Русская Идея

Примеряя на современность термины большевицкой историографии, можно сказать, что в этот момент гражданская война против народа была "реформаторами" выиграна, угроза для Великой криминальной революции миновала и новая идеология была "легализована" как господствующая. Теперь власть была заинтересована в скорейшем забвении всех своих преступных переворотов и в установлении "общественного согласия" на достигнутой основе.

В феврале 1994 года Госдума объявила амнистию членам ГКЧП и сидельцам "Белого дома". Это было по сути негласным компромиссом с властью, ибо означало отказ от парламентского расследования событий как августа и декабря 1991 года, так и сентября–октября 1993 года и в последнем случае – выявления виновников гибели множества безоружных людей. А 28 апреля 1994 года почти все политические лидеры заключили официальный компромисс с властью, подписав "Договор об общественном согласии". Отказались лишь немногие, включая КПРФ.

К этому времени "суверенитеты", подаренные Ельциным автономным республикам, стали угрожать правовому единству федерации: Татария перестала платить налоги и собралась переводить письменность на латиницу, Якутия ввела английский язык в качестве официального; Ингушетия заговорила о легализации многоженства и все они стали заключать международные договоры в обход Москвы, а Чечня стала де-факто независимой рабовладельческой "Ичкерией", имеющей собственные авиамаршруты с заграницей для переправки оружия и наркотиков; за 1991–1994 годы было ограблено и изгнано из Чечни около 300 000 русских, тысячи были убиты и десятки тысяч обращены в рабов...

В декабре 1994 года для поднятия своей популярности и "соблюдения законности" Ельцин наконец-то приказывает навести порядок в Чечне. Для этого у российской армии имелся как спецназ, так и иное оружие, способное устранить бандитскую верхушку, однако было приказано ввести армейские части из новобранцев. Только при вводе войск в Грозный была потеряна танковая бригада – более бездарную акцию предпринять было трудно. В дальнейшем по приказу из Москвы боевые действия несколько раз прекращались накануне неминуемого разгрома боевиков, – видимо, они кому-то в Москве были нужны. Захватом заложников в больницах Буденновска в 1995 году и затем Кизляра в 1996-м боевики запугали правительство и, несмотря на то, что фактически попали в ловушку в захваченном ими Грозном, заставили власть капитулировать и подписать мир в Хасавьюрте, де-факто предоставивший Ичкерии независимость. Враги же России использовали эту войну для деморализации нашей армии, дестабилизации Кавказа, разжигания антирусских настроений в мусульманских странах.

Об отношении народа к режиму Ельцина может говорить хотя бы то, что на выборах в новую Госдуму в декабре 1995 года партия власти с новым названием "Наш дом – Россия", по официальным данным, набрала лишь 9,9 % голосов от проголосовавших, "Яблоко" Явлинского – 7 %, ЛДПР Жириновского – 11,1 %. Коммунисты Зюганова набрали 22,3 %, вдвое укрепив на волне народного недовольства свои ослабленные в 1993 году позиции и получив в Думе вместе с союзниками из Аграрной партии (она провела 20 депутатов в одномандатных округах) 186 мандатов из 450, а председателем Думы стал коммунист Г. Селезнев.

Однако теперь у президента было "конституционное" оружие против решений Думы – вето и угроза ее роспуска. Так, в марте 1996 года оппозиция настояла на проведении голосования по денонсации Беловежских соглашений – на следующий день депутатов не пустили в здание парламента. Ельцин решил его распустить, и лишь несогласие с этим планом его окружения, считавшего это невыгодным для самого Ельцина, склонили его к отмене этого решения.

Разумеется, устранение Верховного Совета как главного противника приватизации еще больше развязало руки "реформаторам". Именно после расстрела парламента стала возможна "залоговая" приватизация, сказочно обогатившая «кукловода с длинной еврейской фамилией – Березовско-Гусинско-Смоленско-Ходорковский и так далее» (по выражению Э. Тополя в цитированном письме олигархам).

