Русская Идея

Эро игровые автоматы в голдфишка меня очень повеселили.

Разумеется, в рыночной экономике есть свои законы, например, зависимость цены на товар от издержек, от спроса и предложения; закон циркуляции денег и т.п. Но это не означает оправданности всех "законов" западной экономической системы, диктуемых мiровой закулисой по праву сильного. Для построения здоровой национальной экономики необходимо отличать одно от другого. А для этого будет нелишним начать с определения того, что такое экономика.

В русском языке для этого есть более понятное слово – хозяйствование. Это организованная совокупность всех видов деятельности людей в рамках их взаимосвязанных жизненных интересов. Однако формы этой организации могут быть очень разными. Ведь экономика – часть общей культуры той или иной цивилизации с ее пониманием смысла жизни. Вся история человечества, вопреки марксистскому учению, показывает нам, что не "производственный базис" и его "производственные отношения" определяют мiровоззренческую "надстройку", а наоборот: мiровоззрение народа определяет цель хозяйствования и его систему.

Здесь возможны две принципиально противоположные экономические модели: 1) когда цель цивилизации состоит в служении Замыслу Божию; 2) когда цивилизация ориентирована на материальное господство над земным мiром – а значит, служит замыслу главного противника Бога.

1. Первая модель в наиболее совершенном виде представлена в православном хозяйствовании: это обезпечение достойной жизни каждому члену общества с осознанием того, что главные ценности, которые накапливает человек во временной земной жизни, – не материальные, а духовные, необходимые для вхождения в жизнь вечную, которыми и измеряется итог его жизни. Назначение такой экономики – облегчать достижение этой цели как можно большему числу людей. Денежная прибыль является не конечным результатом, а средством для жизнеобезпечения и развития хозяйства, в котором помимо товарно-денежных ценностей, есть вышестоящие духовные, определяющие мотивацию труда и братское распределение его результатов. Труд в такой модели является средством духовного самовоспитания человека и его служения Богу и ближнему. При этом немыслимы ни эксплуатация, ни ростовщичество (запрещенное Вселенскими Соборами в первые века христианства). Такая экономика уважает красоту Божия творения, не разрушая его, а охраняя и встраиваясь в него, тем самым хозяйствующий человек становится соработником Богу.

Первоначально подобный подход отчасти существовал и на средневековом Западе, особенно до его откола от Православия. Да и позже, вплоть до Реформации, западная церковь применяла к экономике нравственные ограничения.

2. Противоположная модель экономики, ориентированная на материальные ценности как важнейшие, проявилась в последние века в двух родственных разновидностях: а) капиталистической и б) коммунистической; хотя они во второй половине ХХ века и соперничали друг с другом, но лишь за власть над земным мiром.

2-А. Капиталистическая модель возникла в результате реформации западного христианства иудаизмом, "освятившей" стяжание богатства как признака "богоизбранности". По мере дехристианизации Запада идеологи этой модели все больше забывали о Боге и ориентировались на построение "земного рая" для избранного меньшинства за счет эксплуатации большинства. Главной ценностью в такой экономике стало служение не Богу, а рогатому золотому тельцу. Провозглашенная свобода совести превратилась в свободу безсовестного обогащения. Труд в такой модели является формой эксплуатации неимущего большинства имущим меньшинством. Жизнь, труд, земля, хозяйство, семья, нация становятся рыночными категориями, подчиненными деньгам: все имеет денежную цену. Абсолютные духовные ценности вытравляются как помеха денежной власти.

Такое общество представляет собой пирамидальную иерархию с подразделением на разные слои по уровню богатства (вплоть до полной нищеты на низах). Охранению власти богатого меньшинства служит экономический механизм, в котором капиталы посредством ростовщичества умножают сами себя, оставляя неимущую часть общества вне конкуренции. К тому же в ХХ веке узкий круг "богоизбранных" банкиров добился безконтрольного права на эмиссию мiровой валюты и утвердил манипулятивные законы биржи. Тот, кто принимает эти законы за истину, автоматически ставит себя в подчиненное положение. А другой экономической системы в "свободном мире" просто нет.

В итоге эта система, ориентированная на постоянный рост потребления и потому расточительная, ведет и к деградации населения, и к истощению и разрушению планеты.

2-Б. Коммунистическая модель также возникла под влиянием иудаизма. Однако понятие "богоизбранности" было перенесено Марксом (внуком раввина) с еврейства на пролетариат. Таким образом, марксистская модель стала всего лишь уравнительной модификацией капиталистической модели максимального роста. Она провозгласила построение "земного рая" – только для пролетариев – посредством жесткой регламентации всей жизни и сведения ее к экономике как основе всего. Это означало исключение свободы хозяйствующего субъекта и принудительное превращение его в винтик единой экономической машины. Труд в такой модели, где единственный работодатель – государство, становится средством контроля над народом. Для этого также требовалось подавление вышестоящих ценностей – духовных. Вместо уважения к Божию творению такая экономика замахивается на его рациональную переделку.

