Русская Идея

Царственные подвиги, или дело Царево

Когда благоговейная верноподданническая мысль приступает к рассмотрению высокого Царского служения, усматривая, как державный ум проходит по всему огромному составу государства, обнимает вниманием и разнообразным попечением жизнь, безопасность, довольство, нравы, просвещение, верование миллионов народа, чтоб повсюду добро насаждать, возращать, охранять, зло пресекать, отвращать, предупреждать, необразованное образовать, несовершенное усовершать, поврежденное исправлять; изрекает новые, дополняет прежние законы, непрестанно движет множественные пружины управления, блюдет над правосудием, зиждет, одушевляет воинство; простирает проницательные и дальновидные взоры далее пределов своего в иные царства, дабы отовсюду ограждать и утверждать мир, приобретать и поддерживать добрых союзников, подавляя семена раздоров, браней и крамол, обезоруживать зависть, усматривать общеполезное и усвоять таковое, открывать вдали крадущееся влияние какой-нибудь заразы и преграждать ей пути, – при таких помышлениях о подвигах Царя к радости о нем присоединяется удивление и забота любви. Сколько бремен к облегчению всех нас несут одни державные рамена!

Поистине, чтоб от венца Царева как от средоточия на все Царство простирался животворный свет «честнейшей камений многоцветных» (Притч. 3, 15) мудрости правительственной, чтоб мановения скипетра Царева подчиненным властям и служителям воли Царевой указывали всегда верное направление ко благу общественному, чтоб крепко и всецело рука Царева обнимала державу его и чтоб меч Царев был всегда уготован на защиту правды и одним явлением своим уже поражал бы неправду и зло, чтоб Царское знамя собирало в единство и вводило в стройный чин миллионы народа, чтобы труда и бодрствования Царева доставало для возбуждения и возвышения их деятельности и для обеспечения покоя их, – не высший ли меры человеческой потребен для сего в Царе дар?! Посему-то благочестивейший Император наш, приемля свой Царский венец, при всенародной молитве всего Царства и Церкви, взыскует еще свыше Помазания от Святого, взыскует чрезвычайных даров Духа Всемогущего для благопоспешного, богоугодного Царствования.

С благоговейнейшею радостию взираем мы на Царский венец, который недосягаемо превознесен над нами, но который осеняет всех нас и которым все мы можем хвалиться пред другими народами. Радостен сей венец для нас, потому что он для всех нас есть покров, защита, слава и украшение; но тяжел он для венценосца, потому что это венец избрания и освящения на великие подвиги, а не венец награды и покоя после подвигов.

Тяготы огромной Руси носит благочестивейший Самодержец, исполняя закон Христов (Тал. 6, 2) и закон Царский. Какая потребна сила, чтоб поднять, носить, направлять в движение силы всей России! Праведно посему, чтоб все силы россиян соединялись, дабы по возможности облегчать бремя, носимое Самодержцем, чтоб сердца россиян соединялись, дабы всеусердными молитвами призвать ему силу от Того, «Имже Цари Царствуют: Господи, силою Твоею да возвеселится Царь, и о спасении Твоем возрадуется зело!»

Святитель Филарет Московский (Дроздов),
«Христианское учение о царской власти
и об обязанностях верноподданных»