Русская Идея

Преткновение о камень претыкания, полагаемый в Сионе.

Немногие избранные из этого слепотствующего народа поняли и приняли учение Христа Спасителя, когда Он проповедовал и благовествовал Царствие Божие. Народ не примкнул к этим избранным, а отшатнулся от них и от Мессии, потому что материализм одолевал не только первосвященников и старейшин, но и народные массы. Эти массы гонялись за Мессией не для того, чтобы видеть чудеса, а для хлеба, которым Он насытил их в изобилии два раза. «Вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились», – сказал Христос искавшему Его народу. И действительно, за это насыщение народ готов был сделать Его даже царем (Иоан. VI, 15-26) и только просил в знамение, что Он послан от Бога, «дать им манну с неба», как сделал Моисей для их отцов в пустыне (Иоан. VI, 31). Словом, одна всегдашняя забота о хлебе земном, а о Царствии Божием и слушать не могли. Об этом ослепленном и окаменелом народе от лица Божия Св. пророк Исаия возвещал, говоря, что Израиль «ослепил глаза свои и отменил сердце свое, да не видят глазами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их» (Ис. VI, 10).

При укоренившемся понятии о наследственной от Авраама праведности проповедь о необходимости добродетели становилась непонятной и даже лишней. Зато те, на ком тяготело общественное презрение, как, например, мытари и любодейцы, внимательно вслушивались в благовестие о восстановлении падшего человеческого достоинства и с горячностью предавались Христу, оставляя прежний порочный образ жизни. Прочие же, довольные своим происхождением от друга Божия Авраама, только мечтали о тех выгодах, какие извлекут от славного воцарения Мессии, царя иудейского. Таковы были превратные понятия, вследствие чего народ жаждал видеть в Мессии не только освободителя от железного ига Рима, но и покорителя вселенной для иудеев. Причиной этих заблуждений был материализм, который, по выражению пророка, ослепил глаза и окаменил сердца их. О горнем ни помину, а земному идолу все помышление. К чему же могло повести такое упорное пресмыкание по земле, как не к отвержению такого Мессии, который учит о горнем мудрствовать, а не о земном.

Иеромонах Пантелеимон,
«Начало и конец нашего земного мира.
Опыт раскрытия пророчеств Апокалипсиса»