Впрочем, к концу ХХ века и капиталистическая экономика стала преобразовываться в тоталитарную, принимающую открытый богоборческий характер. Выше уже приводилось высказывание Ф. Фукуямы о необходимости борьбы либеральной рыночной демократии с религиозными нормами и ценностями, «потому что они вступают в противоречие с экономической целесообразностью». Более всего подавляется Православие как религия, разоблачающая истинного врага человечества и его служителей.

Такова оказалась общая почва для конвергенции капитализма и коммунизма, которую в годы Холодной войны пропагандировали некоторые западные идеологи (а в СССР – академик А. Сахаров).

В каждой из трех рассмотренных экономических моделей для достижения поставленной цели вырабатываются свои "непреложные законы", которые могут быть прямо противоположными. Например, отношение к частной собственности. (Приводимые ниже характеристики относятся к идеалам в указанных моделях, хотя на практике случается и их частичное смешение в виде гибридов.)

– В православном хозяйствовании инстинктивная частная собственность признается из уважения к свободе человека как инструментальное продолжение его индивидуального тела, но не абсолютизируется. Собственность – одно из средств служения Богу и общенациональным целям и нравственно обусловлена таким служением; греховное злоупотребление ею не допускается. Поэтому владение частной собственностью как частью Божия творения связано с ответственностью и требует соответствующего воспитания.

– В иудаизированной капиталистической модели обладание собственностью освящается как главное право и достоинство человека, а также освящаются недопустимые для христианина способы приобретения собственности и пользования ею – в ущерб и делу спасения людей, и Божию творению. Такая безответственная собственность становится узурпацией не принадлежащего человеку права на творение и его похищением у Бога.

– В коммунистической модели частная собственность запрещается вместе с личной свободой как "первопричина зла", но практически все государство, включая людей, становится безконтрольной собственностью властителей. Это тоже узурпация не принадлежащих власти прав на творение.

Или можно взять другой критерий – роль денег в каждой из этих экономических моделей:

– В православном хозяйствовании деньги изначально играют роль неизменной и подконтрольной государству меры ценностей, товаров и услуг, служащей для их эквивалентного обмена. Они не могут стать высшей ценностью в жизни православного общества, поскольку таковой признается спасение к жизни вечной. Однако заработанные человеком деньги расширяют его возможности действия, могут служить средством помощи ближнему и общенациональной благотворительной деятельности.

– В иудаизированной капиталистической модели деньги не являются неизменной мерой ценностей и не подконтрольны государству. Они становятся монопольным инструментом властвования банкиров, которые присвоили себе право изготовления денег "из ничего" и пускания их в рост. Инфляция, то есть обесценение денег, – скрытый прием налогообложения. По цитированному в главе I признанию Аттали, «деньги оказываются высшей формой организации человеческих отношений». Для банкиров-изготовителей это одновременно и средство контроля над населением, и инструмент построения Нового мiрового порядка, и объект поклонения (золотой телец) власти "князя мiра сего".

– В коммунистической модели деньги играют примерно такую же роль меры ценностей, как в православной экономике, но при тоталитарно-административном строе они далеко не всегда отражают реальную стоимость. Кроме того, они (как и в иудаизированном капитализме) используются властью как инструмент контроля и даже насилия над людьми, имеющими единственный, государственный, источник доходов.

*   *   *

Итак, коммунистическая модель, допущенная мiровой закулисой для разрушения православной России, выполнила свое предназначение и, будучи нежизнеспособной, демонтирована и списана в архив истории. Но ни православная (что было бы оздоровительно), ни даже провозглашенная капиталистическая модель вместо нее не появились.

Экономика посткоммунистической РФ вообще не является экономикой, то есть системой хозяйствования, а лишь системой непрерывного перераспределения, точнее разграбления российских общенациональных (накопленных ранее) и природных богатств мафией с моралью "Шулхан аруха" в союзе с бывшими номенклатурщиками и иностранным капиталом. Насаждение западных "непреложных рыночных законов" является лишь ширмой для этого разграбления, ибо рыночной экономики в РФ нет. Ее нет хотя бы уже потому, что правящий слой и "избранное меньшинство" совсем не рыночными способами безнаказанно присваивают миллиарды долларов, а нищенствующее большинство выживает внерыночным натуральным хозяйством.

В РФ нет даже независимой финансовой системы: все экономические расчеты, в том числе планирование государственного бюджета, биржевые котировки, не говоря уже о торговых ценах на товары длительного пользования, выражаются в "надежной и неподверженной инфляции валюте", стыдливо именуемой "у.е.". Обменный курс доллара по отношению к рублю завышен в несколько раз для выкачивания из России ресурсов (по данным ООН и Госкомстата, в 2003 году реальный курс на основе покупательной способности составлял 9 рублей за доллар, а не 30 рублей).

