Русская Идея

Иванов Андрей Робертович Одинцово. Карьера, биография политика.

Глобализм и религия

Если XX век коммунистическая пропаганда называла веком торжества идей коммунизма, то наступивший XXI век мировая закулиса хотела бы видеть веком торжества идей глобализма. Идея построения «транснационального гражданского общества» так глубоко засела в умах новых "спасителей" мира и так очаровала их, что они, очевидно, используют все имеющиеся в их руках возможности, чтобы добиться ее практической реализации. Они уже начали активную, нахрапистую деятельность по ее утверждению как в теории, так и на практике не только в странах «золотого миллиарда», но и во всемирном масштабе.

I

Современные глобалисты пытаются подвести под «глобализм» некую теоретическую базу, убедить мир в том, что рождение «транснационального гражданского общества» есть историческая необходимость, закономерный этап развития мировой цивилизации, вершина этого развития, плод современного научно-технического прогресса. На самом же деле идея этого общества в том виде, в каком представляют ее глобализаторы, никакой исторической необходимостью не обусловлена, никаким закономерным результатом исторического развития человечества не является. Она есть не что иное, как идеология мировой закулисы, исходящая из имперских амбиций США и их союзников по «золотому миллиарду» и уходящая корнями в идею избранного народа. Творцом этой идеологии стала масонская правящая элита Америки, и в ней просматривается прежде всего идея американского мирового господства, американского диктата, духа самонадеянности и силы. Поэтому идеология глобализма густо замешана на американизме. Нельзя не согласиться в этом с президентом одной из крупнейших коммуникационных компаний мира, великобританцем М Серрелом, который утверждает, что современный мир «не глобализируется, а американизируется», ибо существует очевидный диктат США в мировом масштабе по целому ряду важнейших показателей во многих отраслях индустрии, где на долю США приходится, почти 50% мирового рынка. В области рекламы и маркетинга доля США в мире достигает 2/3.

Имперские амбиции и претензии США на некую мессианскую роль в мире общеизвестны. Они достаточно четко просматриваются и в идеологии глобализма. Эти амбиции и претензии непомерно усилились после фактической ликвидации социалистического лагеря и распада Советского Союза. Маховик глобализма резко набрал обороты, ибо главный оппонент идеологии глобализма – коммунистическая идея – была повергнута и дискредитирована. Вслед за этим была развернута широкая кампания по утверждению в сознании людей всей планеты новой мировой идеологии по имени «глобализм». Особенно активному к агрессивному воздействию глобализма подверглась посткоммунистическая Россия, и надо признать, что это воздействие оказалось не безуспешным. Глобализм пустил глубокие корни в умах и действиях нашей политической верхушка находящейся на кормлении российских финансовых и промышленных магнатов и уже дает практические результаты, о чем будет сказано ниже.

Что же подвигло мировую закулису на создание новой теории устроения мирового сообщества в форме «транснационального гражданского общества»?

Во-первых, то, что ей (закулисе) нужна была идеологическая альтернатива коммунистической идее, которая была бы более привлекательной, чем основательно скомпрометировавший себя капитализм с его лицемерным лозунгом равных возможностей, фиктивной демократией и свободой. Новая идея общественного устройства на основе новейших технологий должна была, по их мнению, завоевать умы и сердца людей всех стран и континентов.

Во-вторых, «отцы-глобализаторы» не могли не понимать, что утвержденный ими же мировой порядок добычи, распределения и потребления мировых природных ресурсов, экономический, политический и культурный диктат так называемых «цивилизованных стран» странам «третьего мира» (а, теперь и странам бывшего соц. лагеря породил чудовищный дисбаланс в уровне и качестве жизни народов развитых и слаборазвитых стран.

Этот дисбаланс нарастает, вызывая все большее возмущение и протест со стороны стран и народов, оказавшихся не без помощи стран «золотого миллиарда» на обочине научно-технического прогресса.

Всемирный бунт против вопиющей несправедливости, откровенного игнорирования «цивилизованными странами» жизненных интересов подавляющего большинства человечества становится грозной реальностью. Рассчитывать на стабильность в международных отношениях, на братский союз тех, кто грабит, с теми, кого грабители обирают до нитки, невозможно. Всем известно, что сегодня на 20% населения мира приходится 1% мирового валового продукта, что соотношение между 1 / 5 богатых и 1 / 5 бедных в мире достигло соотношения 1 / 75.

