще способен услышать тихий голос Святого Духа, как это сказано в Откровении: «Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам» (Откр. 3: 22).

Если мое предположение верно, что два свидетеля Откровения будут обыкновенными живыми людьми и современниками прихода антихриста, то значит, о них написано пророчество св. Нифонта Цареградского, Кипр:

Св. Нифонт Цареградский, Кипр:

«До самого скончания века сего не оскудеют пророки у Господа Бога, равно как и служители сатаны. Впрочем, в последнее время те, которые поистине будут работать Богу, благополучно скроют себя от людей и не будут совершать среди них знамений и чудес, как в настоящее время, но пойдут путем делания, растворенного смирением, и в Царствии Небесном окажутся большими отцов, прославившихся знамениями; потому что тогда никто не будет делать перед глазами человеческими чудес, которые бы воспламеняли людей и усердием стремиться на подвиги... Многие, будучи одержимы неведением, падут в пропасть, заблуждаясь в широте широкого и пространного пути» (На русском языке опубликовано в творениях св. Варсанофия великого и Иоанна, М., 1855, с. 654-655; цит. по о. Серафим Роуз «Православие и религия будущего», М., 1991, стр. 174).


Старец Глинской пустыни иеромонах Порфирий († 1868 г.):

«Со временем падет вера в России. Блеск земной славы ослепит разум, слова истины будут в поношении, но за веру восстанут из народа неизвестные миру и восстановят попранное» («Русский инок», 1912. N 14, стр. 50; приводится по книге «Россия перед вторым пришествием», 1993, стр. 322.).


Митрополит Сергий (Старгородский; † 1944 г.):

«Подобно тому, как древнему Израилю посылает Господь Судей и Пророков, так и Церкви Своей в моменты чрезвычайные Он обычно посылает людей исключительной благодатной одаренности, как бы Пророков, сильных духом и верою. Не имея официального назначения, эти люди самим делом выдвигаются из общей массы и становятся предводителями других. Но это предводительство не имеет официального характера, не является установленной в Церкви должностью и не всегда держится служебных рамок. Как и всякое пророчество – оно есть личный подвиг таких людей, дело их личной, внутренней, духовной предприимчивости и ревности о Боге и Церкви Божией» («Патриарх Сергий и его духовное наследство». Московская Патриархия, 1947, стр. 68, 69; приводится по книге «Россия перед вторым пришествием», 1993, стр. 269, 270.).

Но из этого следует вывод, что истинным двум пророкам вовсе не обязательно устраивать из этого дела шоу и объявлять о своем пришествии по центральному телевидению, чтобы конкурировать по популярности с такими звездами шоу бизнеса как, например, Алла Пугачева, Филипп Киркоров или Владимир Жириновский. И поэтому я сомневаюсь, что истинные два пророка будут действовать также как лидеры «Белого Братства» Марина Цвигун, больше известная как «Мария Деви Христос», и ее муж Юрий Кривоногов, которые называли себя пророками Енохом и Илией, которые вышли на проповедь с 1 июля 1990 года, и назначили «конец света» на 28 ноября 1993 года (1260 дней), о чем говорилось у них в листовках, висевших почти что на каждом столбе. Чем это кончилось – всем хорошо известно.

Естественно возникает вопрос: каковым же будет тогда явление истинных двух пророков Апокалипсиса? Лично я, например, считаю, что ответ на этот вопрос нужно искать на примерах Евангелия: «Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни. Тогда фарисеи сказали Ему: Ты Сам о Себе свидетельствуешь, свидетельство Твое не истинно. Иисус сказал им в ответ: если Я и Сам о Себе свидетельствую, свидетельство Мое истинно; потому что Я знаю, откуда пришел и куда иду; а вы не знаете, откуда Я и куда иду. Вы судите по плоти; Я не сужу никого. А если и сужу Я, то суд Мой истинен, потому что Я не один, но Я и Отец, пославший Меня. А и в законе вашем написано, что двух человек свидетельство истинно. Я Сам свидетельствую о Себе, и свидетельствует о Мне Отец, пославший Меня» (Иоан. 8: 12-18).

