Русская Идея

Осуществление всей совокупности этих мер будет изменением всего общественно-политического строя в России, возвратом к ее историческим корням и духовным ценностям. И эти ценности вождь Третьего Рима должен изначально иметь в виду. В общем виде они уже достаточно отражены в нашей книге. Систематическое и детальное их описание должно составить Основной закон должного Российского государства, то есть: описание его назначения, происхождения и устройства его властных структур.

Не ставя себе сейчас задачей создание такого детального Основного закона (многие его верные положения отражены как в дореволюционном законодательстве, так и, например, в работах И.А. Ильина "Основы государственного устройства" и "Проект Основного закона России", в программах Российского христианского державного движения и движения "Держава" 1995 года и др.), уделим внимание его основным принципам, которые подвергаются наибольшему искажению господствующей ныне демократической идеологией.

Основной закон должен начинаться с определения исторического Российского государства как удерживающего Третьего Рима. Его цель: защита добра и противодействие злу во всех сферах жизни, что возможно только на основании истинной идеологии, соответствующей Закону Божию. Поэтому источник верховной власти должен быть не в демократической воле народа, не в способностях избранного меньшинства (аристократия), а в Боге и в служении воле Божией. Власть, служащая иной цели (или не имеющая "никакой" государственной идеологии), может быть только разрушительной. Международные законы, не соответствующие учению Церкви, не признаются Россией.

В идеале верховная власть, служащая Богу, должна быть православной монархией, сочетающей на принципе симфонии государственную и духовную власть. Православная Церковь признается государственной конфессией, неотделимой от истории, государственного устройства и цели Третьего Рима. Остальные конфессии имеют свободу в своей деятельности, за исключением антихристианских и человеконенавистнических, которые запрещаются.

Установление монархической формы правления, однако, возможно только после подготовки здорового правосознания общества, которое должно уяснить суть православной монархии как освящаемой Богом власти, наиболее благоприятной для защиты от сил зла. Для этого на переходный период необходим полновластный Правитель, решительно ограничивающий разгул зла в жизни страны и поощряющий все ростки добра – в этом смысл национальной диктатуры переходного периода, за которую выступали практически все мыслители русской эмиграции (от Ильина до Франка).

Такой Правитель может быть призван Всероссийским Земским Собором – то есть лучшими представителями всех общественных сословий и национально-культурных автономий, в совокупности выражающими волю лучшей части народа. Чтобы она соответствовала воле Божией, подготовка, созыв и работа такого Собора должны осуществляться при активном участии Православной Церкви.

Созвать такой Собор невозможно на основе партийно-демократической системы и нынешнего избирательного законодательства. Для выделения лучшей части народа, выражающей его истинные и важнейшие интересы (в отличие от западной демократии, основанной на арифметическом большинстве голосов манипулируемых обывателей), чрезвычайно важно предварительно создать в обществе такую его структурную организацию, которая ограничивала бы влияние денежной власти (в том числе иностранной), действующей через финансируемые политические партии и СМИ, и обезпечивала бы ступенчатое выдвижение снизу вверх тех лучших людей, о которых писал И.А. Ильин.

Такой структурой, успешно опробованной и в Европе в 1930-е годы с целью ограничения влияния международных финансовых кругов, является корпоративный принцип организации общества, не раздробляющий его по классовому (как у марксистов) или по партийному (как при либеральной демократии) признаку, а соединяющий разные классы по принципу социально-трудовому. Корпорация в данном случае означает производственно-отраслевое объединение людей по их месту на службе обществу; разные корпорации выполняют столь же взаимно необходимые функции в обществе, как органы одного тела. (См. в главе I.)

Органическая корпоративно-сословная организация общества существовала еще в Московской Руси и ее восстановление (вместо Государственной Думы – партийного парламента западного образца) считал необходимым Л.А. Тихомиров в начале ХХ века: «Разнородность слоев... требует, чтобы каждый из этих слоев был организован в особую корпорацию, но чтобы имелась и общая для всех организация, объединяющая их в том, где они являются сотрудниками одного целостного дела»[24].

В 1930-е годы, наблюдая социально-экономические успехи корпоративизма в Европе, его считали желательным для России и монархисты (как И.А. Ильин), и социал-демократы (как Г.П. Федотов). При этом они видели в корпорации не только функцию защиты интересов данной группы трудящихся перед государством, но и функцию гармонизации социально-экономической жизни всей страны – вплоть до законодательного уровня (корпоративный парламент).

Верховным органом, в котором представители корпораций обладают правом законодательной инициативы, и может быть Всероссийский Земский Собор. Его состав должен определяться на основе ступенчатых выборов снизу народных представителей как по описанному производственно-корпоративному принципу, так и по национально-пропорциональному. Правом активного (быть избранным) и пассивного (голосовать) участия в выборах наделяется не все население, а его нравственно здоровая и образованная часть, для чего вводится ценз: возрастной (например, 21 год), социально-ответственный (наличие семьи, постоянной работы, отсутствие судимости и т.п.), для выдвигаемых представителей – еще более зрелый возраст и сдача строгого образовательного экзамена. Голосование должно быть обязательным, чтобы активное меньшинство не могло исказить народное мнение.