Поэтому, вбросив в мир идею нового мирового порядка в форме «транснационального гражданского общества», глобалисты надеются сбить воинственный настрой народов и элит слаборазвитых стран по отношению к странам «золотого миллиарда», включающих в себя США, Канаду, Японию и западноевропейские страны.

В-третьих, «глобализаторы» хорошо понимали, что добиться власти над миром только силовыми средствами в эпоху ядерного, бактериологического и технотронного оружия равносильно самоубийству. Похоже, что они сами подтвердили это террористическим актом против США 11 сентября 2001 г. Поэтому они нашли в идеологии глобализма силу, способную «мирным путем» или малыми локальными войнами обеспечить им дальнейшее господство над миром, но в еще более жестоких и бесчеловечных формах.

Они, естественно, не говорят открыто о том реальном «компьютерном рае» или «человейнике», как назвал его А.Зиновьев, а создают миф о нем, запугивая человечество грядущими катастрофами и другими проблемами. Но не так страшны эти будущие катастрофы и проблемы, как страшно то общество, которое собираются устроить глобализаторы. Его утверждение будет означать начало конца человечества, победу сил зла над силами добра в общепланетарном масштабе, торжества сил сатанинских.

На основе писаний и заявлений самих глобализаторов, а также на основе материалов их критиков можно обозначить основные контуры будущего глобалистского общества.

Оно будет радикально отличаться от традиционных человеческих сообществ и будет иметь с ними лишь символическое сходство. В нем не будет традиционной классовой структура ибо оно будет состоять фактически из двух групп населения: менеждеров (управленцев) и производителей (работников). Семью как основную ячейку традиционного общества заменят случайные и временные половые связи, культуру – технологии, нравственность – принятые менеджерами правовые акты. Работники превратятся в «кочевников» – людей без постоянного места жительства, работы и профессии. Они будут работать там и по такой специальности, которая нужна работодателям. В задачу этого глобалистского общества не будет входить формирование каких-то духовных и нравственных качеств личности работника, ибо оно обеспечит его полную управляемость с помощью существующих технологий воздействия на личность и соответствующих правовых актов. Проблема активности, инициативы и творчества личности на работе, в общественной жизни и в быту автоматически отпадает. Работник, а вместе с ним и менеждер, превращаются в элемент, винтик технологического процесса. К этому процессу фактически сводится вся их жизнь, ее смысл и предназначение.

Таков в сущности каркас будущего глобалистского общества, родившийся в воспаленном мозгу закулисных идеологов, возмечтавших загнать человечество в придуманный ими «компьютерный рай», который будет несравненно страшнее нацистских концлагерей смерти, ибо будет означать Апокалипсис человечества, конец человека как творения Божия, как Homo Sapiens (человека мыслящего) и Homo moralis (человека нравственного).

К сказанному необходимо добавить, что в этот глобалистский рай будет допущено не все человечество, а лишь представители «золотого миллиарда» (хотя в последнее время они уже сократили это число до 100 млн.).

От остальных "нахлебников" эта "элитная" часть человечества постарается в сжатые сроки освободиться, ибо Земля не в состоянии обеспечить всех «американским достатком», а мировое правительство – «американской демократией». Таковы суть и смысл глобализма, его основные цели и задачи.

II

Духовной основой идеологии глобализма (если понимать духовность в религиозном смысле) является оккультизм. Только он и может быть религией того бесчеловечного строя, который глобалисты называют «транснациональным гражданским обществом».

Таким образом, глобалисты (а они вскормлены на осколках христианской цивилизации) завершают путь, на который встала западная цивилизация еще в эпоху Возрождения. Это путь полного отказа от христианских, т.е. религиозных основ жизни и перевода ее на оккультные основы.

История западной цивилизации, называющей себя христианской, есть история ее поступательного движения от христианства к оккультизму через гуманизм, деизм, скептицизм и атеизм. XX век для западной цивилизации стал уже не столько христианским, сколько атеистическим и оккультным. Сегодня сатанинские силы под эгидой глобализации намерены сделать XXI век веком торжества оккультизма.