Были развязаны руки и коррупционерам в правительстве. Болдырев описывает множество вопиющих примеров хищений из бюджета, наиболее масштабным из которых было дело "Национального фонда спорта" и ряда спортивных организаций, которые получили право безпошлинного импорта и продажи алкоголя и сигарет, отчего госбюджет лишился около 9 млрд. долларов. "Фонд спорта" превратился в кормушку для "Семьи", без заметной пользы для спорта (на него было потрачено лишь 13 % от вырученных средств), притом иностранные фирмы также обогатились на столь массовых поставках своей продукции в РФ, а российской ликеро-водочной и табачной отраслям был нанесен ущерб «значительно более десяти миллиардов долларов»[91].

Болдырев вскрывает также многие случаи необоснованного выделения денег на заведомо нереальные проекты, заканчивающиеся банкротством, за которое никто не отвечает, а деньги делятся между соучастниками (так было в 1995 году с 11 трлн. рублей, что равно 2,5 млрд. долларов, на "восстановление экономики Чечни"[92]).

Давление же "кукловода" на власть стало столь большим, что ему пытались сопротивляться "акумы" даже в лагере власти. Мы уже упоминали о протестах четырех генеральных прокуроров и главы Госкомимущества Полеванова. Теперь назревал "бунт Амана" (см. в Библии Книгу Есфири) в числе приближенных ельцинских "царедворцев" – Коржакова и Барсукова вместе с примкнувшим к ним первым вице-премьером О.Н. Сосковцом.

Между тем, летом 1996 года срок президентства Ельцина истекал, к тому же в конце 1995 года из-за алкоголизма у него случился инфаркт, сделавший его нетрудоспособным. Нулевые надежды на его переизбрание превышал лишь рейтинг президента: 6 %. Но то, что невозможно честными методами, оказалось возможно нечестными – грандиозным спектаклем с использованием всех незаконных средств: обмана (народа) обещаниями стабильности, шантажа (коммунистов) угрозами поставить их вне закона, давления на местные администрации, зависимые от центрального бюджета, сокрытия тяжелого сердечного приступа Ельцина перед вторым туром, махинациями при подсчете голосов.

По закону, расходы кандидата на выборы не могли превышать сумму, эквивалентную 3 млн. долларов, но Ельцин тратил деньги без ограничений, ибо в его распоряжении был Центральный банк, неподконтрольный парламенту и зависимый от президента. За время избирательной кампании внешний долг РФ вырос на 4 млрд. долларов, внутренний – на 16 млрд. и было дополнительно напечатано 21 трлн. рублей[93]. Ельцин приказал также продать из Гохрана алмазов и других ценностей на 2 млрд. долларов (сюда относится и замятое дело компании "Голден Ада")[94]. МВФ предоставил ему новый кредит в 10,2 млрд. долларов, тем не менее валютные резервы ЦБ сократились за это время с 20 до 12,5 млрд. долларов[95]. Кроме того, по признаниям Чубайса, Коржакова и др., олигархи тоже финансировали обогатившего их Ельцина из созданной ими "черной кассы", «это была борьба за кровные интересы», – признался Березовский. А Ельцин компенсировал им эти траты налоговыми льготами. Разумеется, все тянули из "черной кассы" и в свой карман, переводя за границу десятки миллионов долларов[96].

