Русская Идея

Тайна описанного в нашей книге мiрового заговора основана на совпадении греховных целей мiровой финансовой власти с греховной природой падшего человека, которую эта власть поощряет и легализует с целью финансового контроля над человечеством. В этом суть и уникальная сила того, что апостол Павел назвал "тайной беззакония". Эта тайна понятна лишь тому, кто стоит вне ее, – то есть она более всего понятна православному человеку. И эффективное сопротивление "тайне беззакония" возможно только на основе православного знания о духовном устройстве мiра и о смысле истории. Тем более в нынешнее предапокалипсическое время государственные деятели (политики, экономисты, дипломаты, военные стратеги), лишенные православного знания, – профессионально непригодны.

Православная государственность пала в феврале 1917 года не потому, что "изжила себя", а потому, что ведущий слой нашего народа перестал понимать и ее суть, и обманные посулы ее врагов. Только она может воссоздать благоприятные условия жизни для русского народа – учитывая его национальный характер со всеми достоинствами и недостатками. Иначе наши беды будут продолжаться – то есть обманутые сегодня (сторонники "демократии") будут бороться с обманутыми вчера (коммунистами) за место у руля.

Нередко возражают, что после десятилетий атеистического диктата не так много людей разделяют православное понимание призвания России. Но ведь главное – истинно ли это понимание. Для тех, кто в этом убежден, – другого пути воссоздания России быть не может: все другие варианты будут развиваться по "закону смерти". Именно поэтому, если мы хотим воссоздать Российскую Империю – ее государственная идеология не может не быть православной. Хотя путь к этому сейчас небывало труден.

В виде исходной точки повторим: невозможно сопротивляться "тайне беззакония", принимая ее правила игры. Может ли на земле установиться мир и благоденствие, если чем дальше, тем больше зло в мiре будет нарастать, используя все более мощные научно-технические средства? Апостол Павел рисует такую картину духовного состояния человечества в последние времена: «Люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся. Таковых удаляйся» (2 Тим. 3:1–5).

В следовании этому совету апостола и заключается наша спасительная автаркия: надо удалиться от греховного самоубийственного мiрового развития, выйти из системы глобально насаждаемых "непреложных законов". Это максимально возможная самодостаточность и самоизоляция от опасных внешних влияний при опоре на собственные силы и средства – без ущерба для развития всех полезных взаимоотношений с внешним мiром.

Автаркия – это не бегство от реальности, не национальная гордыня и не мракобесная утопия, а необходимая государственная оборона, основанная на православном учении о сопротивлении злу. Ведь мы обязаны не только бороться с внутренним злом лично в себе, но и ограждать себя и своих близких, свой народ от внешнего зла как в открытых войнах – силою оружия, так и в скрытых – силою законодательства. Такая государственная идеология ставит своей целью защиту добра и противодействие злу во всех сферах общественной жизни: законодательстве, экономике, культуре, религиозной жизни. Причем степень ограждения от зла должна зависеть от степени его нарастания.

Россия уже не раз расплачивалась за непринятие своевременных оградительных мер от внешнего зла – и ересью жидовствующих (добравшейся до первоиерарха и царского двора), и Смутным временем (когда бояре возжелали себе шляхетских вольностей), а в петербургский период Россию вообще захлестнула западная апостасийная волна, приведшая к разложению правящего слоя и сокрушению внешними силами самой православной монархии. Нашему народу пришлось весь ХХ век учиться истине от обратного, на своих ошибках и небывалых жертвах.

Тем больше опасность сейчас, когда "тайна беззакония" завершает свою мiровую войну за земное господство – времени на опамятование после очередной ошибки у нас уже не останется. Чем больше беззаконие утверждается в окружающем мiре, ведя явную войну против России всеми средствами, тем больше необходимо ограждать от него все сферы нашей внутренней национальной жизни – если мы не хотим исчезнуть как православная цивилизация, так и не выполнив своей последней миссии.

Это главное, что должно побуждать нас к автаркии, а не якобы природная "неконкурентоспособность" российской экономики из-за сурового континентального климата и огромных расстояний (бόльшие, чем в других странах, затраты на строительство и отопление зданий, бόльшие энергоемкость производства и транспортные расходы). На этом А.П. Паршев построил свою популярную книгу "Почему Россия не Америка", недостаток которой в том, что свой анализ он ограничил только чисто материальными показателями, финансово-экономическими сравнениями и ценностями, оставив без внимания интеллектуальные и духовные*.