Процесс слияния глобализма с оккультизмом естественен и неизбежен. Глобализм не может принять ни одну из мировых религий, ибо любая из них встанет непреодолимым барьером на пути превращения человека в бессмысленное механическое существо, из богоподобия в скотоподобие. Глобалисты хорошо понимают это и ставят задачу ликвидации (под маркой слияния) всех сколько-нибудь влиятельных религиозных систем мира. Вместо многообразия религий они намерены ввести оккультистское единообразие под эгидой единой мировой религии, способной удовлетворить религиозные потребности всех членов нового глобалистского общества. Этой религией должна стать «Нью Эйдж». Это сегодня самая известная на Западе и Востоке широко рекламируемая религия, религия «Новой Эры» или «Нового века». По определению известного российского сектоведа А.Л.Дворкина «Нью Эйжд» – это широкоохватное, аморфное явление, оккультное и неоязычское по существу. Широкоохватное потому, что включает в себя множество самых различных групп и организаций. Американские сектологи Джош Макдауэлл и Дон Стюарт считают, что этих групп и организаций около 5 тысяч. Аморфным оно является потому, что абсолютное большинство этих групп претендуют на оригинальность и самостоятельность своего учения. У них нет пока единого центра, единой идеологии, единой веры и т.д. Их объединяют оккультные идеи, утопизм, пантеизм и монизм.

По мнению известного американского сектолога Уолтера Мартина, к движению "Нью Эйжд" можно отнести те группы и организации, которые:

1. Открыто призваны содействовать новому времени, т.е. наступающей эре глобализма (или эре Водолея),

2. Открыто поддерживают характерные веяния нового времени (монизм – «все едино», пантеизм – «все есть Бог», гностицизм – «спасение или исцеление приходит с помощью особых познаний, кармы и перевоплощения, духовной эволюции» и т. д.),

3. Открыто отстаивают оккультные практики нового времени ( медиумизм, астрологию, психическое исцеление, нумерологию, магию, различные способы изменения сознания, т.е. медитацию, монотонное песнопение, потеря чувствительности, гимны и т.д.),

4. Пользуются специфической терминологией (чакры, космическое сознание, всемирная энергия, глобальная деревня, самореализация, сотворение своей собственной действительности, сила Кундалини, Инь и Янь и др.).

Основные доктрины групп и организаций «Нью Эйдж» раскручиваются вокруг следующих проблем: безличного Бога, вечности Вселенной, иллюзорной природы материи, цикличности природной жизни, реинкарнации, эволюции человека в Божество, откровений от неземных существ, тождества человека с Богом, оккультных практик, вегетарианства, всемирного глобального порядка, синкретизма (единства всех религий) и т.д.

Идеи, конечные цели и задачи глобалистов и ньюэйджеров совпадают. И те и другие выступают за то, чтобы «закрыть» существующее ныне общество и войти в новый век царства «абсолютного счастья» с новой духовностью, создать такое общество, в котором будут полностью решены все жизненные проблемы.

Это обещают глобалисты, с этим согласны и ньюэйджеры. Единодушие в понимании конечных целей и задач и творит союз финансистов, политиков и религиозных деятелей из «Нью-Эйдж». Этот союз подобен гремучей смеси, которая может не спасти, а взорвать мир, оборвать человеческую историю.

Необходимо осознать реальную опасность гибрида этих сатанинских сил и поставить барьер реализации их безумных планов. А их практическая реализация уже началась. Практическая политика глобалистов в религиозной сфере дает основания утверждать это. Сошлемся на один из конкретных фактов этой политики. В ноябре 1998 года Конгресс США – лидера мирового глобализма – принял Акт «О международной свободе вероисповедания», согласно которому защита религиозных свобод за рубежом стала центральным, по заявлению тогдашнего президента США Билла Клинтона, элементом внешней политики его страны. Это подтвердила и бывший секретарь США М. Олбрайт. Она заявила, в частности, что «поиск религиозной свободы и терпимости... будет продолжать играть важную роль во внешней политике США и во всемирном масштабе».

Принятый Конгрессом США Акт «О международной свободе вероисповедания» базируется на безусловном признании особой мессианской роли США на нашей планете не только в мирских делах, но и в делах религиозных. Известно, что США, подобно Израилю, смотрят на себя и свое призвание в мире как на призвание религиозное, мессианское. Провозглашенный мессианизм США и американского народа сформировал убеждение в их исключительности и богоизбранности.

