Русская Идея

XVIII. 1.

И по сих видех ина Ангела сходяща с небесе, имуща область велию: и земля просветися от славы его. После сего я увидел иного Ангела, сходящего с неба и имеющего власть великую: земля осветилась от славы его.

Здесь показывается светлость небесных сил и их чистота, в несколько раз превосходящая сияние и красоту звезд и светил.

XVIII. 2.

И возопи в крепости, гласом велiим глаголя: паде, паде Вавилон великiй, и бысть жилище бесов и хранитель всякому духу нечисту, и хранилище всех птиц нечистых и ненавидимых: яко от вина ярости любодеянiя своего напои вся языки. И воскликнул он сильно, громким голосом говоря: пал, пал Вавилон, великая блудница, сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице; ибо яростным вином блудодеяния своего она напоила все народы.

О Халдейской столице (Вавилоне), взятой Киром и Персами, нечто, сему подобное, пророчествовал и Исаiя (Ис. 21, 9), что он по причине совершенного запустения имеет наполниться зверями и нечистыми духами. Ибо, по Божественному домостроительству, освобождающему людей от вреда, и по собственному человеконенавидению, обычно как зверям, так и нечистым духам стремление в пустыни. - Каким образом сей Вавилон напоил народы вином своего блудодеяния? Тем самым, что был их вождем во всяком законопреступлении и за дары слушавшимся его городам посылал начальников и властителей - врагов истины и правды.

ХVIII. 3.

И царiе земстiи с нею любы деяша, и купцы земстiи от силы пищи ея разбогатеша. И цари земные любодействовали с нею, и купцы земные разбогатели от великой роскоши ее.

По преизбытку, говорит, имеющегося неправедного богатства, роскошествуя в потребном, гордясь и пренебрегая излишним, он был причиною обогащения земных купцов.

XVIII. 4. 5.

И слышах глас ин с небесе глаголющ: изыдите из нея, людiе мои, да не причаститеся грехом ея, и от язв ея да не вредитеся: Яко прилепишася греси ея даже до небесе, и помяне Бог неправды ея. И услышал я иной голос с неба, говорящий: выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее. Ибо грехи ее дошли до неба, и Бог воспомянул неправды ее.

Изыдите из нея людiе мои. - Как в Содоме говорил Лоту: спасая спасай твою душу (Быт. 19, 17) и у Исаiи: изыдите отсюда и нечистоте не прикасайтеся, изыдите из среды его (Ис. 52, 11), так говорит и здесь, ибо следует избегать пребывания и сожития с оскорбляющими Бога.

XVIII. 6. 7.

Воздадите ей, яко и та воздаде вам, я усугубите ей сугубо по делом ея: чашею, еюже черпа вам, черплите ей сугубо. Елико прославися и разсвирепе, толико дадите ей мук и рыданiй. Воздайте ей так, как и она воздала вам, и вдвое воздайте ей по делам ее; в чаше, в которой она приготовила вам вино, приготовьте ей вдвое. Сколько славилась она и роскошествовала, столько воздайте ей мучений и горестей.

Воздадите ей сугубо по делам ея. - Сие говорит или тем, которые не повинны, но много зла потерпели от владычествующих в том городе, ибо ради терпения скорбей послужили причиною злейшего наказания мучивших их, или слова сии указывают на переход от одних лиц к другим, т. е. от наказуемых к некоторым наказующим святым силам, по любви к Богу присвояющим или считающим собственными обиды, нанесенные их сорабам, - Сугубою называет чашу или потому что грешники и законопреступники страшно будут наказаны и здесь и в жизни будущей, или потому что будут мучимы вместе душа и тело, у коих общи сами деяния, или потому что грех будет наказан мучением не внешним только, но более внутренним, заключающимся в совести.

XVIII. 7.

Яко в сердцы своем глаголет: (яко) сежу царицею, и вдова несмь, и рыданiя не имам видети. Ибо она говорит в сердце своем: сижу царицею, я не вдова, и не увижу горести!

И рыдания не имам видети. - Ибо как живущим в благодушии и славе, если только в них нет страха Божiя, свойственно говорить: не подвижуся во век (Пс. 29, 7), так говорил о себе и сей город.

XVIII. 8.

Сего ради во един день прiидут язвы ей, смерть и плачь и глад: и огнем сожжена будет, яко крепок Господь Бог судяй ей. За то в один день придут на нее казни, смерть и плачь и голод, и будет сожжена огнем, потому что силен Господь Бог, судящий ее.

Одним днем называет или внезапность и краткость времени, в которое от меча, язвы и голода сей город постигнет плачь, разрушение и сожжение огнем, или течение того самого дня, в который, по предсказанию, он пострадает. Ибо, когда враги овладеют городом, достаточно и одного дня, чтобы нанести побежденным всякого рода озлобления и многоразличные виды смерти. Бог всемогущ как спасти Ему благоугодивших, так и наказать нераскаянно согрешивших.