Он упустил из виду, что даже "конкурентоспособность" экономики может быть повышена как наиболее дорогостоящим сегодня интеллектуальным и наукоемким "товаром", независимым от климата и энергозатрат (так выбилась вперед Япония, не имеющая сравнимых с нами природных ресурсов), так и аскетизмом материальных потребностей и бόльшим трудолюбием населения, то есть иной иерархией жизненных ценностей. Причем не навязываемой, как при тоталитаризме, а сознательно выбираемой как достойный православный образ жизни, в котором труд считается более важным и желанным, чем "лежание под пальмой". Не случайно русские монастыри даже на севере имели процветающие хозяйства (соловецкие монахи на своих холодных каменистых островах выращивали южные овощи и фрукты). Этот духовный ресурс в России всегда был высоким, чем и объяснялось ее могущество как мiровой державы.

Нынешняя российская неконкурентоспособность в сравнении с развитым Западом имеет главной причиной не климатическую, а политическую – паразитический экономический механизм Нового мiрового порядка, в котором нет места для равноправных экономических отношений мiровой закулисы и ее главной военной базы (США) с остальным мiром. Невозможно соперничать с изготовителями доллара, если соглашаться принимать его за мiровую валюту. Напомним: США импортируют товаров на сумму, на 500 млрд. долларов в год превышающую американский товарный экспорт, покрывая разницу экспортом бумажных и электронных (виртуальных) долларов.

Автаркия в экономике необходима для обороны страны от экономической эксплуатации этим мiровым механизмом. Но это не означает полного прекращения внешней торговли. Принцип состоит лишь в том, что: 1) если наша страна имеет возможность производить определенные товары – она должна отдавать предпочтение их отечественному производству; 2) ее экономические законы, приоритеты, цены, рентабельность производства должны соответствовать не так называемым "мiровым ценам" на основе чисто денежной выгоды, а внутренним условиям и потребностям с учетом социальной, политической, оборонной, нравственно-духовной "выгоды" того или иного производства для страны; 3) открытость внешнему мiру должна иметь различные степени в зависимости от степени зла в той или иной стране.

Открытие же рынка в результате вступления в ВТО стало бы отказом России от экономических средств обороны и гибелью многих "нерентабельных" отраслей. А ведь они имеют огромное значение для поддержания жизни всего народного организма. Конкуренция в таких отраслях мыслима только между отечественными производителями, при протекционизме во внешнеэкономической сфере.

Заметим, что мiровая закулиса разрушает национальные суверенитеты государств, намеренно делая их экономически зависимыми от общемiровой экономики. Зачем производить свои "дорогие" и "неконкурентоспособные" автомобили (самолеты, телевизоры, продовольствие), если все это можно "дешевле" купить за границей? (Даже Паршев согласен на импорт дешевых американских куриных окорочков, если их облагать высокими таможенными пошлинами.) Международное разделение труда может быть полезным, только если просчитаны все внутригосударственные последствия от замещения отечественной продукции дешевой импортной.

Свободная же конвертация рубля в слабой экономике, ориентированной на экспорт, заставляет даже такие наши преимущества, как ресурсы и умы, работать лишь в отрыве друг от друга на мiровую экономику по ее законам, а рубль, привязанный к доллару, обслуживает его, являясь его тенью.

Для исправления такого колониального положения надо перейти на другие правила игры. Необходимо привести все отмеченные выше слагаемые нашего уникального потенциала во взаимодействие на основе своей валюты и внутренних критериев эффективности, пробудить к самостоятельной жизни тем сочетанием рыночных средств и государственного управления, которое используется всеми независимыми государствами в условиях чрезвычайного положения.

Для этого правительство должно оперировать не только монетарными критериями, они не первичны, недостаточно характеризуют состояние национального организма и могут приводить даже к абсурдным выводам, например, что укрепление рубля "портит" экономические показатели. Необходима комплексная оценка всех потребностей нации, материальных, оборонных и духовных, для чего следует исходить из здравого смысла с учетом недружественного окружения более сильными конкурентами и даже врагами.