Очевидно, этим и объясняются причины принятия столь беспрецедентного, самозваного Акта, дающего США право определять, какие государства поощрять, а какие наказывать за соблюдение или нарушение религиозных свобод в их сугубо американском понимании и с позиций американских интересов. Очевидно, что США уже посчитали себя неким эталоном в толковании и реализации прав человека в области свободы совести.

Фактически США по своей воле ставят все государства мира перед выбором: или вы признаете и принимаете наши понятия религиозных ценностей и принципов их осуществления, и тогда мы сотрудничаем с вами, либо, в случае отказа от них, мы применяем к вам набор санкций вплоть до прекращения культурных контактов и финансовой помощи. Вот такая свобода совести по-американски.

По этому Акту можно судить, какими формами и методами глобализм будет добиваться ликвидации всех мировых религий и замены их «Нью-Эйдж». О каких религиозных свободах тогда можно говорить? Глобализм – это полное попрание религиозных свобод и прав человека.

В заключение можно констатировать, что принятый Конгрессом США акт совсем не бумажный тигр, а документ, фиксирующий реальную политику этой страны в международных религиозных отношениях. Практическое воздействие этой политики Россия уже испытала и продолжает испытывать на себе.

Мы помним, какому беспрецедентному давлению подверглось руководство нашей страны и российская общественность со стороны США, когда у нас в 1997 году готовился к принятию закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». Дело дошло до прямых угроз. В случае принятия закона в неугодном им варианте США угрожали отказать России в обещанной помощи на сумму $195 млн.

Нам известно также, что американскому давлению за якобы нарушения религиозных свобод подверглись даже Германия и Франция, когда они развернули у себя серьезное наступление на некоторые тоталитарные религиозные секты (Саентологию – в Германии и Свидетелей Иеговы – во Франции).

Так глобализм действует в религиозной сфере. Современная антитеррористическая кампания, являющаяся ответом на якобы организованный исламскими террористами теракт в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, проводится глобалистами под эгидой США.

Истинная цель этой кампании не столько борьба с реальным терроризмом (который американцы во многом сами породили), сколько стремление глобализма "приструнить" самую сильную, динамичную и влиятельную религию современного мира – ислам, а если удастся, то и запугать страны исламского мира ковровыми бомбардировками и международной изоляцией. Но история давно убедила человечество, что сила в решении религиозных вопросов чрезвычайно опасное дело не столько для того, к кому она применяется, сколько для тех, кто ее применяет. Надо бы помнить об этом тем, кто стремится поиграть мускулами на религиозном поле.

III

В плане поставленной проблемы необходимо внимательно всмотреться в те экономические, социально-политические и духовно-нравственные процессы, которые происходят в нашей стране в связи с реализацией планов мировой закулисы по глобализации мира. Это крайне необходимо, потому что, проклиная проводимые в России "реформы", наша общественность пока не осознала в полной мере, что эти "реформы" суть обкатка тех глобалистских схем, будущего «транснационального гражданского общества», которые разработала мировая закулиса.

Посткоммунистическую Россию ее западные "благодетели" с помощью наших "реформаторов", с самого начала проводимых в стране "реформ", включили в мировой глобализационный процесс и примут все возможные меры к тому, чтобы она из этого процесса уже не вышла.

Если российская общественность до сих пор еще не уяснила, что Россия не реформируется, а глобализируется, то правящая верхушка втуне со вскормившей ее воровской олигархией с самого начала "реформ" активно, настырно и безаппеляционно раскручивает глобализационный процесс во всех сферах и направлениях общественной жизни. Она не может не понимать, что рано или поздно российское общество осмыслит, в какой американский "рай" его ведут наши "реформаторы" и чей заказ они выполняют. Поэтому она стремятся сделать хорошую мину при плохой игре и заявляет, что наше участие в процессе глобализации она использует для занятия в этом процессе лидирующей роли. Ни более, ни менее. Это не наш досужий вымысел. Это факт. И об этом факте нам поведал один из высокопоставленных чиновников президентской администрации.

7 сентября 2000 г. в «Независимой газете» была опубликована статья генерального директора информационного аналитического агентства при Управлении делами президента России А.Игнатова под названием «Стратегия глобализационного лидерства для России. Первоочередные непрямые стратегические действия по обеспечению национальной безопасности».

