Русская Идея

XVI. 17. 18.

И седмый Ангел излiя фiал свой на воздух: и изыде глас велiй от храма небесе от престола, глаголя: бысть. И быша блистанiя и громи и гласи, и бысть трус велик, яков николиже бысть, отнележе быша человецы на земли, толик трус, тако велiй. Седьмой Ангел вылил чашу свою на воздух: и из храма небесного от престола раздался громкий голос, говорящий: совершилось! И произошли молнии, громы и голоса, и сделалось великое землетрясение, какого не бывало с тех пор, как люди на земле. Такое землетрясение! Так великое!

Был, говорит, с неба Ангельский голос, т. е. совершилось Божественное повеление. - Гласы, молнии и громы, подобные бывшим в явление Божiе на горе Синайской, указывают на ужасающую силу происходящего во время будущего пришествия Христова. - Землетрясение означает перемену существующего, как сказал и Апостол: еще единою Аз потрясу не, токмо землею, но и небом (Евр. 12, 26).

XVI. 19.

И бысть град велик в три части, и гради язычестiи падоша. И город великий распался на три части, и города языческие пали.

Город же, думаем, великий не по количеству и величине зданий, но древнейший и величайший по благочестию и благоверию Иерусалим, поистине страданиями Христовыми возвеличенный пред городами языческими. - Разделение его на три части указывает, полагаем, на живущих в нем христиан, Иудеев и самарян, или означает твердо верующих, осквернивших греховными делами крещение Иудеев, и вовсе не принявших проповеди, - их не сдерживаемое, дерзкое исполнение своих желаний и обречение или низвержение в соответствующие каждому из них места. Ибо ныне иудеи и самаряне, боясь благочестивых царей, скрывают свои нечестивые желания и, не осмеливаясь перейти к своей секте, кажутся принадлежащими к нам, как будто и они истинные христиане, ибо носят общее с ними имя. Когда же разжжение искушений их обличит, тогда произойдет разделение их на три части - благочестивых, нечестивых и грешников, и все пойдут к единомысленным с ними и согласующихся с их сектою. - Падение языческих городов означает или их разрушение или уменьшение и прекращение языческой жизни с пришествием Божественного царства, которое, по Даниилу, восприимут Святые (7, 27).

XVI. 19.

И Вавилон великий помяновен бысть пред Богом, дати ему чашу вина ярости гнева своего. И Вавилон великий воспомянут пред Богом, чтобы дать ему чашу вина ярости гнева Его.

Вавилон же великий, рассеянный собственными житейскими заботами и напастями и возвеличившееся неправедным богатством многолюдное число его, как бы из забвения, по причине долготерпения, придет на память и за попрание праведного и за нечестивые слова и дела испиет чашу гнева Божiя.

XVI. 20.

И всяк остров бежа, и горы не обретошася. И всякий остров убежал, и гор не стало.

Из Божественного Писания мы научены разуметь под островами Святые Церкви, а под горами - в них начальствующих. А что они побегут при наступлении всего предреченного, о сем слышали от Господа, сказавшего: сущiе на востоке побегут на запад, и cyщiе на западе - на восток. Будет бо тогда скорбь велiя, яковаже не была от начала мipa доселе, ниже иметь быти (Матф. 24. 21), когда одни в наказание за грехи, другие для испытания добродетели будут терпеть бедствия и несчастия не от антихриста в мучениях за Христа, но и в бегстве, и в злостраданиях в горах и пещерах, которые они для сохранения благочестия предпочтут пребыванию в городах.

XVI. 21.

И град велик, яко талантес, сниде с небесе на человеки: и хулиша человецы Бога от язвы градныя, яко велiя есть язва его зело. И град, величиною в талант, пал с неба на людей, и хулили люди Бога за язвы от града, потому что язва от него была весьма тяжкая.

Под градом, с неба сходящим, разумеем Богом посылаемый и свыше сходящий гнев Его. А что град этот величиною в талант, сие означает полноту гнева по причине полной тяжести и крайности греха, указанием на сие служит талант, как видел то и Захарiя (Зах. 5, 7). - Обращение им поражаемых не к покаянию, но хулению, показывает их сердечное ожесточение, в котором они уподобляются Фараону. Они будут ожесточеннее даже его, так как тот хотя несколько смягчался Богом посылаемыми казнями и сознавал свое нечестие, а сии восхулят даже и во время наказаний.

Андрей Кесарийский, «Толкование на Апокалипсис»