Стоимость же накопленных внутри РФ долларов по официальному обменному курсу превышает стоимость рублевой денежной массы, обслуживающей хозяйственный обмен. (Напомним: у населения и государства вместе накоплено не менее 150 млрд. долларов, а может быть, и больше: согласно заявлению Федерального резервного банка США, во всем мiре в обращении находится «560 млрд. наличных долларов, из них 70 % за пределами США и прежде всего в России»[18]). Даже если принять первую цифру, эта сумма в два раза превышает госбюджет РФ (78 млрд. долларов в 2003 году) и составляет почти половину официально рассчитываемого ВВП страны. Эти доллары используются как средство накопления в РФ, но в российской экономике не работают; это значит, что половина денежных средств РФ работает на безпроцентное кредитование экономики США, то есть снабжает ее реальными ценностями на эту сумму. Долларовая опухоль разрастается подобно раковой, высасывая из российской экономики огромную часть ее сил.

Выпускаемые для всего мiра доллары вообще являются универсальным и абсолютным оружием для господства над планетой со всеми ее природными и интеллектуальными ресурсами, которые гигантским долларовым насосом выкачиваются в США. Это оружие изготовляется чрезвычайно легко и дешево (в электронном виде – нажатием пальца на клавишу компьютера американского ЦБ: Федеральной резервной системы (ФРС); сумма электронных долларов в мiровом обращении в сотни раз превосходит сумму наличных), по мiру ходит и множество ценных бумаг, номинированных в долларах, причем, как в детских играх на фантики, богаче всех будет тот, кто эти фантики изготовляет. Он же получает огромный доход и от того, что предоставляет фантики в долг под проценты.

Это оружие, навязанное в результате Мiровых войн как средство международных платежей, заставляет все взаимосвязанные с США экономики других развитых стран опасаться крушения доллара, ибо это вызовет обвал всех мiровых бирж (в расширении такой взаимозависимости – одна из целей глобализации). Чтобы мiровой спрос на доллары не падал, потребность в них поддерживается экспортом политической и экономической нестабильности в другие страны: чем неустойчивее их экономика и валюта, тем больше потребность в "надежных" долларах. Аргентине предлагался даже полный отказ от собственной валюты и переход на доллары. Это оружие особенно безотказно действует на компрадорские правящие слои стран Третьего мiра и РФ: они заинтересованы в устойчивости доллара, ибо от этого зависят их личные состояния.

Тем самым доллар США, вопреки его необезпеченности собственными реальными ценностями (это признается и многими честными экономистами-демократами, но они не видят выхода из создавшейся всеобщей взаимозависимости), обезпечивает себя круговой порукой всех алчных местных "элит" планеты. Мiровая закулиса ни за что не даст никому выбить из своих рук столь универсальное оружие, пойдя в случае необходимости на любые контрмеры, вплоть до войны. Доллар (бумажная "иконка" золотого тельца*) – главное оружие для построения земного царства антихриста, которое, как нам открыто в Священном Писании, будет построено к концу истории; значит и доллар сохранится до конца, точнее – столько, сколько у мiровой закулисы будет существовать необходимость в нем. Вот в чем его "надежность" для пользователей, а не в его реальной ценности.

Разумеется, эмиссия доллара находится под контролем еврейских банкиров, которые тем самым создали уникальный инструмент контроля мiровых финансов. «Американские евреи участвуют на самом первом месте в рождении американского капитализма и американизации мiра», – пишет еврейский банкир Ж. Аттали и оправдывает ростовщичество тем, что «давать в деньги в рост – это в интересах должника, так как это заставляет его принимать рациональные решения, тогда как давать деньги без процентов искажает экономические расчеты». Главное же (что более подробно показано в главе I), сам Бог «просил Авраама быть богатым, чтобы служить Ему»[19]. При таком отождествлении ростовщичества с "божиим заданием" не будет преувеличением истолковать и надпись на долларе "In God we trust" не как "Мы верим в Бога", а в виде известного каламбура – "Ради [своего] бога мы занимаемся ростовщичеством " (глагол trust означает также: давать в кредит).

Таким образом, вполне точным можно считать ироничное (а может быть, и нет) замечание одного из еврейских авторов: «Победа еврея не в том, что его банк могущественнее, а в том, что вообще существуют банки: ибо это изначально их мiр, созданный ими согласно их натуре. Звон денег – еврейский гимн, и каждый поющий его – поет осанну им, и сам становится одним из них»[20].

Напомним также, что и заповеди Второзакония евреи понимают в самом буквальном, националистическо-материальном паразитическом смысле (а не в прообразовательно-духовном – как это принято у христиан): «Иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост, чтобы Господь, Бог твой, благословил тебя во всем, что делается руками твоими, на земле, в которую ты идешь, чтоб овладеть ею... И будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы» (Втор. 23:20; 28:12); и «достояние народов придет к тебе... сыновья иноземцев будут строить стены твои и цари их – служить тебе... Ибо народ и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся» (Ис. 60:5, 10–12).

