Русская Идея

Внешняя политика – это проявление вовне внутренней сущности государства и его национальной идеи. Если оно ставит себе целью иметь как можно больше материальных благ и власти в мiре, подчинив как можно больше народов, – то его внешняя политика будет агрессивно-эгоистичная и, конечно, нехристианская; такова политика США.

У Российской империи была иная внешняя политика: не искать любой ценой выгоды, а отстаивать справедливость и законность. Этим объяснялся и предложенный Россией западным монархам Священный союз (1815), и помощь им в борьбе против революций, и проведение по инициативе Императора Николая II первой в мiре конференции по разоружению в Гааге в конце ХIХ века. Россия безкорыстно вела войны в защиту Православия на Балканах. Как признавали даже честные западные историки, например, итальянец Ферреро, Россия тогда была стабилизирующей силой в мiровой политике. За это ее мiровая олигархия и сокрушила.

Такой России больше нет. Но православные критерии внешней политики с тех пор не изменились, потому что не изменился смысл истории. В ней действуют все те же силы добра и зла, между тех же двух полюсов земной власти, один из которых ориентирован на Христа, другой – на антихриста. В этих координатах и сегодня размещаются все государства, ближе к тому или иному полюсу. Восстановление Третьего Рима будет означать восстановление по отношению к ним традиционной русской внешней политики в новых условиях.

Теперь она должна определяться последней миссией Третьего Рима перед концом истории – поставить весь мiр перед наглядным выбором в войне между добром и злом, чтобы дать достойным людям во всех народах последнюю возможность спасения. Россия не в силах повернуть вспять апостасию, но в силах стать последним маяком Истины: «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1:5).

Автаркия как самоизоляция от зла сама по себе не станет достаточной защитой, это лишь необходимое вспомогательное средство. Натиск господствующего в мiре зла требует от России принятия глобального антихристианского вызова для активного духовного сопротивления ему в глобальном же масштабе.

Поскольку на заключительном этапе перманентной Мiровой войны ее методы становятся особенно безчеловечными, для их маскировки ложь и дезинформация применяются в еще больших, чем ранее, масштабах. Это мешает многим рациональным наблюдателям понять ее суть.

Лишь тот, кто обладает православным знанием смысла истории, может рассмотреть смысл происходящего и отделить главное от второстепенного. В том числе понять нынешнюю мiровую расстановку трех главных сил в треугольнике провоцируемого "конфликта цивилизаций" (образ которого нам явлен в описанном в предыдущей главе конфликте вокруг иерусалимского Храма).

1. Православная, подлинно христианская удерживающая цивилизация, основанная на Законе Божием, которая была наиболее воплощена в Российской Империи – Третьем Риме. После ее сокрушения в начале ХХ века она существует в виде традиционной культуры русского православного народа, хранящего потенциальную возможность возрождения своей православной государственности.

2. Апостасийная западная цивилизация, предавшая христианство под воздействием "тайны беззакония". Она называет себя иудео-христианской, но все больше переходит в антихристианскую под влиянием еврейства. Эта сила в своем стремлении к мiровому господству сокрушила православную Россию и ведет человечество к царству антихриста. Ядро этой силы – угнездившаяся в США и Израиле мiровая закулиса – имеет сознательную духовную причину для борьбы против возрождения Православия, препятствующего ее всемiрному господству. Кроме того, проблемы зашедшей в тупик паразитарной цивилизации США могут быть решены только за счет контроля ресурсов покоренной России, а возрождение России ставит под вопрос существование США, и они обязаны это предотвратить. С этой цивилизацией примирения уже быть не может – это потребовало бы отказа мiровой закулисы от своей сути, что невозможно. Но в части населения США (патриотические организации местного масштаба и отдельные политики типа П. Бьюкенена) и особенно Европы еще сохранились силы, сопротивляющиеся Новому мiровому порядку, с которыми Россия может найти общие оборонные интересы.

