Русская Идея

Созерцание Тайнозрителем Иисуса Христа и значение виденного.

Так и Иоанн, в этом созерцательно-духовном состоянии, видит Самого Иисуса Христа и сообщает нам прежде всего о внешнем виде Его. Иоанн увидел «семь золотых светильников и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир (длинная одежда иудейских первосвященников и царей) и по персям опоясанного золотым поясом. Глава Его и волосы белы, как волна, как снег; и очи Его – как пламень огненный; и ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи; и голос Его – как шум вод многих. Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лице Его – как солнце, сияющее в силе своей». В таком внешнем образе Господь наш Иисус Христос предстал духовным очам возлюбленного ученика Своего, эмблематически являя в этом Образе полноту совершенств, от которых ученик мог заимствовать для исполнения поручаемого ему дела, как некогда Исаия заимствовал чистоту помышлений от видения Господа, сидящего на Престоле высоком и превознесенном, и края риз его наполняли весь храм (Ис. VI, 1). В последнем видении наполнение всего храма краями риз Господних означало полноту благодати, которою Господь одарит Церковь Свою в Св. таинствах. Указанием на это в видении Исаии служит взятый с жертвенника горящий уголь в клещах у Серафима, уголь, которым Он коснулся уст пророка и сказал: «Вот это коснулось уст твоих, и беззаконие твое удалено от тебя, и грех твой очищен» (Ис. VI, 7). Это было ответом на сокрушение пророка о недостоинстве и греховности, сокрушение, вызванное в его духе видением славы Господней, созерцанием Самого Господа на Престоле высоком и превознесенном. Вокруг Него стояли Серафимы и взывали друг к другу, и говорили: «Свят, свят, свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его! И поколебались верхи врат (храма) от гласа восклицающих, и дом наполнился курениями. И сказал я (говорит о себе пророк): горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами – и глаза мои увидели Царя, Господа Саваофа» (Ис. VI, 5).

То, что в видении пророка Исаии было преобразовательно, то Иоанн созерцал в совершении, ибо Сын Человеческий, вместо Серафимов, был окружен семью светильниками, то есть Святой соборной и апостольской Церковью, и в деснице Его семь звезд, то есть предстоятели вселенской Церкви, чрез которых Он непосредственно управляет кормилом великого церковного ковчега. Облечение в подир знаменует то же самое, что и длинная, краями наполняющая храм одежда в видении Св. Исаии пророка, то есть полноту дарованной Церкви благодати; опоясание по персям золотым поясом знаменует благодать двух заветов: Ветхого и Нового, которыми праведный гнев Божий как бы связуется обетованиями помилования грешников. Глава и волосы белые, как снег, и очи Его, как пламень огненный, знаменуют, что Он едино с Ветхими днями, виденными Св. Даниилом пророком (VII, 13). И ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи. Это два естества, ибо халк есть медь и означает природу человеческую, а ливан или благоуханный фимиам – Божескую природу, как изъясняет Св. Андрей Кесарийский. И голос Его, как шум вод многих, – в том смысле, что голос Его есть то же, что глас Духа Святого, в Нем почивающего, и от Отца исходящего; а этот блаженный глас, в виде языков, как бы огненных, пришедших с неба на апостолов при наступлении дня Пятидесятницы, сопровождался, как повествует Евангелист Лука, шумом с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнял весь дом, где они находились. Евангелист же Иоанн уподобляет этот глас шуму вод многих. И из уст Его выходил острый с обеих сторон меч, как сказано в Евангелии: «Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение; ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух и двое против трех» (Лук. XII, 51-52).

У другого Евангелиста говорится: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее. И враги человека – домашние его» (Матф. X, 34-36). Отчего так? Оттого, что само Слово Божие, как семя, посеянное в землю, неодинаково воспринимается почвой хорошей, почвой каменистой, почвой тернистой или, иначе говоря, сердцем разумным, сердцем, заглушенным заботами и богатством, сердцем, отличающимся непостоянством, то есть верующим, только когда все хорошо, и отпадающим тотчас, когда настает какая-либо скорбь или гонение за Слово Божие. Вот и источник для разделения между членами одной и той же семьи у христиан, не говоря уже о неверующих Слову Божию, которые так часто встречаются в семействах христиан. Потому и сказано в Евангелии: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, недостоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, недостоин Меня. И кто не берет креста своего и не следует за Мной, тот недостоин Меня». Куда следует? На Голгофу, на гору действительного самоотвержения, ибо сберегший душу (жизнь) свою – потеряет ее; а потерявший душу (жизнь) свою ради Меня – сбережет ее (Матф. X, 37-39).

Этот же меч разделения за Слово Божие произвел и производит разделение в недрах Церкви, ибо в нынешнем веке были, есть и будут разного сорта последователи Христа, как изображает это Евангелие от Луки (гл. IX, 57-62).

И Лице Его, как солнце, сияющее в силе своей. «Ибо Он есть Солнце Правды и Свет Истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Иоан. I, 9). «И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать» (Иоан. 1,16).

И когда я увидел Его, то пал к ногам Его как мертвый. Ибо так сказано: «Дух бодр, плоть же немощна» (Матф. XXVI, 41). Она есть прах, и потому сильное напряжение духа расслабляет союзы плотские, называемые нервами, и дело доходит до потери восприимчивости чувств, как в обмороке или у умирающего. О таком же изнеможении упоминается и у пророка Даниила, удостоившегося многих таинственных видений о грядущих событиях всемирной истории, имевших отношение к Царству Славы Божией на земле.

«И Он положил на меня десницу Свою и сказал мне: не бойся, Я есмь первый и последний, и живый; и был мертв, и се жив во веки веков, аминь. И имею ключи ада и смерти.» Этим словом и прикосновением Христос укрепил Иоанна и соделал его способным, при всей плотской немощи его, вознестись в мир духовный и воспринять Откровения, из которых первое было о том, что Христос никому не предоставляет располагать смертью, а оставляет ключи смерти и ада за Собой. В этом открывается особое человеколюбие, ибо Судья земли предоставляет право помилования (то есть ключи Царства Небесного) рабам Своим – апостолам, а ключи от вечных мук предусмотрительно удерживает при Себе. Он, как Единственный в благости и совершенный в милосердии Человеколюбец Господь, готов щадить и обращающегося к Нему в самую последнюю минуту, когда для помилования нет уполномоченного служителя Его.

Иеромонах Пантелеимон,
«Начало и конец нашего земного мира.
Опыт раскрытия пророчеств Апокалипсиса»