Чтобы обезпечить победу Ельцина, все "российские" олигархи и Чубайс, собравшись в начале 1996 года в швейцарском Давосе на всемiрный экономический "саммит", заключили союз. В чисто пропагандных целях Ельцин удалил из правительства наиболее ненавистных народу лиц – Чубайса, Гайдара, Козырева; было издано множество указов о повышении зарплат, пенсий и пособий. А перед вторым туром выборов Чубайсу вместе с "Есфирью" – дочерью Ельцина (Т. Дьяченко) удалось добиться увольнения "Амана" – Коржакова, Барсукова и Сосковца. Они попытались раскрыть Ельцину глаза на воровство денег из избирательной "кассы", но их обвинили в подготовке "переворота"... Все дело взяли в свои руки Чубайс и Березовский, пригласив из США соплеменников-специалистов по избирательным технологиям (под руководством Р. Дрезднера), которые профессионально занимались одурачиванием "акумов", выдавая Ельцина за "меньшее зло" и докладывая о своей работе непосредственно в администрацию президента США[97].

Тут-то и пригодилась КПРФ в качестве ведущей оппозиционной партии. Главный метод победы Ельцина откровенно разъяснил потом Козырев: «Тактика... состояла в том, чтобы максимально показывать ужасы возможного прихода [к власти] красных. На самом деле у меня и тогда и сейчас большие сомнения, что нашу страну вообще можно, в принципе, вернуть под красные знамена... "Назад в сталинский коммунизм" – да никто этого, кроме, может быть, кучки крайних среди коммунистов, как Анпилов, – никто этого даже в мыслях не держит!.. Вопрос не об этом. Вопрос в том, какой тип посткоммунистического общества будет избран. И вот те, кто называет себя государственниками, сторонниками "третьего пути", антизападниками, защитниками национальных интересов... – это все люди, которых объединяет одно: боязнь радикальных либеральных преобразований.... Все это чепуха: нет никакого "третьего пути, нет никакого антизападного пути... есть только путь либо динамичного развития – по пути рыночных реформ и вхождения в мiровую экономику, в западное сообщество... – либо путь стагнационный... и защитный во внешней политике»[98]. (Защищать же интересы своей страны во внешней политике, с точки зрения министра иностранных дел РФ, непрогрессивно.)

В результате в заключительном туре выборов тяжело больной Ельцин, по официальным данным, получил 53,8 % голосов, его соперник коммунист Зюганов – 40,3 % при участии в выборах 68,9 % избирателей. (В выборах пытался участвовать и Горбачев, получив в первом туре менее 1 % голосов.) Однако число доказанных правонарушений, включая знаменитую коробку с полумиллионом нелегальных долларов, вынесенных подручными Чубайса из Дома правительства, было таково, что согласно ст. 63 "Федерального закона о выборах" избрание президента Ельцина должно быть признано незаконным даже по им самим установленным правовым критериям. (Это вдобавок к нелегитимной конституции.) Мы уже подробно писали об этом в работе "Триумф мiровой закулисы" (в книге "Тайна России").

Администрация США все это знала. По свидетельству американского наблюдателя, работавшего в России, «посольство США ожидало фальсификации результатов выборов в пользу Ельцина и официально "предупредило" московское представительство Агентства международного развития США "дистанцироваться" от мониторинга выборов, который мог бы вскрыть реальные эпизоды фальсификации».

А на думских выборах США всегда стремились помочь своим ставленникам: по данным Главного контрольно-финансового управления Конгресса США, «только в период 1992–1997 годов Агентством международного развития США было выделено 17,4 млн. долларов для оказания... помощи реформистским политическим партиям». Кроме того, проводился "тренинг" депутатов от партий "Яблоко" и "Выбор России" и «реформистски настроенных активистов», в числе которых «по линии названных американских программ, находился и Владимир Путин»[99]. По утверждению контрразведки, эта работа позволит США «воспитать новых проамерикански настроенных политических лидеров, которые придут на смену нынешнему руководству России». Уже к 1995 году «американцам удалось сформировать проамериканское лобби в ряде центральных российских органов власти и управления на весьма высоком уровне... Научные центры пытаются определить возможных претендентов на пост президента России и найти к ним подходы»[100].

