Русская Идея

В 1985 году заведующим отделом пропаганды ЦК КПСС стал Александр Николаевич Яковлев. До того на протяжении 10 лет (1973-1983 годы) он был послом СССР в Канаде, а в последние два года перед перестройкой руководил Институтом мировой экономики и международных отношений. Нет ничего удивительного в том, что общественное мнение давно связало с личностью этого человека начало прозападной ориентации в нашей политике, идеологии. Биография и личность Горбачева, о чем мы подробно говорили в предыдущем материале цикла, - крестьянина по происхождению, провинциального партийного функционера по предшествующему опыту, - не дают оснований подозревать его в авторстве таких идей, как гласность, плюрализм, свобода слова, о которых до вступления в должность генсека он мог иметь лишь самые смутные представления.

Другое дело – Яковлев, чей жизненный опыт и интеллектуальный потенциал были качественно иными. Действовал ли он по своему собственному разумению или, как утверждал бывший шеф КГБ В. Крючков, был «агентом влияния» - этого я не знаю и судить об этом не берусь. Могу лишь заметить, что за 10 лет заглянуть в душу этому человеку, узнать, что в действительности у него на уме, так никто и не смог. Но влияние его на Горбачева всегда ощущалось, об этом члены ЦК открыто говорили уже в 1986-1987 годах. Легко представить себе характер их взаимоотношений: Яковлев на 12 лет старше, умнее, ученее (а Горбачев всегда испытывал определенный пиетет перед людьми учеными, интеллигентными), у тому же пожил за границей, к которой М.С. также всегда был неравнодушен. В 1985 году Горбачеву, как воздух, нужны были новые идеи – для самоутверждения, признания на Родине и за рубежом. Сам он генерировать такие идеи был, мне кажется, неспособен, и то, что воспользовался интеллектуальными услугами нового идеолога ЦК, не вызывает никаких сомнений.

Истинным «отцом» советской гласности был, конечно, не Горбачев, а Яковлев который, в свою очередь, не более чем скопировал принцип западной свободы печати. Недаром он - единственный из всего состава Политбюро, кто уцелел как действующий политик, несмотря на преклонный возраст (71 год), и не подвергся остракизму со стороны радикальной части интеллигенции и прессы, как это произошло с Горбачевым. Они слишком обязаны ему своей нынешней свободой. О признательности Яковлеву на Западе и говорить не приходится.

Но собственно, зачем нужна была гласность? Официальных аргументов на этот счет было много, они сводились к необходимости «очиститься от наслоений прошлого», а для этого «сказать народу всю правду» о прошлом и настоящем нашей страны; сделать политику открытой, подконтрольной обществу, для чего рассекретить деятельность всех государ-ственных органов и самой КПСС; наконец, что особенно любил подчеркивать Горбачев, через гласность «включить широкие массы в процесс перестройки» и таким образом демократизировать всю общественную жизнь.

Сегодня можно определенно сказать, что ни одна из этих целей не была достигнута. Мы не «очистились», а погрязли, извините в дерьме. Деятельность властей вскоре снова стала закрытой от народа и ныне вершится втайне. Наше общество не стало демократическим, вместо «чистых и просветленных» граждан господствующее положение в нем заняли жулики, люди с низменными страстями. Как и многие другие изначально хорошие идеи, гласность дала обратный результат. Почему?

Прежде всего потому, что партия, государство, общество и сами средства массовой информации не были готовы к работе в условиях гласности. Просчитывал ли кто-нибудь возможные последствия от ее внезапного введения? Думаю, что да, просчитывал, и эти последствия кого-то очень даже устраивали, ибо истинная цель провозглашения гласности, плюрализма, свободы слова была, возможно, совсем иная. Что, если эта цель была расшатать устои советского государства и деморализовать общество до такой степени, чтобы можно было осуществить в нем антикоммунистический переворот?

Светлана Шишкова-Шипунова,
«Перестройка. 10 лет спустя»