Паразитическая суть еврейско-американской экономики откровенно признана в "Стратегии национальной безопасности" США (1994): «Процветание нации зависит от усилий за ее пределами». Это положение повторяется в каждой новой версии этого документа, например, в 1996 году: «Все американские стратегические цели... достигаются путем расширения числа демократических государств с рыночной экономикой»[21], поскольку так называемый "свободный рынок" означает прежде всего свободу для сильного. «Устанавливая демократию в других странах, США помогают самим себе»[22], – заявил президент Клинтон.

Почему США заинтересованы в рыночно-демократической глобализации, нам правильно объясняет и Сорос:

«Чтобы понять, почему рыночный фундаментализм и американская гегемония тесно связаны друг с другом, важно осознать, что глобальные рынки приносят выгоду странам, находящимся в центре международной рыночной системы, в особенности США. Финансовые рынки "всасывают" большую часть сбережений и прибыли, создаваемых в мiре, перекачивают их в центр, откуда они затем вновь отправляются на периферию либо непосредственно через финансовые инструменты вроде акций и облигаций, либо опосредованно через транснациональные корпорации. Центр является поставщиком финансовых и всех прочих услуг, начиная от информации и высшего образования и заканчивая развлечениями, и одновременно "базой" для большинства транснациональных корпораций. Поэтому он получает львиную долю всех доходов... Главной резервной валютой является доллар, а все существующие международные финансовые учреждения находятся под влиянием США и других стран, образующих центр международной рыночной системы. Именно они определяют политику»[23].

Американские политики, финансисты и бизнесмены прекрасно сознают эту общую цель и действуют единым фронтом в правительстве, Конгрессе, руководстве финансовых структур и транснациональных корпораций с постоянной ротацией управляющих кадров между ними. Это также дает США преимущество в международной конкуренции.

При этом западная экономическая система строго соблюдает разделение труда: примитивные виды деятельности, связанные с физическим трудом и грязными производствами, выводятся в страны Третьего мiра, тогда как наукоемкие и информационные технологии являются монополией США: они при всем желании не могут быть использованы в бедных странах из-за отсутствия там инфраструктуры для их применения. Даже Япония и Европа встроены в систему этой иерархии не как равноправные партнеры мiрового политэкономического механизма, а как привилегированные "вассалы", откровенничает Бжезинский[24] (скорее всего, нужные закулисе лишь временно, до окончательного завоевания мiра). Для сохранения своего господства США всегда готовы разъединять их усилия, ослаблять их как конкурентов искусственно провоцируемыми кризисами. Но до сих пор они были связаны с США общими интересами сохранения благосостояния "золотого миллиарда".

По данным генерального секретаря ООН Кофи Аннана, развитые страны во главе с США установили столь высокие тарифы на экспорт товаров из бедных стран, что эти тарифы, например, на продовольствие, почти в пять раз превышают цены производителей. То есть только одна пятая продажной цены возвращается в бедные страны, а 4/5 оседает в и без того богатых государствах. При этом рост мiровых цен на промышленные товары развитых стран опережает рост цен на сырье и сельскохозяйственную продукцию бедных стран ежегодно на 3,4 %. Это и есть неоколониализм, то есть эксплуатация бедных стран богатыми уже не за счет прямой оккупации, а за счет глобальных экономических рычагов. Фактически на планете существуют "два человечества", разделенных прочнейшей и непроходимой границей, охраняемой мiровым экономическим механизмом.

К началу ХХI века эксплуатация бедных стран (имеющих население 5 млрд. человек) "золотым миллиардом" во главе с США достигла небывалого ранее размера. Когда в начале 2000 года президент США Клинтон "назначил" главой американского центрального банка (ФРС) на четвертый четырехлетний срок А. Гринспана*, они «поздравили друг друга с установлением своего рода рекорда: разработанная ими политика обезпечила самый длительный период экономического роста за всю историю США»[25].

С другой стороны, «долги стран Третьего мiра выросли с 1300 млрд. долларов в 1992 году до 2100 млрд. долларов в конце 2000 года, а их ежегодные выплаты по процентам за те же годы – с 167 млрд. до 343 млрд. долларов. Государства-должники за многие годы уже выплатили суммы, в несколько раз превышающие то, что получили в долг»[26]. Разумеется, контролируемые мiровой закулисой всемiрные финансовые структуры-деньгодатели (МВФ, ВБ) заинтересованы не в получении всей суммы долгов (что бы они делали с такой горой бумаги?), а в существовании постоянной задолженности как источника ростовщических доходов и как средства контроля над государствами-должниками. Это составная часть мiрового экономического механизма.

Сегодня состояния трех богатейших предпринимателей мiра равны суммарному ВВП 48 беднейших стран, в которых голодают 826 млн. человек, в крайней нищете без доступа к медикаментам живут 2,4 млрд., неграмотные взрослые составляют 854 млн., 11 млн. детей в возрасте до 5 лет ежегодно умирают от недоедания и отсутствия лекарств, 250 млн. детей работают за несколько центов в час, 1 миллиард человек существуют на один доллар в день, – таковы цифры, оглашенные на международной конференции ООН по борьбе с бедностью в 2002 году.