К сожалению, и в этот важный момент посткоммунистической истории России роль патриотической силы взяла на себя антипатриотическая по истоку партия, знамя которой пропитано кровью десятков миллионов жертв – а потому она представляет из себя удобную мишень для противника. Партия, открыто называющая себя "левой" и не сознающая духовного различия между левым и правым.

Напомним: правые во всем христианском мiре отстаивали национальные и религиозные основы своих государств. Левые боролись за построение государства на секулярной, "прогрессивной" основе, ставя во главу угла не духовное начало, а материалистические критерии. При этом одни левые боролись против Божественной Истины на путях либерализма – разлагая общество, оправдывая эгоизм и право индивидуума на незнание Истины (то есть на свободную деградацию – таким народом легче управлять). Другие левые выступили против Бога на пути атеистической революции, понимая под "прогрессом" разрушение всей предыдущей традиции и создание тоталитарного общества. В этом масштабе и Ельцин, и его еврейские псевдооппоненты вроде Явлинского и скучковавшегося несколько позже так называемого "Союза правых сил" во главе с Гайдаром, Чубайсом и Немцовым, и коммунисты – все левые.

Причем и правые защитники "старого христианского мiра" и левые его ниспровергатели сами выбрали себе в Новое время такие названия, располагаясь в парламентских залах на правом и левом флангах от председателя. А ведь глубочайшая символика правого и левого дана нам в Евангелии: перед концом истории Христос поставит справа от Себя тех, кто достоин Царствия Божия, а слева – тех, кто обрек себя на вечный огонь, уготованный диаволу (Мф. 25, 32-41)... Поэтому во многих языках со словом "левый" связано что-то незаконное, плохое ("левые" доходы), а со словом "правый" – истинное, верное ("правое дело").

Разумеется, на практике позиции левых и правых нередко смешиваются. Есть левые христиане, стремящиеся реформировать Церковь и поставить ее на службу своим земным целям (старые и новые обновленцы). Есть и правые коммунисты (о них мы писали в предыдущей главе в связи с "Русской партией"), интуитивно чувствующие ложь интернационализма и утверждающие необходимость национально-государственных начал, семейных ценностей, жертвенного служения Отечеству. Но эти мутации не отменяют самой сути исторического разделения на левых и правых.

Надо признать, что после крушения режима КПСС, бывшая партийная номенклатура разделилась: у власти остались левые деятели прозападного толка, силящиеся выдать себя за "правых". В оппозиции же оказались более честные и жертвенные, в основном рядовые члены партии, которым близки правые ценности и которые лишь по отсутствию должного образования называют себя "левыми" и коммунистами, взваливая на себя все их преступления.

В целом же коммунисты перестроились в патриотов лишь под напором жизни, не осознав ни утопичности своих исходных постулатов, ни русских духовных ценностей. Они не отказались и от своих богоборческих вождей. Их нынешняя протестная "правда" – само собой разумеющаяся для всех честных граждан, на нее у коммунистов нет монополии, которую они пытаются себе присвоить. Поэтому лучше бы им не кичиться этой узурпированной "правдой", а покаянно освобождаться от лжи, которая мешает и им, и всему народу.

Из опыта президентских "выборов" 1996 года нельзя не видеть, что власть заинтересована в существовании именно коммунистической оппозиции как удобном сопернике и "козле отпущения" за все провалы своих "реформ". В первом туре президентских "выборов" были даже отмечены приписки голосов в пользу Зюганова, так как ельцинские политтехнологи предпочитали соперником именно его, а не генерала Лебедя (потом, правда, обманувшего своих избирателей в пользу Ельцина). Но КПРФ даже после столь явного урока не отказалась от ленинских знамен, а лишь попыталась создать для следующих выборов НПСР – Народно-Патриотический союз России, в котором хотела собрать всех патриотов под крышу компартии; разумеется, его легко отождествили с КПРФ с тем же результатом.

