Русская Идея

Но пора сказать о другой интеллигенции, которая была, есть и всегда будет в России, которая в самые тяжелые времена сохраняет духовность и патриотизм. Она скромнее, совестливее, не лезет к власти, не участвует в политических тусовках, не мелькает на экране. В роковые для Отечества дни место истинного русского интеллигента там, где народ, на стороне униженных, оскорбленных, обездоленных.

«Все эти десять дней я бродил по Москве то в отчаянии, то с надеждой... В проходе у проволочного заграждения верзила в омоновской форме бьет дубинкой пожилую, кричащую женщину. Подскакиваю к офицеру, пытаюсь что-то доказать. Он стоит как истукан. Толпа напирает... Тропами, мимо громыхающей электростанции, пробираюсь к восьмому подъезду...».

Это пишет не корреспондент какой-нибудь молодежной газеты. Это Василий Белов. Казалось бы, пожилой человек, известный писатель, зачем ему это? Сиди дома, в своей Тимонихе, книжки пиши. Но нет, он пробирается в осажденный Дом Советов, говорит с Хасбулатовым, объясняет ему, что в российской глубинке толком не знают о московских событиях, выступает по депутатской радиостанции, пытается увещевать стоящих в оцеплении солдат, говорит с ополченцами из народа.

В эти дни мы открывали заново наших любимых писателей, артистов, режиссеров. Вот уж действительно: не знаешь, от кого ожидать... После октябрьских событий кинорежиссер Станислав Говорухин публично выходит из Союза кинематографистов – в знак протеста против одобрения членами этого Союза расстрела парламента. «Первыми, кто мне позвонил со словами поддержки, были Татьяна Лиознова, Леонид Филатов, Сергей Шакуров, Станислав Любшин... И тогда я подумал: как же много у нас остается честных и порядочных людей, думающих так же, как мы с вами, любящих Родину и ее народ!».

К этому списку можно добавить и еще имена прекрасных русских артистов, которых редко увидишь теперь на экране, но патриотическая позиция которых хорошо известна – Михаил Ножкин, Игорь Горбачев, Юрий Назаров, Владимир Гостюхин, Людмила Зайцева, Владимир Меньшов...

«Когда расстреливали Дом Советов, - вспоминает народный артист России Николай Пеньков, - потрясло не то, что меня прижимали к земле пулеметами и я полз на коленях и локтях, прятался за вытяжную будку внутренней шахты метро, где один из мужиков буркнул: «Ну и ну, где приходится встречаться с народным артистом!» Меня потрясли мои коллеги, которые с экрана телевизора науськивали власти, подталкивая их к жестокости против осажденных в Доме Советов».

Да, так и было. Одни, как писатель Белов, режиссер Говорухин, артист Пеньков, были в те октябрьские дни и ночи на простреливаемых улицах Москвы, они были с теми, в кого стреляли. Другие, как популярный кинорежиссер Э. Рязанов или всеми любимая артистка Л. Ахеджакова, выстроились в очередь к телекамере на Шаболовке, чтобы засвидетельствовать: они с теми, кто стреляет.

Старик Виктор Розов. Патриарх отечественной драматургии, едва ли не единственный из современных лидеров, кто не боится идти на телевидение, на все эти «пресс-клубы» и тому подобные передачи, где тебя запросто затюкают, засмеют и даже оскорбят, идти и открыто говорить о своей приверженности социализму как наиболее справедливой форме общественного устройства. Возраст ли тому причиной – в 82 года уже нет смысла подстраиваться под кого-то – или врожденная порядочность? Но ведь надо и силы душевные иметь говорить с этой самоуверенной и самовлюбленной телемолодежью!

Не у всех сил этих хватает. Смолк, как-то потерялся В. Распутин. Редко слышно Ю. Бондарева. Тяжело, подавленно прожил последние свои годы Сергей Бондарчук. Юлия Друнина, а вслед за ней писатель-фронтовик Вячеслав Кондратьев сами свели счеты с жизнью. И это – тоже вызов, протест. В подготовленном на Западе толстом томе «Кто есть кто в России и бывшем СССР» о Друниной сказано: «В период гласности и перестройки перестала публиковаться из-за отсутствия коммерческих качеств своей поэзии». Потому, мол, и руки на себя наложила. Какая чушь! Мы-то понимаем, когда (вскоре после августовских событий) и почему она это сделала. В предсмертных ее стихах все сказано про это:

«... Как летит под откос Россия, Не могу, не хочу смотреть!»

Спасибо всем им, кто в эти смутные времена не предал России, не бросил свой народ, а живет в ним одной жизнью. Как сказал Юрий Назаров: «Я народный с том смысле, что народ по уши в дерьме, и я там же, плечом к плечу».

В последнее время сложилась целая когорта представителей научной и творческой интеллигенции вокруг оппозиционных газет и журналов. И все же, все же... Как мало смогла до сих пор сделать наша патриотическая интеллигенция! Я не о том, чтобы писатели и артисты шли на митинги и вступали в партии левой ориентации. Их оружие было и есть – Слово. Но как редко и тихо звучат их голоса. Да, конечно дискриминация в СМИ, но ведь и не написано, и не сказано еще то слово, которое бы теперь, сегодня, в этой жизни очистило души от скверны, нанесенной в них за последние годы, укрепило дух народный, помогло выжить и воспрянуть.

Я не знаю, что это должно быть – роман-эпопея или маленькое стихотворение, кинодрама или всего лишь песня, но такая, которая, как в войну, способна была бы войти в самую душу народа.

В дни перед юбилеем Победы наше телевидение словно замаливая грехи, день и ночь крутило по всем каналам старые военные фильмы и фронтовые песни. И в какой-то момент стало казаться, что не было никакой перестройки и никаких реформ, что мы по-прежнему живем в советской стране – большой, многолюдной, единой, что мы, как были, так и есть - советский народ. В эти дни люди не отрывались от экранов, и хотя там, на экране, шла война, на душе было светло и спокойно – как на свидании с дорогим прошлым.

Такова сила искусства, рожденного не злобой и ненавистью, а любовью и состраданием к Родине. Этого искусства нам сегодня так не хватает!

Светлана Шишкова-Шипунова,
«Перестройка. 10 лет спустя»