3. Нехристианские страны Третьего мiра (мусульманские, а также Китай, Индия и др.), которые не знали Истины христианства, но и не предавали ее; они, как правило (за исключением экстремистских течений в исламе), не претендуют и на мiровое господство. У этого мiра нет духовных причин для сознательно антирусской политики; когда же у России случались с ним войны, он выступал против нас скорее в виде слепой стихии, которой пользовались наши апостасийные враги и хотят использовать вновь. Но эту стихию и Россия могла бы обратить против них на основе общих интересов защиты каждым народом своей национальной самобытности от Нового мiрового порядка. Сорос, будучи противником всех национализмов как врагов "открытого общества", верно подчеркивает, что «национализм универсален. Все националисты – родственные души»[18]. Согласование их действий – вопрос чисто прагматической политики, не затрагивающей религиозных различий. (Это не имеет никакого отношения к попыткам движения "Евразия" А. Дугина объединить православных, мусульман и иудеев под лозунгом "Евразия превыше всего!".)

Данный треугольник сил нам по-своему демонстрирует и Бжезинский в книге "Великая шахматная доска". Россия для него главный противник, против которого США намерены использовать в качестве союзников упомянутые выше нехристианские страны. В то же время Бжезинский опасается, что «именно на самом важном театре военных действий земного шара – в Евразии – в какой-то момент может зародиться потенциальное соперничество с Америкой», то есть «создание "антигегемонистской" коалиции с участием Китая, России и, возможно, Ирана, которых будет объединять не идеология, а взаимодополняющие обиды»[19]. Сюда же мы, согласно вышеописанному треугольнику сил, можем отнести Индию, Японию и мусульманский мiр.

И Фукуяма признает, что его "конец истории" «не знаменует конец мiровых конфликтов как таковых. Водораздел будет проходить между исторической и постисторической частью мiра», то есть между Pax Americana и всеми остальными странами[20]. Соответственно Россия должна предложить всем этим странам, как и правым силам внутри Запада, более выгодные условия геополитического сотрудничества, чем США, которые даже к своим союзникам относятся как к "вассалам". Труднее всего это будет сделать относительно Китая, которому Россия не может преподнести столь щедрого подарка, как Бжезинский: российские территории. Но в отношении всех других стран прагматический союз более реален, включая мусульманский мiр.

Об основе такого союза на одной из международных конференций смелый израильский писатель И. Шамир сказал: «Хантингтон частично прав. Конфликт цивилизаций неизбежен, – но это не конфликт между Православием, Исламом и Западом, но между ними всеми и фактором Х»[21] (под которым Шамир подразумевает еврейскую мiровую закулису).

Возможность этого союза против "фактора Х" нам продемонстрировал всемiрный форум Организации Исламская конференция в 2003 году, на котором Махаттир Мохаммад, премьер-министр Малайзии (страны, регулярно закупающей российские военные самолеты), открыто призвал к борьбе против господства евреев, которые «изобрели социализм, коммунизм, права человека и демократию... Посредством этого они добились контроля над самыми могущественными странами, это крошечное меньшинство получило власть над миром... Они заставляют других воевать и умирать за них»[22]. В том же духе выступил министр иностранных дел Йемена. Главы всех 57 исламских государств-участников поддержали выступление главы малайзийского правительства, избрали его председателем Организации и решили продолжить бойкот Израиля.

Мохаммад, правда, напрасно объединил евреев с европейцами в одно целое, но православная Россия смогла бы объяснить подлинную раскладку сил, защищая национальные силы Европы от такого отождествления и нейтрализуя антихристианскую направленность таких готовых к борьбе мусульман, которую поощряет мiровая закулиса.