Этот процесс эксплуатации бедных стран богатыми имеет лишь естественный предел: ограниченность всех совокупных природных ресурсов планеты, когда она уже не сможет выдержать на себе столь расточительную цивилизацию. Но мiровая закулиса готовится провести передел оставшихся ресурсов (этому посвящена книга Бжезинского) и сократить население планеты до необходимого минимума.

Уже "Меморандум национальной безопасности США NSSM 200", принятый в 1975 году по инициативе госсекретаря Г. Киссинджера Советом по национальной безопасности США во главе с президентом Никсоном, предусмотрел необходимость подобных мер:

«При том, что население США составляет 6 % от мiрового, мы потребляем около трети мiровых ресурсов... США все больше зависят от импорта полезных ископаемых из развивающихся стран... Поэтому США все больше заинтересованы в поддержании политической, экономической и социальной стабильности в странах-поставщиках... Снижая рождаемость, мы можем улучшить перспективы такой стабильности, политика в области народонаселения становится весьма важной для соблюдения экономических интересов США... Быстрый рост населения в развивающихся странах» создает «угрозу национальной безопасности США... кризисы наименее вероятны при низком или отрицательном приросте населения». С этой целью было предусмотрено распространение "Служб планирования семьи", под видом «озабоченности состоянием семьи в целом, а не просто репродуктивной функцией... Интеграция "планирования семьи" в систему здравоохранения поможет нам опровергнуть обвинение в том, что США заинтересованы более в снижении численности людей в развивающихся странах, нежели в обезпечении их будущности». В числе мер были предложены пропаганда противозачаточных средств, малодетных семей и поздних браков, а также «мужская и женская стерилизация»[27]. Это должно быть одним из направлений работы американского Агентства по международному развитию (которое столь успешно участвовало в "реформах по-российски"), а в целях маскировки руководство этой деятельностью было возложено на международные организации, включая Фонд народонаселения ООН.

Несмотря на эти упреждающие планы, США из-за своей жадности ведут к неизбежному краху всю свою паразитарную систему, которая высасывает не только ресурсы бедных стран, но и свое собственное будущее, создавая впереди себя растущую черную дыру задолженности, в которую ей рано или поздно предстоит провалиться. И причиной тому становится один из "непреложных законов" капиталистической экономики, который поначалу пошел ей на пользу.

Важнейшей особенностью капитализма, в сравнении с предыдущими системами производства, стало более эффективное (в смысле оборота и прибыли) использование не только реальных материальных ценностей, но и виртуальных, то есть еще не созданных, а заимствуемых у будущего для настоящего. На этом принципе исторически развилась система банковского кредитования, состоявшая не только в искусстве привлечения чужих средств (для финансирования проектов с последующим вознаграждением от будущей прибыли), но и в искусстве предоставления для этого виртуальных средств самих банков. Банковское дело при капитализме превратилось в манипуляцию чужими деньгами, в том числе виртуальными: ни один банк не имеет столько денег, чтобы сразу выплатить все вклады клиентов (по закону обычно предписывается около 10–15 %).

Тем не менее виртуальный экономический механизм, состоящий из сложнейшего взаимопереплетения кредитов (для погашения текущих долгов частные лица и фирмы берут кредиты у банка, банки друг у друга и у имеющего право эмиссии Центрального банка, то есть ФРС, у него же получает безразмерный кредит государство), в целом действует эффективно, если банкиры финансируют надежные проекты и соблюдают чувство меры в своих аппетитах.

Эта экономическая игра требовала большой тонкости и согласованности банкиров как международной касты, которая и возникла из породнившихся между собой еврейских банкирских династий – как это описывает банкир Ж. Аттали в своих книгах. Эта каста ростовщиков, делающая "деньги из ничего" и контролирующая все мiровые финансовые потоки, и составляет основу мiровой закулисы.

Так одним из "непреложных принципов" западной экономики стала жизнь в кредит, то есть в долг у собственного будущего, и нарастание этого долга. Стоимость же любого кредита закладывается получателем в стоимость производимых им товаров и услуг, тем самым все потребители платят скрытый налог банкирам-ростовщикам – так происходит перераспределение доходов от бедных слоев населения к богатым, живущим на проценты от капитала. Даже в суровые ветхозаветные времена, во избежание нарастания задолженности, саморазрушительной для общества, предписывалось прощать все долги раз в семь лет. В наше время кредиты и долги стали глобальной формой господства, закабаления и эксплуатации как "непреложной нормы".