XVIII. 9. 10.

И возрыдают и восплачутся ея цари земстiи, любы деявшiи с нею и разсвирепевшiи, егда узрят дым запаленiя ея. Издалеча стояще за страх мук ея, глаголюще: горе, горе, град велнкiй: Вавилон, град крепкiй, яко во един час прiиде суд твой. И восплачут и возрыдают о ней цари земные, блудодействовавшiе и роскошествовавшiе с нею, когда увидят дым от пожара ее. Стоя издали от страха мученiй ее, и говоря: горе, горе тебе, великiй город Вавилон, город крепкiй, ибо в один час пришел суд твой.

Земными царями здесь, думаем, называются начальники, как и об Иерусалиме сказал Псалмопевец: се князи его собрашася (Пс. 2, 2). - О сих, совершивших отступление от Божественных заповедей, говорит, что они восплачутся, смотря или слыша о сожжении и запустении его и ужасаясь той внезапной перемены, которая случилась в самое короткое время.

XVIII. 11. 12.

И купцы земстiи возрыдают и восплачутся о нем, яко бремен их никтоже купует ктому, бремен злата и сребра, и каменiя драгаго и бисера, и висса и порфиры, и шелка и червени. И купцы земные восплачут и возрыдают о ней; потому что товаров их никто уже не покупает, товаров золотых и серебряных, и камней драгоценных, и жемчуга, и виссона, и порфиры, и шелка, и багряницы.

Ибо когда погибнут живущие в могуществе и пресыщении, тогда излишне будет покупать сие и злоупотреблять им.

XYIII. 12. 13.

И всякаго древа финна, и всякаго сосуда из кости слоновыя, и всякаго сосуда от древа честнаго, и медяна и железна и мраморна, и корицы и фимiама, и мира и ливана, и вина, и елеа, и семидала и пшеницы, и скота и овец И всякого благовонного дерева, и всяких изделий из слоновой кости, и всяких изделий из дорогих дерев, из меди и железа и мрамора, корицы и фимиама и мира и ладана, и вина, и елея, и муки, и пшеницы, и скота и овец.

При сем выражении следует подразумевать: «никто не покупает». Нам же должно рассмотреть и рассудить которому из городов обычна торговля такого рода предметами и каким преимущественно людям свойственно приобретение излишнего для неумеренного наслаждения.

XVIII. 13.

И коней и колесниц, и телес. И коней и колесниц, и тел.

Излишне, говорит, употребление коней, и колесниц и тел. - Колесницами обозначаются всякого рода экипажи, ибо латинское слово «redium» означает повозку; из родительного падежа множественного числа сего слова и вышло чрез усечение: «radium».

XVIII. 13. 14.

И душ человеческих. И овощи похотей души твоея отидоша от тебе, и вся тучная и светлая отъидоша от тебе, и ктому не имаши обрасти их. И душ человеческих. И плодов, угодных для души твоей, не стало у тебя, и все тучное и блистательное удалилось от тебя; ты уже не найдешь его.

И душ человеческих. - Не будешь, говорит, порабощая свободных, торговать человеческими душами и не возвратишь наслаждений прежним довольством и блеском.

XVIII. 15-17.

Купцы сими обогатишеся от нея, издалеча станут за страх мученiя ея, рыдающе и плачущеся, и глаголюще: горе, горе, град великiй, облеченый виссом и порфирою и червленицею, и позлащенный златом и каменiем драгим и бисером: Яко во един час погибе толико богатство. Торговавшие всем сим, обогатившиеся от нее, станут вдали от страха мучений ее, плача и рыдая, и говоря: горе, горе тебе, великий город, одетый в виссон и порфиру и багряницу, украшенный золотом и камнями драгоценными и жемчугом! Ибо в один час погибло такое богатство!

Горе, горе град великiй. - Обращает внимание на страдания сего Вавилона, плачем о нем указывая на величие несчастий и злоключений, которыми будет наказан город, гордившийся прежде царским достоинством.

XVIII. 17-19.

И всяк кормчiй, и всяк плаваяй в кораблех, и всяк, елик в мори делаяй, издалеча сташа. И вопiяху, видяще дым раждеженiя его, глаголюще: кiй подобен граду великому? И положиша персть на главах своих, и возопиша плачущеся и рыдающе, глаголюще: горе, горе, град великiй, в немже обогатишася вси имущiи корабли в мори, от чести его, яко единем часом запусте. И все кормчие, и все плывущие на кораблях, и все корабельщики, и все торгующие на море стали вдали, и, видя дым от пожаров ее, возопили, говоря: какой город подобен городу великому? И посыпали пеплом головы свои, и вопили, плача и рыдая: горе, горе тебе, город великий, драгоценностями которого обогатились все, имеющие корабли на море: ибо опустел в один час!