Если, по утверждению А.Игнатова, Россия не будет более активно, чем сегодня, участвовать в процессе глобализации и не выйдет на место лидера этого процесса, то через 25 лет она «перестанет существовать, как государство, народ, культурная общность». Вот почему опасно для России лишь простое включение в процесс глобализации. Если, считает А.Игнатов, и дальше она будет на вторых ролях в этом процессе, ее ждет участь сырьевого придатка тех стран, которые идут сегодня во главе этого процесса.

Для того чтобы России захватить позиции лидера глобализации, ей необходимо, по А. Игнатову, срочно решить следующие задачи:

1. Первой среди стран-участников глобализационного процесса интегрировать все существующие в России религии и религиозные организации в одну и единственную государственную религию,

2. Выйти на третье место в мире по народонаселению (после Китая и Индии),

3. Не допустить демонополизации экономики,

4. Не допустить вхождения России ни в какие международные блоки и союзы, а стоять над ними,

5. Добиться введения российской политической и финансовой элиты в состав мирового правительства.

Двусмысленность, безумие и авантюризм представленных нашим глобализатором мер очевидны, ибо очевидна и их нереализуемость при любых обстоятельствах, тем более что на решение этих задач нам отведено не более 12 – 15 лет, так как через 25 лет мы, не решив их, по заявлению Игнатова, перестанем существовать как суверенное государство.

Нам трудно судить, как представляет Игнатов слияние Православия и Ислама вкупе с тоталитарными религиозными сектами в одну государственную религию, ибо путей этого слияния он не обозначил, но мы можем предположить, что подобного рода слияние может быть осуществлено только силой какого-то государственного акта, а не добровольного вхождения в одну игнатовскую веру православные и саентологов. Очень печально, если нашему генеральному директору информационного агентства не известно, чем кончается применение силы в области религиозных отношений. Мы же сообщим ему, что лучшего, чем этот, способа взорвать Россию изнутри и ликвидировать ее как государство, придумать невозможно, ибо нет ничего страшнее и бессмысленнее религиозных войн (а это насильственное слияние неизбежно вызовет войну).

Не менее сложно представить решение второй задачи – рывка в приросте населения России на 40 – 50 млн. за 12 – 15 лет. Она утопична даже с чисто физиологической точки зрения.

Что касается недопущения демонополизации в экономике, то всем известно, что наши «прихватизаторы» прикрываются ею как щитом от справедливых обвинений в разворовывании государственной собственности. Это же делает и Игнатов.

Тезис о недопущении вхождения России ни в какие блоки и союзы не выдерживает критики потому, что российская политическая элита неизлечимо больна синдромом вхождения в число "цивилизованных" государств именно через вхождение в их блоки и союзы.

Вхождение российской политической и финансовой верхушки в состав мирового глобалистского правительства – голубая мечта отечественных глобализаторов. При решении этой задачи Игнатов призывает не стесняться в средствах и идти напролом. Здесь, вещает он, все средства хороши вплоть до «внедрения российских представителей в многочисленные тайные организации, составляющие невидимую основу власти Мирового правительства». Под этими тайными организациями Игнатов подразумевает «масонские и промасонские ложи, тайные ордена и другие подобные образования».

Таковы перспективные планы нашей власти по дальнейшей глобализации России. После ознакомления с ними становится понятно, почему так прохладно и даже враждебно российская власть приняла «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», которые, естественно, не вписываются в планы глобализации России и более того, ставят им определенные барьеры. Так, например, в тексте Концепции говорится, что в случае применения государственной властью принуждения, ведущего «к отступлению от Христа и Его Царства (например, принуждение к дальнейшей идентификации личности» по глобалистским, антихристовым принципам и методам – А.Ш.), а также к греховным, душевредным деяниям. Церковь должна отказать государству в повиновении» (гл. III, п.5).

Это вызвало особое негодование у верхушки чиновничьего аппарата исполнительной власти, что и подтвердил в своем интервью Кестонской службе новостей заместитель начальника управления по внутренней политике президентской администрации М.Мейер 30 августа 2001 года. Цитируемое выше положение «Социальной концепции» РПЦ, по словам Мейера, «еще более осложнило церковно-государственные отношения» (т.е. отношения РПЦ и государственной власти России). Далее, передергивая это положение, Мейер утверждает, что «этот пункт можно толковать как угодно» и использовать его для осуществления давления на государственную власть.