Одновременно возросли возможности мiровой закулисы расправляться с конкурентами и наживаться на манипулировании курсами валют и акций – посредством искусственного создания важных событий, влияющих на курс ("черные дни" на биржах, катастрофы, смены правительств, государственные перевороты, теракты, войны и т.п.). То есть экономика все больше управлялась мiровой закулисой методом планируемого предвидения и неважно, падал или поднимался курс доллара или тех или иных акций, разрушалось или росло производство вследствие военных действий – предвидя последствия, можно было получать прибыль в любом случае. Так, обвал американской биржи в 1929 году и последовавшая депрессия 1930-х годов, как и Мiровые войны, разрушили огромную часть мiровой экономики, но в то же время упрочили господство над ней мiровой закулисы и приумножили ее богатство. В наше время биржевыми махинациями можно сокрушать национальные валюты и экономику целых государств, которые зависят от мiрового рынка и не имеют средств обороны от этого оружия.

Итак, если можно говорить о развитии капитализма, то сначала его двигателем было накопление и более эффективное использование реальных ценностей с привлечением виртуальных в качестве вспомогательных в банковском деле, но во второй половине ХХ века виртуальная составляющая стала все больше преобладать над реальной. После отказа США в 1971 году от золотого обезпечения доллара курс его как мiровой валюты стал определяться политической мощью США, а курсы акций крупнейших компаний стали все больше определяться не их реальной ценностью, а "капитализацией", искусственно вздуваемой в глазах остального мiра, – для оправдания неэквивалентного обмена с ним. К концу ХХ века мiровой спекулятивный пузырь валютных сделок, созданный США, достиг 300 трлн. долларов при объеме всемiрного производства не более 40 трлн. долларов[28]. То есть большинство сделок на мiровых биржах предназначались не для обезпечения торговли и инвестиций, а были спекулятивными попытками нажиться на изменениях курса биржевых акций и валют.

В этом особенно преуспел Сорос, сравнивающий свою профессию с алхимиками с одной лишь разницей: «Алхимики сделали большую ошибку, пытаясь превращать простые металлы в золото с помощью заклинаний. С химическими элементами алхимия не работает. Но она работает на финансовых рынках, поскольку заклинания смогут повлиять на решения людей, которые формируют ход событий»[29].

Приемы "алхимии" состоят также и в том, что в финансовом бизнесе всегда присутствует недостоверная отчетность и дезинформация общественности "хорошими новостями", в том числе на официальном уровне Федеральной резервной системы, – с целью сокрытия паразитарной сути экономики США и ее истинного угрожающего состояния. Проблемы в такой экономике часто устраняются не экономическими средствами, а пропагандными.

Итак, простота "алхимического" способа обогащения мiровой закулисы, с одной стороны, обезпечила ее непоколебимое мiровое господство; с другой же стороны, ее жадность настолько раздула виртуальный пузырь американской экономики, что приведение его в соответствие с реальными ценностями стало невозможно без его разрушения. Другими словами, в экономике лидера западного мiра производительные силы уступили место паразитическим, превратив ее в спекулятивную пирамиду, которая рано или поздно должна обрушиться[30]. (Очень символично, что она, хотя и в другом значении – как масонская оккультная иерархия мiрового господства – изображена на однодолларовой банкноте: Бог шельму метит.)

Сорос видит опасность такой системы, почему и решил выступить в роли пророка грядущего кризиса: «Маловероятно, что глобальный рынок, основанный на ложных предположениях, сможет выжить. Крах глобальной рыночной системы был бы травматическим событием с невообразимыми последствиями. Тем не менее мне легче вообразить это, чем представить себе сохранение существующего режима»[31]. В более поздней книге он даже пишет о «рыночном фундаментализме», что «он, сам того не желая... представляет куда большую опасность для глобального открытого общества, чем коммунизм или социализм»[32].

Крушение СССР и вывоз из него на Запад огромных реальных ценностей взамен на зеленую бумагу, заполнившую открывшийся российский рынок, продлили существование этой пирамиды, однако и дутые размеры ее значительно выросли. Биржевая стоимость акций многих компаний в сотни раз превысила стоимость ее реального имущества и вложенных средств (поскольку новые технологии рекламировались как источник небывалых прибылей в будущем).

По данным Федеральной резервной системы, государственный долг США в 2000 году вырос до 5 трлн. долларов, а общая задолженность американской экономики (сумма взятых и не выплаченных кредитов) увеличилась с 1 трлн. долларов в 1964 году до 25,7 трлн. в 1999-м, а на первый квартал 2001 года составила уже 28 трлн. долларов, более чем в три раза превысив ВВП. Среднее годовое увеличение задолженности составило 10 %, что значительно превышало ежегодный прирост ВВП (примерно 4,5 %), и ускорилось в последние годы. Ежегодный прирост денежной массы составлял около 10 % и также превышал рост ВВП – лишние доллары сбрасывались за границу. Дефицит платежного баланса в конце 2000 года достиг 420 млрд. долларов. Превышение импорта над экспортом, составившее 35 %, США покрывают экспортом своих долговых обязательств в виде электронных цифр и ровно нарезанной зеленой бумаги – своего главного экспортируемого товара; то есть США заставляют другие страны (главным образом Европу и Японию, имеющие положительный баланс) поставлять товары в США в долг[33].