Имущiи корабли в мори. - Очень может быть, что морем в переносном смысле называется настоящая жизнь, как подвергающаяся постоянным волнениям, а купцами - плавающие, подобно рыбам, в житейском волненiи но возможно и то, что пострадавшiй так город, находясь не далеко от моря чувственного и принимая все от плавающих в нем, причинит им рыдания своим разрушением. И купцам всемирного Вавилона, т. е. смешения, при кончине видимого мiра следует также пострадать и безутешно рыдать об удовольствиях настоящей жизни, когда не волею будут от них удалены и укоряемы совестью за свои деяния.

XVIII. 20.

Веселися о сем небо, и Святiи Апостоли и пророцы, яко суди Бог суд ваш от него. Веселись о сем небо и Святые Апостолы и Пророки, ибо совершил Бог суд ваш над ним.

Под небом разумеет или Ангелов или Святых, имеющих в нем жительство. - С ними повелевает веселиться Апостолам и Пророкам, так как отмщено тем, которыми были укорены или обижены или за то, что, как безуспешно проповедовавшие между жителями упомянутого города, преступлением заповедей Божiих часто были подвергаемы бесчестию, или за то, что властью, по всей земле распространившеюся, были избиты за Бога, как служившие Его словам. Так и были убиты Пророки Иудеями, Апостолы же язычниками, которым по преимуществу они проповедовали. - Радуются они наступлению наказаний не злобною радостно, но как пламенно желающие пресечения греха, чтобы им порабощенные чрез сии, так сказать, частные наказания меньшим подверглись мучениям в будущей жизни.

ХVIII. 21-24.

И взят един Ангел крепок камень велик яко жернов, и верже в море, глаголя: тако стремлением ввержен будет Вавилон град великiй, и не имать обрестися к тому. И глас гудец и мусикiй, и пискателей и труб, не имать слышатися ктому в тебе, и всяк хитрец всякiя хитрости не обрящется ктому в тебе, и шум жерновный не будет слышан в тебе: И свет светильника не имать светити в тебе ктому, и глас жениха и невесты не имать слышан быти в тебе ктому: яко купцы твои беша велможи земстiи, яко волхвованiи твоими прелщени быша вси языцы. И в нем кровь пророческа и Святых обретеся и всех избiеных на земли. И один сильный Ангел взял камень, подобный большому жернову, и поверг в море, говоря: с таким стремлением повержен будет Вавилон, великий город, и уже не будет его. И голоса играющих на гуслях и поющих, и играющих на свирелях и трубящих трубами в тебе уже не слышно будет; не будет уже в тебе никакого художника, никакого художества, и шума от жерновов не слышно уже будет в тебе; и свет светильника уже не появится в тебе; и голоса жениха и невесты не будет уже слышно в тебе: ибо купцы твои были вельможи земли, и волшебством твоим введены в заблуждение все народы. И в нем найдена кровь Пророков и Святых, и всех убитых на земле.

Паденiе Вавилона произойдет так же быстро, как и жернов погружается в море; и будет оно так внезапно, что после него не останется никакого признака: на сие указывают оскудение и исчезновение играющих на гуслях, свирелях и пр. - Виною же сего ставит то, что своим сладкопением и ядовитым волхвованием обольстит он все народы и что был приятелищем кровей пророческих и других святых. Всем же сим вероятно означается нечестивый Вавилон Персидский, ибо в разные времена и до настоящего времени он принял кровь многих святых и постоянно увеселялся волхвованиями и обольщениями. А посему предметом нашего желания и молитвы да будет то, чтобы за гордость против Христа и Его рабов он получил предуказанное возмездие. Но думается, что такому рассуждению некоторым образом противоречит сказанное древними церковными учителями, которые предсказания сии относили к Вавилону Римскому, потому что у четвертого зверя - Римского царства видны были десять рогов, из коего выросший один, три искоренив, а остальные поработив себе, придет как царь Римский под видом того, чтобы устроить, обновить и усилить начальство их, а на самом деле - чтобы произвести их совершенное опустошение. Поэтому, не погрешит против надлежащего и тот, кто будет разуметь под ним, как упомянуто ранее, царство, как бы в одном общем теле владычествующее сначала до ныне и поистине пролившее крови Апостолов, Пророков и Мучеников. Ибо как говорится - один лик, одно войско и один город, хотя составляющие каждое из них и переменяются, так одно и царство, не смотря на то, что оно дробится и распределяется по многим городам и местам.

Андрей Кесарийский, «Толкование на Апокалипсис»