*   *   *

После победных "выборов" 1996 года Великая криминальная революция достигла, по аналогии со "зрелым социализмом", степени "зрелого олигархизма": страной стала править "семибанкирщина". По словам Гайдара, опубликованным в "Файнэншл таймс", «эти 7–10 человек представляли собой реальное правительство России. Они легко могли поменять премьер-министра, могли осуществлять выгодную им экономическую политику»[101].

Во время "инаугурации" (термин происходит от латинского слова "авгур" – языческий жрец, гадающий по полету птиц ) Ельцин едва держался на ногах, с трудом прочитав по электронной шпаргалке текст присяги и выслушав благословение патриарха Алексия II: «Нет власти не от Бога».

Сразу после этого "авгур" слег в больницу для подготовки к операции на сердце, а Чубайс как глава его администрации штамповал президентские указы, раздавая олигархам новую собственность и дотации на ее "приведение в порядок". "Еврейское счастье" забило ключом: все банкиры с лихвою вернули вложенные в выборы деньги и создали «новый центр власти в России» вместе с Чубайсом, ибо «рассматривают себя как креатуры Чубайса, поскольку их состояния возникли на основе начатых Чубайсом реформ», – отметила "Файнэншл таймс": они, будучи «руководящими членами еврейской общины в России», «коллективным решением делегировали Потанина в правительство», а больным Ельциным управляют через его дочь, «по словам Березовского, это "наиболее эффективный канал"...»[102].

Березовский в виде награды за "выборы", кроме того, стал заместителем секретаря Совета безопасности и, пользуясь своими полномочиями, вопреки запрету на предпринимательскую деятельность для чиновников, стал активно устраивать свои нефтяные гешефты, в том числе с мятежной Чечней[103]. Однако ему пришлось со скандалом уйти, когда выяснилось, что он имеет второе, израильское, гражданство (чиновникам высокого ранга это не разрешалось). В оправдание олигарх заявил, что «по израильскому законодательству любой еврей по рождению, будь он евреем наполовину или на четверть, является гражданином Израиля»[104].

Некоторые российские евреи поспешили отмежеваться от этого компрометирующего их заявления. А из новых российских паспортов в 1997 году убрали графу "национальность". Жириновский по этому поводу заявил: «Именно мы, ЛДПР, выступили за отмену графы "национальность" в паспортах, чего, как я знаю, давно добивались русские евреи»[105]. Главный раввин РФ Шаевич назвал новые паспорта «одним из многих признаков того, что антисемитизм больше не является государственной политикой», а причину отмены графы "национальность" объяснил тем, что «некоторые евреи заняли высокие посты в администрации Ельцина"»[106].

Еще в январе 1996 года в Москве прошел учредительный съезд "Российского еврейского конгресса", на котором присутствовали послы Израиля, США, ФРГ, главный раввин Израиля и видные международные предприниматели. Председателем избрали Гусинского. Мэр Москвы Лужков выступил со стратегической речью:

«Организовав этот Конгресс, вы сможете сконцентрировать главные цели, которые стоят перед еврейством России, и цели эти абсолютно совпадают с целями нашего общества. Они ни в одной из своих даже самых малых частей не расходятся со стратегией сегодняшней России... Стратегические интересы государства должны соответствовать цели: создать наиболее благоприятные, комфортабельные условия для... людей любой национальности. И одними из первых для нас являются евреи... Это не заигрывание, это – стратегия, это наша основная цель»[107].

Из столичного и государственного бюджета финансировались многие еврейские проекты. В феврале того же года Лужков устроил презентацию первого издания на русском языке Талмуда, в редакционно-попечительский совет которого вошел вместе с министром культуры Е. Сидоровым. В июне мэр Москвы вместе с Гусинским, послом Израиля и представителем США участвовал в открытии синагоги в Марьиной Роще и сказал, что «хочет внести свои полшекеля в строительство следующего этапа синагоги, напомнив о традиции, когда каждый еврей должен был внести полшекеля на строительство Храма в Иерусалиме. В ответ на высказывания Лужкова, тогда активно агитировавшего за Ельцина, [присутствовавший раввин] Б. Лазар призвал... голосовать за Бориса Ельцина, потому что "евреям при нем жить стало хорошо"...»[108]. В этой же статье читаем, что при закладке новой синагоги, на Поклонной горе, «с лопатой в руках участвовал» глава правительства Черномырдин.