Резкие и оскорбительные для РПЦ и ее священноначалия выпады, сделанные достаточно высокопоставленным чиновником президентской администрации, вызваны не только положением «Основ социальной концепции» о возможном гражданском неповиновении верующих государственной власти, а общей негативной позицией РПЦ в отношении осуществляемой глобализации России по западным рецептам. В этом она встала в оппозицию государству и объявила о своем праве указать ему на непреемлемость такой глобализации. Текст Концепции гласит:

«...Церковь должна указать государству на недопустимость (подчеркнуто нами – А.Ш.) распространения убеждений или действий, ведущих к установлению всецелого контроля за жизнью личности, ее убеждениями и отношениями с другими людьми, а также к разрушению личной, семейной или общественной нравственности, оскорблению религиозных чувств, нанесению ущерба культурно-духовной самобытности народа или возникновению угрозы священному дару жизни». (гл. III, п.6).

Глобалистски сориентированную часть чиновников, которую олицетворяют сегодня такие фигуры как А.Чубайс, А.Кудрин, Г.Греф и др., такая критическая, антиглобалистская по существу позиция РПЦ не устраивает, и они ищут пути, формы и средства, способные нейтрализовать неприемлемую для них позицию РПЦ по ключевому вопросу будущего России, и не только нейтрализовать, а выставить РПЦ в роли некой темной консервативной силы, тормозящей мировые интеграционные процессы и вхождение в них России. Очевидно, наши глобализаторы поставили перед собой цель вслед за Мадлен Олбрайт и Збигневом Бжезинским сделать из РПЦ главного врага возрождения России по глобалистскнм рецептам и выдавливание ее с духовного поля страны. Весь дух интервью Мейера подтверждает это. Он обвиняет РПЦ в монархизме, в черной неблагодарности по отношению к государству (мы, мол, заботились об РПЦ и поддерживали ее, а она платит нам такими документами как «Основы социальной концепции»), в том, что руководство РПЦ ведет себя по отношению к государству нечестно, что Церковь занимается больше интригами и денежными делами, чем непосредственно верой, что митрополит Кирилл, больше и чаще других иерархов представляющий РПЦ в государственных органах, очень «непростой клиент» и «слишком сложный человек» и т.д.

Примерно в том же ключе, хотя и без резкостей и оскорблений РПЦ, выдержано интервью А.Себенцова – председателя Комиссии по вопросам религиозных объединений при правительстве РФ, данное им «НГ–религия» в сентябре 2001 г. В этом интервью Себенцов положительно отозвался о возможности (даже необходимости) создания в России органа по государственно-церковным отношениям, против чего резко выступает РПЦ.

Эти и другие факты говорят об озабоченности государственной власти состоянием церковно-государственных отношений, признании слабости влияния на развитие религиозных процессов и необходимости усиления этого влияния. Чувствуется, что наши глобалисты намерены сделать религиозный процесс управляемым и направить его в нужное им русло, т.е. в русло создания реальных возможностей для ослабления позиций традиционных религий, перемешивания их с так называемыми новыми религиозными движениями (сектами) и создания затем одной, управляемой государством религии. В русле этих целей и планов возрастающее в обществе влияние коренной российской религии, религии государственно-образующей нации – русского народа, не только не устраивает, но и пугает глобализаторов. Поэтому мы стоим, очевидно, перед новым крупномасштабным наступлением нашей глобалистской, антинациональной власти на Русскую Православную Церковь, в процессе которого она может пойти на самые крайние меры. Наиболее крупными шагами, которые может предпринять власть в обозримом будущем, может стать закон о государственно-церковных отношениях в Российской Федерации и создание госкомитета по делам религии. Следует ожидать также гласной и негласной поддержки глобалистами наиболее активных и влиятельных тоталитарных религиозных сект – проводников идеологии мирового глобализма. В любом случае, тихой жизни на религиозном поле России ожидать в ближайшие годы безнадежно. Но расстановка сил на нем будет зависеть не только от государственной власти и церковных организаций, но и от активности или пассивности российской общественности.

А. Н. Швечиков


Литература и комментарии:

Швечиков А.Н., к.ф.н., доцент, директор Межвузовского Центра по проблемам науки и религии