Правители СССР это понимали – но при ложных государственных потребностях и целях: их принудительная экономика служила безбожной идеологии, которую прежде всего и защищала их автаркия. В Третьем Риме экономика должна служить его удерживающей миссии. Она должна быть не директивной, а регулируемой государством на основе свободной инициативы и общенациональной солидарности. Государство должно создать русским предпринимателям такие условия, чтобы их честность и патриотизм не вели к проигрышу в соревновании с нехристианским нахрапом.

Вообще в традиционном российском хозяйствовании никогда не преобладал голый рыночный расчет, оно мотивировалось духовными ценностями: «Не собирайте себе сокровищ на земле» (Мф. 6:19), ибо они тленные и могут уводить от обретения истинного сокровища: жизни вечной. Считалось грешным использовать свое богатство на цели, не угодные Богу. Владелец имущества и богатства должен считать себя их временным распорядителем, обязанным дать ответ перед Богом за верное пользование богатством. Столь нестяжательная мораль стала размываться еще до революции, что стало одной из ее причин. Коммунисты паразитировали на этих особенностях российского хозяйственного уклада, в чем-то доведя его до абсурда (принудительные колхозы), а в чем-то наполнив противоположным содержанием (требуя жертвенности ради построения "рая на земле").

Поэтому надо начинать с уточнения статуса экономики: необходим отказ от обожествления ее как идола и возвращение ее служебного назначения. К сожалению, большинство российских экономистов мыслят в рамках "непреложных законов" мiровой закулисы, не находя смелости обратиться к здравому смыслу. Но ведь цель экономики – обезпечить народу достойное существование, исходя из имеющихся условий, а не выполнять созданные Западом "прогрессивные" (для его целей) предписания. Они не могут быть одинаковыми для всех, ибо все страны имеют разные государственные цели, разных противников, разные ресурсы и географические условия, да и "прогресс" понимают по-разному.

Четверть века назад автору этих строк довелось участвовать в продолжительной беседе с отцом послевоенного германского "экономического чуда", О. фон Нелл-Брейнингом. Отвечая на вопрос о желательности для будущей России той или иной экономической модели, он заметил: «В период процветания страны можно позволить себе многое, можно выбирать то или иное решение, но в случае крайней нужды есть только одна единственная возможность спасти свое существование... Есть ситуации, в которых рационирование продуктов питания является совершеннейшей безсмыслицей. Но с тех пор, как существует мiр, в осажденной крепости всегда прибегали к рационированию продуктов питания, чтобы не получилось так, что сильные возьмут себе все, а слабые погибнут... Следует каждый раз искать оптимальный синтез. Не поддавайся искушению отдать предпочтение одному или другому решению только потому, что ты сам лично склонен к индивидуализму или коллективизму... Спрашивай себя лишь, что наилучшим образом соответствует требованиям ситуации, перед которой тебя поставил Господь Бог в данный конкретный момент»[3].

Привожу этот совет лишь для тех, кто привык искать пророков в чужом отечестве, хотя столь элементарное здравое суждение в России можно услышать и от простого крестьянина. Ниже приводятся очевидные конкретные меры в тех областях, где наиболее назрела необходимость принятия таких решений. Тактическая последовательность этих шагов может меняться в зависимости от конкретных условий.

Михаил Назаров, «Вождю Третьего Рима»

Литература и комментарии:


* Паршев А.В. Почему Россия не Америка. М., 2000. Кроме того, автор не учитывает ни духовных особенностей тоталитарного строя СССР, часто приводя его как положительный пример в экономических решениях (и забывая об их цене в десятки миллионов человеческих жизней), ни отношения Запада к большевикам («после 1917 года и вплоть до 1928 года [западные страны] с нами старались не торговать», пишет он, – хотя именно в этом тогда была главная цель Запада). Недооценивает Паршев и нынешние глобальные политические цели мiровой закулисы: она, сколько бы это ей ни стоило, уже не позволит ни России выходить на международный рынок с выгодной для нее продукцией, ни странам Восточной Европы вернуться к России (что, по мнению Паршева, неизбежно по той же причине их "климатической неконкурентоспособности"). В его бестселлере нам кажется приемлемой лишь общая мысль о том, что России нужно «не "разумное включение в мiровую экономическую систему", а разумное дистанцирование от мiровой экономической системы».
[3] Посев. Франкфурт-на-Майне, 1981. № 5.