В то же время правительство строило не только синагоги. Все больше лишаясь доходов от раздаренной доходной собственности, для затыкания дыр в бюджете оно стало строить "пирамиду" государственных краткосрочных обязательств (ГКО), обещая за них все бόльший доход – до 125 % (на Западе государственные облигации обычно дают доход около 6 %). Банки, уполномоченные на обслуживание ГКО, зарабатывали огромные деньги. В ГКО успешно играла и правящая верхушка в несколько сот человек, включая членов "Семьи", имевшая доступ к информации и знавшая, когда пирамида должна рухнуть, чтобы своевременно выскочить из опасной игры, – именно эта верхушка была инициатором и «движущей силой продолжения этой масштабной аферы»[109], – утверждает Болдырев. То, что это "пирамида", было ясно уже из того, что такого же роста государственных доходов, необходимых для выплат процентов, быть в РФ не могло. Банкротство наступило 17 августа 1998 года, когда "реформаторы" обогатили русский язык еще одним англоязычным словечком эпохи реформ: "дефолт".

Но заплатить за это заставили опять-таки народ (от сбережений населения осталась четверть). Правящая же верхушка лишь нажилась на финансовой катастрофе государства. При этом властью не были забыты и интересы приближенных олигархов: «Центробанк России после августа 1998 года предоставил ряду банков кредит на общую сумму 35 млрд. рублей. Они были оприходованы, а долг немедленно покрыт облигациями ЦБ, которые вообще потеряли цену 17 августа». То есть ЦБ России, избрав такую символическую форму погашения выданного кредита, подарил банкирам-олигархам 5,7 млрд. долларов. Эти деньги банкиры сразу же перевели на счета дочерних структур, заблаговременно созданных в предвидении краха, и "на законном основании" объявили себя банкротами, чтобы не возвращать деньги вкладчикам. Видимо, в благодарность банкиры щедро поделились и с теми правителями, которые позволили им провернуть такую грабительскую аферу. То есть, «дефолт, искалечивший судьбы и жизни миллионам соотечественников, был запланирован и тщательно продуман кремлевскими чиновниками, свои карманы они набили сполна», – приходит к выводу даже демократическая "Новая газета"[110]. Так олигархи и государство вновь ограбили народ, внешние же долги РФ были реструктурированы, от них правительство не отказывалось, возлагая их бремя на госбюджет.

Эти дни еще раз показательно высветили и нравственную суть президента Ельцина и его семьи в отношении к своему отечеству. Если Государь Николай II в годы войны отдал все свои деньги для закупки оружия ради спасения России, то "всенародно избранный" секретарь обкома воспользовался хаосом для личного обогащения на им же вызванной народной беде. Буквально накануне "дефолта" МВФ выдал России стабилизационный кредит в 4,8 млрд. долларов, возможно, рассчитывая на выплаты иностранным держателям ГКО. Этот кредит был записан на счет государственного долга РФ. Однако, по утверждению бывшего министра финансов США Рубина, эти деньги были немедленно «расхищены окружением президента Ельцина»[111]. Видимо, поэтому расследование этой грандиозной кражи было положено российскими властями под сукно, а соответствующий следователь по особо важным делам Генпрокуратуры РФ Н. Волков был уволен.