По образцу преодоления смуты в 1613 году, такой Собор является единственной легитимной инстанцией, правомочной восстановить монархию и призвать на престол законного Государя, когда и если для того будут созданы необходимые условия. На переходный же период первый Собор призывает национального Правителя, а также в помощь ему создает из своих членов, с правом кооптации авторитетных деятелей общенационального масштаба, постоянно действующий Государственный Совет с правом законодательной инициативы. Половина членов Государственного Совета предлагается Всероссийским Земским Собором и одобряется Правителем; другая половина предлагается Правителем и одобряется Собором (и в том и в другом случае возможны отводы кандидатур). Точно так же определяется состав Верховного суда и других органов (например, Контрольно-ревизионной палаты, Совета старейшин и др.).

Число органов власти должно быть как можно меньшим, их структура простой, их деятельность обозримой. Срок полномочий власти Правителя и всех создаваемых Собором органов должен быть достаточно большим (например, 10 лет), чтобы они могли думать не о том, как понравиться народу для переизбрания, а о том, как лучше справиться со своими обязанностями. Все несут ответственность за результат своей работы. Досрочное лишение полномочий членов всех органов власти принадлежит только Правителю по представлению большинства членов Собора. Досрочное отстранение от власти Правителя возможно только за нарушение закона по представлению большинства членов Собора, с одобрения Священного Синода и требует решения Верховного Суда.

Исполнительная власть, начиная с Совета министров и до губернаторов, назначается верховным Правителем и подчиняется только ему. На более низких (ниже губернского) уровнях исполнительной власти должно сочетаться назначение местного руководителя сверху с одобрением местными структурами самоуправления, избираемыми на том же принципе, что и Всероссийский Земский Собор, на основе низовых территориально-корпоративных и национально-пропорциональных структур.

Федеративное устройство, введенное большевиками чисто в пропагандных и антирусских целях и означающее договорные отношения как бы "суверенных" частей государства с центральной властью, не соответствует историческим реалиям и потребностям России как целого. Огромные размеры и многонациональность Российского государства требуют единой для всей страны унитарной структуры власти. Центральные и местные органы власти должны обезпечивать национально-религиозные потребности меньшинств в виде их всероссийской культурной автономии. Их интересы учитываются также во Всероссийском Земском Соборе, где они представлены строго пропорционально своей численности (это лишит их оснований для жалоб на несправедливость и чье-либо засилье в решении национального вопроса).

Таким образом, в конкретном управлении государством верховная власть (как в идеале – при монархии, так и в переходно-подготовительный период власти Правителя) пользуется всеми активными силами общества и элементами власти: как аристократическими (отбором лучших людей-администраторов), так и демократическими (гласом лучшей части народа). Тихомиров считал такую «сочетанную власть» признаком настоящей православной монархии, в которой разные ветви и элементы власти существуют только функционально, но не могут быть независимыми от служения единой национальной идее.

Народное хозяйство Третьего Рима является многоукладным; форма собственности (государственная, муниципальная, частная, в том числе кооперативная и др.) должна зависеть от того, насколько та или иная форма соответствует интересам всего народа и главной цели государства в данных конкретных условиях.

Земля и недра, не созданные ничьим трудом, а дарованные Богом всем, являются общенародным достоянием. Они могут передаваться в частное пользование на условиях долгосрочной аренды при условии взаимовыгодного соблюдения общенациональных интересов. Земля сельскохозяйственного назначения может передаваться тем гражданам, кто ее обрабатывает, с правом пожизненного наследуемого владения, но без права продажи (это может осуществляться лишь в особо благоприятных и безопасных условиях под контролем государства).

Бюджет государства должен складываться в основном из доходов ведущего государственного сектора экономики (добыча и обработка природных богатств, транспорт, связь, оборонная промышленность, монополия торговли спиртными и табачными изделиями, банковское дело и др.), а также из внешнеторговых пошлин и внутренних налогов на богатый социальный слой (на недвижимое имущество, умеренный налог на предпринимательскую деятельность, при низком подоходном налоге с населения, вплоть до его отмены).

Гражданство Третьего Рима является почетным и обязывающим: права гражданина неотделимы от его обязанностей. Чувство общенациональной солидарности начинается с осознания, что индивидуум не в состоянии рождаться и развиваться без помощи других людей и всего общества. Выход из гражданства и эмиграция разрешаются при компенсации эмигрантом затрат из общегосударственных фондов потребления. Двойное гражданство не допускается.

Разумеется, на переходный период государственное строительство также должно зависеть от конкретных условий. Здесь намечены лишь общие контуры и принципы. Многие конкретные части законодательства можно сразу заимствовать из Свода Законов Российской Империи, который после переработки должен быть восстановлен как наше историческое достояние (своды своих законодательств берегут в этом качестве все уважающие себя народы).

Границы Российского государства должны быть уточнены в переходный период посредством свободного волеизъявления всех территорий незаконно расчлененного русского народа и других народов, желающих восстановить единство с Третьим Римом (см. главу IX). Они имеют на это полное право, так как нынешние границы РФ установлены незаконно (в противоречие с внутренними и международными законами) и нарушают волю десятков миллионов людей. В переходный период все бывшие союзные республики СССР должны окончательно согласовать с Россией вопросы границ, гражданства, языка, обезпечения прав.

Михаил Назаров, «Вождю Третьего Рима»

Литература и комментарии:

[24] Тихомиров Л.А. Монархическая государственность. Буэнос-Айрес, 1968. С. 527-528, 530.