Таким образом очевидно, что все истинные пророки должны доказать свое право пророчества в Церкви не словами а только делами. А делами двух свидетелей Откровения будет проповедь «Вечного Евангелия», как сказано в Откровении: «И увидел я другого Ангела, летящего по средине неба, который имел вечное Евангелие, чтобы благовествовать живущим на земле и всякому племени и колену, и языку и народу; и говорил он громким голосом: убойтесь Бога и воздайте Ему славу, ибо наступил час суда Его, и поклонитесь Сотворившему небо и землю, и море и источники вод» (Откр. 14: 6-7), о чем достаточно вдохновенно писал еще прот. Сергий Булгаков в 1944 году:

Сергий Булгаков:

«Это Евангелие возвещается вселенски и всецерковно, помимо или превыше вероисповедных и национальных разделений Церкви. Это есть проповедь Евангельского, вселенского христианства, в которой сливаются или преодолеваются конфессии и национальности. Надо помнить, что вообще само происхождение Откровения, так же как и Евангелия, доконфессионально, оно не знает «разделения церквей», и эта проповедь вечного Евангелия, очевидно, относится ко времени до самого их возникновения. Здесь же оно предполагает уже совершившееся их преодоление, свободу от их ограниченности. Здесь содержится, таким образом, и молчаливая проповедь «соединения церквей», которое должно совершиться ранее конца мира.

Естественно возникает вопрос, что же есть это Евангелие вечное и как оно относится к Четвероевангелию, данному Церкви? Есть ли это новое откровение, дополняющее или раскрывающее это последнее? Трудно ответить на этот вопрос с окончательной уверенностью. Можно лишь сказать, что Четвероевангелие неотменимо, ибо содержит в себе нерукотворный образ Христа и Его учение. Однако самое его восприятие не заключено в неподвижности, но, напротив, оно по-новому раскрывается во все времена истории вместе с жизнью человечества во Христе. Оно есть не буква, но дух. Оно дано не одному только времени, но всем временам, оно сверхвременно и в этом смысле вечно. Мало того, оно принадлежит жизни не только этого, но и будущего века. Однако понимать Евангелие только как книгу, хотя бы даже и книгу книг, но все же одну из книг, к которой могут присоединиться еще другие книги, хотя бы новозаветные, даже Апокалипсис, в известном смысле едва ли правильно. Не правильнее ли усвоять Евангелию в известном смысле единственность и абсолютность и даже весь Новый Завет вместе с Ветхим рассматривать как истолкование Евангелия? Последнее притом даже не ограничивается писанным словом, но включает и все новое предание и разумение церковное, всю жизнь Церкви во Христе и со Христом. И, во всяком случае, значило бы умалять св. Четвероевангелие, если рядом с ним и помимо него допускать еще какое-то новое Евангелие (пятое?), доселе неведомое. Это значило бы признать какую-то недостаточность Евангелия, что невозможно. Но это вечное Евангелие всегда читается внове и по-новому в жизни как отдельного человека, так и всей Церкви. Думается, что именно это – не больше, но не меньше – знаменуют здесь слова Ангела об Евангелии вечном, воспринимаемом в духе пророческом, не мертвящем, но животворящем.

Однако это новое откровение св. Евангелия в вечности его истины относится к его восприятию, связанному с приближением конца и надвигающегося суда, и он будет произведен на основании Евангелия. Ангел взывает ко всему человечеству, как тем, которые способны слышать это благовестие, так и не способны к тому: «убойтесь Бога и воздайте Ему славу, ибо наступил час суда Его, и поклонитесь Сотворившему небо и землю и море и источники вод». Наступление суда будет неожиданным, ибо «как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого» (Мф. 24: 27) во внезапности своей, когда «пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес и до края их» (31). Как же соединить эту внезапность наступления суда Христова с теми предварениями его, о которых говорится в Откровении? Очевидно, здесь нет противоречия, поскольку то и другое относится к разным планам бытия... Гораздо труднее ответить здесь на другой вопрос, который есть и общий вопрос всего Апокалипсиса: как произойдет и будет воспринято предварение Ангела, открывающего вечное Евангелие, в общем контексте истории, в жизни мира? Можно спрашивать себя, как мир заметит это явление Ангела, как он услышит его голос, оглушаемый своими собственными голосами, трескотней, шумом и своими собственными громами? Как имманентность его, разомкнувшись, даст место трансцендентности вестника небес? На это нет у нас и не может быть ответа иного как веры: э т о – б у д е т, явится ли оно как новое духовное самосознание, которое, зародившись у одних, распространится и на других, к тому избранных, чтобы сделаться вселенским, охватить весь христианский мир. Или это будет новое пророческое Откровение, мы не знаем. Но во всяком случае то будет духовное событие, которое доселе еще не наступило, однако пришествия его мы чаем. Без него мир не может созреть к своему концу, причем оно явится единовременно и действием Духа Божия, силы Христовой в мире, а вместе и ответственным постижением человечества, «синергизмом»... Таково знамение приближения конца через созревание к тому исторического христианства, согласно Откровения Иоанна. То будет поклонение Творцу неба и земли, моря и источников вод, соединенное с благоговением и страхом Божиим, а также и славословием Его в приближении часа суда Его».