И это несмотря на опубликованные на Западе сведения о блуждании "потерявшихся" 4,8 млрд. долларов по заграничным счетам, начиная со счетов российского ЦБ в американских "Федеральном резервном банке" и "Банке оф Нью-Йорк" – откуда они могли быть переведены только по приказу руководителей министерства финансов РФ (например, Касьянова) или Ельцина, который не собирался спасать падающий рубль: «До дефолта, по состоянию на 27 июля, на этом [заграничном] счету было всего лишь 400 млн. долларов. А уже к 24 августа, во время буйства дефолта, счет вырос до 21,5 млрд. долларов, включая и транш МВФ. В этот же день счет в National Bank of New York опустошили до 300 млн. долларов. "Куда делся 21,1 млрд. долларов?"» – спрашивает итальянская газета "Репубблика"[112]. Лучше всего об этом могла бы рассказать "Семья", но она молчит, как и все высшие чиновники ЦБ и Генпрокуратуры, которых безрезультатно пытались запрашивать об этом судьи из Швейцарии[113]. И это не единственный случай разграбления правителями РФ западных кредитов[114].

Разумеется, правоохранительные органы РФ не интересуются источниками богатств ельцинской семьи, о которых сообщает сайт “Компромат.ру”[115]: вилла "Шато де ла Гарон" во Франции (11 млн. долларов); особняк в поселке Николина Гора (не менее 500 000 долларов); конюшня на 40 лошадей в Горках-9 (1 млн. долларов); московская квартира площадью 323 кв. метра на улице Осенней (400 000 долларов); два импортных речных катера (450 000 долларов); четыре автомобиля (общей стоимостью около 100 000 долларов). Внуки Ельцина учились вместе с детьми Чубайса, Гусинского и Березовского в престижных заграничных школах за 40 000 долларов в год[116].

С другой стороны, внешний долг РФ в результате ельцинских "реформ" увеличился с 65,5 млрд. долларов в 1991 году до 154,8 млрд. к началу 2000 года.

Михаил Назаров, «Вождю Третьего Рима»

Литература и комментарии:


[91] Болдырев Ю.Ю. Указ соч.. С.258-277.
[92] Там же. С.231.
[93] Новая газета. М., 1996. 22-28 июля.
[94] Леонов Н.С. Указ. соч. С. 327.
[95] Хлебников П. Указ. соч. С. 227.
[96] Илюхин В. "На троне поразить порок". М., 1997. С. 28-29, 32-52; Хлебников П. Указ. соч. С. 217, 220-223, 236-238.
[97] НГ-Сценарии. М., 1998. № 6.
[98] Радио "Свобода. 1996. 21 авг.
[99] Независимая газета. 2001. 22 марта. С. 12.
[100] ФСК обеспокоена активностью американских исследователей в России. Из доклада ФСК // Независимая газета. 1995. 10 янв.
[101] Новые цари России. – www.sem40.ru/business/economy/7228/.
[102] Financial Times. London, 1996. Nov. 11.
[103] Хлебников П. Указ. соч. 254-262.
[104] Сегодня. М., 1996. 14 нояб. С. 3.
[105] Международная еврейская газета. 1997. № 23. Сент. С. 1.
[106] www.portal-credo.ru/site/print.php?act=rating&id=21.
[107] Международная еврейская газета. 1996. № 2. Янв. С. 2.
[108] www.portal-credo.ru/site/print.php?act=rating&id=21.
[109] Болдырев Ю.Ю. Указ. соч. С. 232-233.
[110] Новая газета. 2002. 27-29 мая.
[111] The New York Times. 1999. March 19.
[112] La Repubblika. 1999. 6 oct. – Цит. по: Новая газета. 2002. 27-29 мая.; Коммерсант. 2000. 18 июня.
[113] Болдырев Ю.Ю. Указ. соч.
[114] Хроника разворовывания многомиллиардных кредитов МВФ и МБРР в России // FreeLance Bureau, 03.04.2000 – www.compromat.ru/main/eltsyn/mvf.htm.
[115] www.compromat. ru/main/eltsyn/a.htm.
[116] Хлебников П. Указ. соч. С. 249.