Русская Идея

Свежие объявления о работе: брачное агентство. English для активных путешествий.

Конечно, как человек умный, Горбачев не мог не видеть, не осознавать недостатков и пороков существовавшей системы, но кто их не видел, и кто не осознавал! Кто не хотел их исправления! Однако до уничтожения этой системы, до отказа от социализма Горбачев, я уверена, тогда, в 1985-м, в своих мыслях не доходил. Его первые представления о перестройки не простирались дальше традиционных идей о наведении порядка и дисциплины (мы всегда за это боролись), экономии ресурсов, ускорении экономического развития страны (мы всегда ускорялись, вспомните лозунг: «Пятилетку – в 4 года!»). Ничего принципиально нового, и тем более крамольного, первоначальная программа перестройки не содержала.

Традиционными были и методы ее организации, неоднократно опробованные в партийных органах, когда вокруг очередной «великой цели» поднималась шумная пропагандистская кампания, мобилизовывались снизу доверху все парторганизации, проводились бесчисленные заседания и совещания. В своей книге «Я надеюсь...» Раиса Максимовна рассказывает, как за день до пленума, на котором Горбачева избрали генеральным, он делился с ней намерением реализовать что-то «крупное, масштабное, назревшее...», но что именно – не сказал. Наверное, потому, что и сам не знал толком, что же это должно быть.

Для Горбачева лично перестройка была очередной инициативой, кампанией, способом самоутверждения на новом месте. Возможно, он даже не планировал долго ею заниматься. Известен случай, когда в самом начале перестройки, в пору наибольшей популярности Горбачева, один известный театральный режиссер пригласил его встретиться с коллективом театра, на что тот ответил примерно так: я сейчас очень занят, мы как раз запускаем экономическую реформа, вот она пойдет – и тогда, месяца через два, я буду посвободнее и с удовольствием к вам приду.

Но если перестройка начиналась так безобидно, то откуда же взялась потом та разрушительная сила, которая смела и самих перестройщиков, и то государство, которое они взялись переустраивать?

В первой статье цикла, посвященного 10-летию перестройки, я пыталась частично ответить на этот вопрос. Речь шла о том, что, начиная примерно с 1987 года, на политическую сцену вышли силы антикоммунистической ориентации со своим «встречным планом» перестройки. С этого момента КПСС стала постепенно отстраняться ими от руководства реформами, затем и от власти вообще. В результате этой ползучей контрреволюции был осуществлен совершенно иной, прямо противоположный первоначальному замысел перестройки.

Теперь необходимо ответить на не менее важный вопрос: какова же была роль Горбачева в этой метаморфозе? На этот счет существует несколько версий, которые в самом сжатом виде можно сформулировать так:

  1. Горбачев начинал перестройку как коммунист и «верный ленинец», а потом совершил предательство и перешел в стан «демократов»;
  2. Горбачев с самого начала замыслил покончить с социализмом и только скрывал это до поры до времени, чтобы его не сместили;
  3. Горбачев продался Западу и выполнял задания своих заокеанских хозяев.

... Не одна из этих расхожих версий не кажется мне достаточно убедительной и потому осмелюсь предложить свою.

Светлана Шишкова-Шипунова,
«Перестройка. 10 лет спустя»