*   *   *

Или может их проявление быть чудесным образом (как, например, воскресение семи отроков). Может это будет Серафим Саровский? Или Иоанн Богослов? Или Илия спустится с небес на своей колеснице? ...

ОТВЕТ:   Что касается Серафима Саровского, о котором ты пишешь, то мощи его лежат, как известно, в Дивеево в монастыре. И в Церкви давно существует пророчество, что он должен воскреснуть на малое время перед кончиной мира, чтобы обличить неверие современных русских архиереев. Но, как следует из текста пророчества, это будет, по-моему, на Соборе перед самым приходом антихриста к власти. А два свидетеля, как известно, должны будут выйти на проповедь за три с половиной года до прихода антихриста к власти. И поэтому я считаю, что отождествлять Серафима Саровского с кем-то из двух свидетелей Откровения у нас нет достаточных оснований.

Для наглядности приведу текст пророчества целиком:

Св. Серафим Саровский:

«Мне, убогому Серафиму от Господа Бога положено жить гораздо более ста лет. Но так как к тому времени архиереи русские так онечестивятся, что нечестием своим превзойдут архиереев греческих во времена Феодосия Юнейшего, так что важнейшему догмату веры Христовой – Воскресению Христову и всеобщему воскресению веровать не будут. То посему Господу Богу благоугодно взять мощи меня, убогого Серафима, до времени от сея превременной жизни и затем, во утверждение догмата воскресения, воскресить меня. И воскресение мое будет как воскресение семи отроков в пещере Охлонской во дни Феодосия Юнейшего. По воскресении же моем, я перейду из Сарова в Дивеев, где буду проповедовать всемирное покаяние. И на сие великое чудо соберутся в Дивеев люди со всех концов земли, и там, проповедуя им покаяние, я открою четверо мощей и сам между ними пятым лягу. Но тогда уже настанет конец всему»

Подробнее обо всем этом, а также другие пророчества св. Серафима Саровского о России и о приходе антихриста ты можешь прочитать, например, в книге «Угодник Божий Серафим», Валаам, 1993, часть 1, стр. 167-196.

Что касается твоих слов о том, что на роль одного из двух свидетелей Откровения предлагается сам Апостол Иоанн Богослов, то я рассматривал это мнение подробно в главе «На море Тивериадском». И поэтому я могу лишь тебе посоветовать прочитать ее еще раз внимательно. А здесь я хочу напомнить, что в подтверждение этого мнения обычно приводятся слова из Апокалипсиса, сказанные Ангелом Иоанну: «И сказал он мне: тебе надлежит опять пророчествовать о народах и племенах, и языках и царях многих» (Откр. 10: 11). Однако Андрей Кесарийский не знает, как следует понимать эти слова Откровения Иоанна:

Андрей Кесарийский:

«Здесь показывается, что не тотчас после видения Божественного Откровения исполнится все предсказанное, но через Евангелие и сие Откровение надлежит Блаженному даже до кончины мира предсказывать читающим о будущем,– или что он не вкусит смерти; при конце же придет, чтобы препятствовать принятию прелестей антихристовых» ( Слово 10, Глава 29 ).

А это судя по всему означает, что Андрей Кесарийский рассматривал это толкование не как учение Св. Церкви, а как частное богословское мнение. Я, в принципе, тоже такого мнения.

Что касается твоих слов о том, что «Илия спустится с небес на своей колеснице», то я лично в это не верю, но спорить я с этим не буду, потому что история завершится так, как предсказано в Откровении, и помешать этому невозможно. Но я могу лишь напомнить тем, кто ждет Илию с неба на огненной колеснице то, что сказано нам в Евангелии: «И приступили фарисеи и саддукеи и, искушая Его, просили показать им знамение с неба. Он же сказал им в ответ: вечером вы говорите: будет ведро, потому что небо красно; и поутру: сегодня ненастье, потому что небо багрово. Лицемеры! различать лице неба вы умеете, а знамений времен не можете. Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка. И, оставив их, отошел» (Матф. 16: 1-4). Смотри также Матф. 12: 38-39; Марк 8: 11-12; Лука 11: 29-30; Иоан. 2: 18-19; Иоан. 6: 30-33.

Всего доброго,
Андрей Мазуркевич, 23.01.2002