Президент Путин присутствовал в качестве гостя на этой конференции. Накануне он даже выразил пожелание о вступлении РФ в эту организацию (что, правда, невозможно, ибо глава государства-участника должен быть мусульманином, да это нам и не нужно). Речь малайзийского премьер-министра могла бы дать повод настоящему главе России уточнить глобальную раскладку сил в вышеописанном треугольнике, защитив традиции старой христианской Европы и указав на силы зла ("фактор Х") как таковые. Это привлекло бы к России и мусульман, и правые силы Европы. Это было бы также лучшим способом пресечения антирусского мусульманского сепаратизма в РФ, стало бы фундаментом дружественного сосуществования с другими мусульманскими народами в составе России (тем более, что к "джихаду" против США, например, призвал в Башкирии один из влиятельных муфтиев Талгат Таджудин).

На заседании глав государств Евросоюза предложение осудить заявление Мохаммада как антисемитское не нашло поддержки. Однако Путина эта речь Мохаммада явно смутила, поскольку после 11 сентября 2001 года президент РФ избрал однозначный курс на поддержку американского "крестового похода" против "исламского терроризма". Он не упоминает даже о "многополярности" мiра, как это еще пытались делать Ельцин и Примаков.

Фактически же вместо разрозненной "многополярности" внешняя политика России должна быть направлена на отстройку своего положительного "полюса", противоположного отрицательному, – альтернативных международных удерживающих структур, становясь мiровым оплотом для них. Этот "полюс" будет привлекать не только союзные страны, но и независимо от государственных границ самые разные организации вплоть до производственных фирм на Западе, которые будут готовы поддержать новую политику России.

Прежде всего важно восстановление поствизантийского пространства православных стран, сознающих мiровую расстановку сил и смысл истории: России, Греции, Югославии, Болгарии, Румынии, Грузии, а также древнехристианской Армении. Разумеется, сюда относятся также Белоруссия и восточная Украина независимо от их статуса в отношении к исторической России (это должны определить их народы на основании полученного опыта). Конечно, далеко не во всех этих странах сейчас имеются достойные правительства, но при правильной политике России глубинные традиции народов могут найти свое выражение и в соответствующих правительствах. Этому могут оказать помощь внешние связи Русской Православной Церкви, которая вместо экуменических мероприятий должна поощрять и сплачивать истинно-православные силы в этих странах.

Однако этот важный и взаимовыгодный идеологический союз в геополитическом смысле будет все же региональным, тогда как задача сопротивления требует глобального объединения усилий. На всемiрном уровне союзником можно считать всякого, кто готов соблюдать общее для всех правило: не вмешивайся во внутренние дела других народов и не поступай с другими так, как не хотел бы, чтобы поступали с тобой. «В то время как Америка защищает лишь свою гедонистичную идеологию "свободы" и свою паразитарную экономическую систему, большинство ее нормальных противников защищают свое выживание, свое будущее, свою идентичность»[23], – пишет и немецкий автор. Взаимоподдержка таких сил и государств – независимо от их принадлежности к той или иной цивилизации – может воспрепятствовать глобальной гегемонии США. Это содружество должно быть скреплено и общим политэкономическим пространством.

Цитированные в главе VI планы Бжезинского по перекройке карты Евразии указывают России и основной метод противодействия им: в частности, использование геополитических преимуществ евразийской сердцевины для связывания транспортно-экономических интересов Европы, Индии, Китая и стран Дальнего Востока посредством более эффективного использования и разветвления трансъевразийских коммуникаций. Вполне реально осуществить их модернизацию и всеохватное континентальное расширение совместным финансированием всех заинтересованных стран, что принесет им ощутимые экономические выгоды и создаст общие геополитические интересы, более важные, чем сотрудничество с американской паразитической системой. Возможно, уже сейчас в РФ разрабатываются некоторые подобные проекты, но для их успеха экономическое обоснование должно быть дополнено оборонно-геополитическим как противодействие Новому мiровому порядку США. Своей войной за мiровую гегемонию США сами создают причину для сплочения всех евразийских стран именно на антиамериканской оборонной основе и Россия как главное евразийское государство – естественный и единственно возможный лидер этого процесса*.