Наступление "третьего тысячелетия" стало психологическим порогом, с которого виртуальная ложь американизированной мiровой экономики из накопившегося количества стала переходить в новое качество – в стадию саморазрушения пирамиды. А поскольку дутые американские акции и доллары охватили все мiровые биржи – это означало бы обвал экономик всех развитых стран (кстати: чем менее "развита" страна – тем меньшими должны быть ее потери).

Уже осенью 1999 года, затем в декабре 2000-го и весной 2001-го произошли крупные обвалы на американской бирже, которые каждый раз уменьшали раздутую стоимость акций на 1–3 триллиона виртуальных долларов. Началась волна банкротств и рост безработицы. Уровень предпринимательской активности в промышленности США в начале 2001 года опустился до самого низкого за последние 10 лет. В третьем квартале 2001 года экономика вошла в зону минусового роста: ВВП сократился на 1,3 %. В среде экономистов все чаще высказывалось недоверие к доллару как мiровой валюте. В течение 2001 года ФРС девять раз снижала процентные ставки, пытаясь оживить экономику дешевыми кредитами, но экономических средств предотвратить крушение уже не было.

Это понимали честные экономисты. Один из них писал в мае 2001 года, что предстоит всемiрный экономический обвал, поскольку «международная финансовая система дошла до своего предела... Это система, подобная казино с систематическим мошенничеством... Ее единственной целью было обогащение незначительного меньшинства акционеров транснациональных концернов... Мощь доллара покоится на его задолженности и поэтому, по определению, построена на песке... Ведь когда-то каждому придется выплачивать долги, с процентами и процентами на проценты – или объявлять себя неплатежеспособным»[34].

В 2001 году стало очевидно, что требуется экстраординарное политическое вмешательство мiровой закулисы для спасения положения методом "колумбова яйца" и для одновременного решения сразу нескольких взаимосвязанных задач, переводящих все мiровое развитие в совершенно новую историческую эпоху:

– Упредить естественный обвал американской экономической системы, замаскировав ее внутренний порок некими внешними форс-мажорными обстоятельствами наподобие грандиозной катастрофы или войны. Это, с одной стороны, оправдает предвидимые огромные потери в экономике, а с другой – позволит перевести ее из свободной в мобилизационную, когда перед лицом "внешней опасности" закрывают глаза на материальные и социальные утраты в пользу "духа патриотизма".

– Установить контроль над всеми ресурсами планеты и с их помощью преодолеть собственный экономический крах. Поскольку другие страны не будут готовы уступить мiровой закулисе свои ресурсы добровольно, это придется сделать с применением насилия. Для этого проще всего обвинить в агрессии (или угрозе агрессии) те силы и государства, которые располагаются в экономически и геополитически важных районах, – для овладения ими. Источники "агрессии" или другие поводы для вмешательства там желательно подготовить заранее (что было сделано заблаговременно). Уровень насилия можно дозировать в зависимости от конкретной необходимости.

– Заодно можно решить обострившуюся проблему перенаселенности планеты: в несколько раз уменьшить число безполезных потребителей на ней, расходующих ее ресурсы и загрязняющих среду обитания; то есть ограничить численность мiрового населения оптимальным количеством, необходимым для обслуживания избранной части человечества. Для этого можно использовать искусственный голод, а также биологическое оружие направленного действия, замаскированное под распространение природных эпидемий и т.п. В этом запланированном геноциде человечества можно было бы усомниться, если не быть знакомым с еврейским кодексом "Шулхан арух".

Предвидя этот этап истории, З. Бжезинский еще в 1968 году начал свою работу "Америка в технотронной эре" словами: «Мы переживаем не обычную революционную эпоху; мы вступаем в фазу новой метаморфозы в человеческой истории. Мiр стоит на пороге трансформации, которая по своим историческим и человеческим последствиям будет более драматичной, чем та, что была вызвана Французской или Большевицкой революциями... В 2000 году признают, что Робеспьер и Ленин были мягкими реформаторами»[35]. 2000-й год здесь указан, разумеется, символически, но верность этого предсказания сегодня более, чем очевидна.

Все это вместе взятое должно вылиться в действительно новую эпоху истории: Новый мiровой порядок с единым мiровым правительством и единой экономической структурой (она же станет единой идеологией и средством глобального тотального контроля). То есть мiровая закулиса выйдет из-за кулис и осуществит свою вековую мечту глобального господства. И в данном случае мiровое развитие дошло до столь критической точки, когда сам экономический кризис диктует мiровой закулисе этот путь как единственно возможный. У нее уже нет выбора: война или мир. У нее остается единственный шаг: война за мiр, по возможности весь.

