Русская Идея

Как-то Михаил Сергеевич обмолвился, что его вдохновляет пример генерала де Голля, сумевшего вторично (спустя 12 лет) прийти к власти во Франции. Что ж, если обратиться к обстоятельствам этого исторического феномена, то они окажутся на удивление созвучными нынешней российской ситуации. Франция 1958 года, как сегодня Россия, находилась в состоянии жестокого политического, экономического и военного кризиса. Так же, как сегодня наше, французское правительство было бессильно справиться с инфляцией, с падением жизненного уровня, а главное – найти разумный выход из затянувшейся колониальной войны в Алжире. Франции понадобился политический авторитет отставного премьера де Голля, чтобы достойно прекратить эту войну и вывести страну из кризиса. Де Голль выступил тогда в роли спасителя нации, что и дало ему право на протяжении следующих десяти лет оставаться президентом республики.

Пример заманчивый, ничего не скажешь. Но есть одно большое «но».

Генерал де Голль, уйдя в первый раз (в 1946 году) от власти, продолжал оставаться для своих соотечественников «самым выдающимся французом», человеком, уже совершившим однажды – в годы войны с фашизмом – «чудо» национального спасения. Он не был лишен честолюбия, скорее наоборот, но вернуться к власти его попросили сами французы – в буквальном смысле слова: пришли и позвали, он лишь великодушно согласился.

Есть ли в сегодняшней России политический авторитет такого же общенационального масштаба? Способен ли выступить в подобной роли Михаил Горбачев, если учесть, что он оставил по себе совсем иную, недобрую память и что эффект от его деятельности был прямо противоположным – не спасение, а гибель государства? Уж во всяком случае надеяться на то, что народ позовет, Михаилу Сергеевичу не приходится. За пост президента России ему предстоит суровая борьба.

Впрочем, пусть обо всем этом голова болит у самого Горбачева и его команды. Для нас с вами, уважаемый читатель, важно прояснить сегодня, спустя 10 лет, другой и, пожалуй, главный вопрос: кто же он такой – Михаил Горбачев? Имеем ли мы дело с выдающийся личностью, потерпевшей временное поражение и потенциально способной вновь объединить и возглавить нацию? Или же речь идет о человеке заурядном, волею судьбы и случая оказавшемся на короткий исторический срок у руля великого государства и крупно наломавшем дров?

Светлана Шишкова-Шипунова,
«Перестройка. 10 лет спустя»