Если России удастся создать у себя народное хозяйство с более мудрыми и справедливыми новыми "непреложными законами" и доказать их эффективность – можно рассчитывать, что и немало других стран захотят примкнуть к такой экономической системе. (Например, премьер-министр Малайзии уже после "азиатского кризиса" 1997 года отказался следовать рекомендациям МВФ и открыто призвал ограничить валютные торги на биржах объемами, необходимыми для обезпечения импортно-экспортных потоков, чтобы воспрепятствовать действиям международных спекулянтов.) Угроза совместного отказа таких союзных стран признать нынешнюю роль и стоимость доллара может быть уздой для аппетитов мiровой закулисы.

Таким союзникам, не стремящимся превращать нас в свою колонию, может быть предоставлена возможность инвестиций в России в режиме наибольшего благоприятствования – в частности для разработки тех наших ресурсов, на освоение которых у нас недостаточно собственных средств.

Надо также учитывать, что против таких действий России будет развязана небывалая всемiрная кампания пропаганды и дезинформации по тому образцу, какой мы наблюдали в войне НАТО против Сербии. Для разъяснения своих действий Россия должна иметь свое мощное Всемiрное радио на иностранных языках и спутниковое телевидение с регулярным анализом и опровержением дезинформации.

Итак, основой внешней политики должно стать не приспособление под антихристианскую глобализацию как естественную, а несение Божественной Истины – это мощнейшее и абсолютное оружие, которое всегда достигает максимально возможной цели: посрамляет зло в глазах всех тех, кто способен видеть и слышать, и спасая всех тех, кто способен спастись. Ни один из таких людей не останется вне сферы действия этого оружия. Для тех же, кто не способен – это оружие и не предназначено, ибо они уже не способны вместить Истину.

Разумеется, перечень оздоровительных мер этим не исчерпывается и их последовательность может быть разной в зависимости от конкретных возможностей: от объема и полноты власти правителя, от степени готовности к этому общества, от контрмер враждебных сил и возможности противодействия им. Тактический учет множества подобных условий заранее непредсказуем и подобен расчету полководца, как правильно вести битву. Однако ему необходимо четко осознавать стратегическую цель, которая должна лежать в основе принимаемых им тактических решений.

Михаил Назаров, «Вождю Третьего Рима»

Литература и комментарии:


[18] Сорос о Соросе. С. 189.
[19] Бжезинский З. Великая шахматная доска. М., 1998. С. 230, 53, 72.
[20] Фукуяма Ф. Конец Истории? // Страна и мир. Мюнхен, 1990. № 1. С. 100.
[21] Шамир И. Фактор Х // Наш современник. 2003. № 10. С. 241.
[22] The New York Times. 2003. 18 oct.
[23] Richter Karl. Tödliche Bedrohung USA. Waffen und Szenarien der Globalen Herrschaft. Tübingen, 2004. S. 411.
* В сентябре 2003 года по инициативе мыслящих в этом направлении российских, греческих и индийских деятелей на греческом острове Родос был проведен Мiровой общественный форум "Диалог цивилизаций". Автор этих строк был приглашен туда по инициативе российского Фонда Святого Апостола Андрея Первозванного в качестве одного из выступающих (текст доклада "О значении России для судьбы всего мiра": www.wpfdc.com; а также: www.radonezh.ru). Доклады большинства участников из многих стран (в их числе видные общественные деятели, ученые, политики, включая бывших послов, министров и глав правительств) и обмен мнениями выявили несомненную общность интересов в противостоянии американскому глобализму, но, к сожалению, это было лишь общественное мероприятие без политических последствий. Если бы подобную инициативу проявили власти православной России на межправительственном уровне с четким определением общего противника – это могло бы дать и конкретные геополитические результаты.