Михаил Назаров, «Вождю Третьего Рима»

Литература и комментарии:


[18] Независимая газета. 2000. 16 июня.
* Оккультное содержание символики на однодолларовой банкноте США совершенно очевидно. Прежде всего обращает на себя внимание 13-ярусная масонская пирамида, подпись под нею гласит: Novus ordo seclorum ("Новый порядок на века" – новый по отношению к Божественному порядку). Пирамида сложена из обтесанных камней, обозначающих "обработанные" каменщиками отдельные народы, и тем самым символизирует новую Вавилонскую башню. Она увенчана всевидящим оком "Верховного Архитектора Вселенной", к нему относится надпись "Annuit cœptis" ("Благословил начинания") – благословил, конечно, не Бог, Который не одобряет подобные символы земной гордыни, а сатана, который соперничает с Богом за власть над земным мiром и поставит в вершине своей властной пирамиды антихриста.

В правой части банкноты американский гербовый орел держит в клюве ленту с надписью из 13 букв: "E pluribus unum" ("Из множества – одно") – еще один символ унификации мира. На груди у орла щит с 13 полосами, в одной лапе оливковая ветвь (символ еврейства) с 13 листьями, в другой 13 стрел. Над головой орла торжественно парит еврейская шестиконечная звезда, составленная из 13 пятиконечных звезд. (Пятиконечной звездой был отмечен краеугольный камень храма, построенного Соломоном – это главный знак масонства.) Повторение числа 13, известного у многих народов как "чертова дюжина", официально объясняется числом первых штатов, образовавших США, но имеет и иной смысл в еврейской символике: еврейский народ состоял из 13 колен, включая священническое колено Леви. Основных принципов иудаизма тоже 13. Раввины утверждают: «Исключительность Исраэля и его святость находят свое выражение в числе тринадцать, в то время как у других народов это число вызывает страх и враждебность» (см.: Чернушенко М.: Что написано на долларе // Радонеж. М., 2003. № 3 – www.radrad.ru). В государственной символике США нигде не встречается крест или иной христианский символ.
[19] Attali Jacques. Les Juifs, le monde et l’argent. Paris. 2002. P. 419, 20.
[20] Веллер М. Деньги, буквы, Бог // Новое время. 1999. № 29. С. 26.
[21] НГ-Сценарии. 1996. 23 мая.
[22] Радио "Свобода". Новости от 25.9.1994.
[23] Сорос Дж. Тезисы о глобализации // Вестник Европы. 2001. № 2. – Цит по: www.patriotica.ru/enemy/
[24] Бжезинский З. Великая шахматная доска. С. 54, 63, 65, 94, 208-209.
* Слово "назначил" взято нами в кавычки, поскольку это лишь формальность, маскирующая подлинную иерархию власти. Один из руководителей ФРС А. Блайндер, "назначенный" тем же Клинтоном, заявил в "The New York Times" (26.9.1994): «Принимаемые нами решения не могут быть отменены каким-либо государственным органом» (цит. по: Саттон Э. Власть денег. М., 2003, с. 144; см. также: Эпперсон Ральф. Невидимая рука. СПб., 1996). Многолетний глава ФРС Алан Гринспан, по оценке еврейского сайта ("50 евреев управляют Америкой" – www.jewish.ru) – «наиболее влиятельная личность в Америке. В компетенцию 74-летнего еврея входит управление основными ключевыми позициями экономики страны».

Таким образом, списки богатейших людей планеты, публикуемые журналом "Forbes", включают в себя лишь миллиардеров, тем или иным способом заработавших деньги; но гораздо богаче их вместе взятых те остающиеся в тени банкиры, которые создают деньги "из ничего" и контролируют их обращение во всем мире. Они изначально располагают секретной информацией о предстоящих финансовых решениях ФРС и МВФ, поскольку сами принимают их, – и это дает им возможность зарабатывать астрономические суммы на бирже, планируя ее поведение. Центральный банк в любой стране под частным контролем – это источник огромного богатства. Не случайно Ж. Аттали, будучи президентом Европейского банка реконструкции и развития, в марте 1993 года предлагал российскому правительству списать все внешние долги в обмен на контроль над ЦБ РФ.
[25] Радио "Свобода". 4.1.2000.
[26] Le Monde diplomatique, deutsche Ausgabe. Paris–Berlin, 2001. Mai. S. 3.
[27] Цит. по: Медведева И., Шишова Т. Потомки царя Ирода. М., 2003. С. 44-47.
[28] Распад мировой долларовой системы: ближайшие перспективы. М., 2001. С. 6.
[29] Сорос о Соросе. С. 240.
[30] См. сборники: Крах доллара. Пособие для российского общества по выходу из приближающегося кризиса. М., 2001; Распад мировой долларовой системы: ближайшие перспективы. М., 2001.
[31] Сорос о Соросе. С. 213.
[32] Сорос Дж. Открытое общество. Реформируя глобальный капитализм. М., 2001. С. 27.
[33] Le Monde diplomatique. 2001. Mai; Русский предприниматель. 2001. Ноябрь; Независимая газета. 2001. 8 мая. С. 9.
[34] Clairmont F. In der Schuldenfalle // Le Monde diplomatique. 2001. Mai. S. 3.
[35] Brzezinski Z. America in the Technotronic Age // Encounter. 1968. Vol. XXX. Jan. Nr. 1. P. 16.