Русская Идея

999 Недвижимость продажа по кишиневу 3 комнатных квартир.

Примечание редакции «Русская Идея»:

Статьи в этой части книги содержат особенно резкие суждения о положении в Московской Патриархии. Насколько широко они применимы и к кому - судить читателю. В любом случае, продолжая сказанное в Предисловии, необходимо еще раз подчеркнуть, что эта критика не касается тех многих искренних членов Русской Православной Церкви разных уровней, которые понимают опасность ситуации и стремятся к ее преодолению. Они, вероятно, согласятся не со всеми суждениями, публикуемыми здесь. Но все же данных авторов, искренне озабоченных судьбами Церкви и своего народа, нельзя смешивать с критиками вроде Г. Якунина, нападающими на Московскую Патриархию совершенно с противоположных (демократических) позиций. Эсхатологическое видение близящихся последних времен, а не стремление к обличениям - вот причина и цель данной критики, отношение к которой должно зависеть прежде всего от ответа на этот вопрос: насколько близки последние времена.

Для лучшего понимания позиции авторов необходимо также учесть, что они, будучи сельскими клириками МП в глубокой провинции - как раз в это время перешли в юрисдикцию Русской Зарубежной Церкви, следуя голосу совести и сознавая, что уходят из господствующей структуры в гонимую. Ведь приходы зарубежной юрисдикции в России уже несколько лет подвергаются притеснениям, изгнаниям из храмов, несколько священников были убиты...

Одновременно и во всем мире усилились гонения на Русскую Зарубежную Церковь: ее монахи изгнаны греческой полицией из Ильинского скита на Афоне за отказ поминать Константинопольского Патриарха-экумениста; при помощи палестинской полиции отнят Хевронский монастырь у Мамврийского дуба на Святой Земле; убит монах Иосиф, хранитель Мироточивой иконы Иверской Божией Матери, а о ее местонахождении, к моменту сдачи книги в печать, сведений получить так и не удалось; сожжен собор перво-иерарха Зарубежной Церкви в Монреале; Патриарх Алексий II поставил вопрос о "возвращении" эмигрантских храмов в Германии, от которых СССР официально отказался в 1930-е годы...

Эти условия противостояния, к сожалению, отражаются и в напряженном тоне дискуссии по этим вопросам с обеих сторон; тем не менее нельзя упускать из виду ее содержание.

Михаил Назаров

В последнее время в общественных кругах России и Зарубежья активно обсуждается вопрос о преодолении раскола в Русской Церкви. В качестве посредников-миротворцев нередко выступают политики разной ориентации, но почти все они с удивительным единодушием вину за раскол возлагают на епископов Русской Зарубежной Церкви, прибегая при этом порою даже к прямой неправде, и призывают к объединению всех частей Русской Церкви вокруг Московской Патриархии (МП).

Такие слова, как "раскол" и "единство", которые используют также и подобные обвинители из самой МП, к сожалению, оказывают большое воздействие на умы людей честных, но малоцерковных. Слово должно быть одеянием мысли, но в наше время слова сплошь и рядом имеют совсем не тот смысл, что в прошлом. Так, например, слово "раскол" в житейском понимании означает разделение некоей организации на большинство и меньшинство, или на две половины одного достоинства. В церковном же понимании "раскол" означает отделение от Кафолической (вселенской) Апостольской Церкви. Понятие кафоличности в свою очередь также понимается ныне по-новому. Кафоличность Церкви на самом деле означает не равнение на большинство или на "начальство", а единство учения Церкви с Откровенной истиной, ее всецелое духовное преемство с основоположниками - апостолами. "Кафоличность" в отличие от "экуменичности" есть внутренний критерий Церкви, а не внешняя характеристика, Кафоличность означает особое духовное качество, а не внешний пространственный или количественный охват.

Два критерия русскости

В русском обществе со времени революции и доныне существуют две оценки того, что считать Россией. Одни полагают, что Россия - это евразийская котловина в одну шестую часть суши, либо империя в границах 1914 (или даже 1945) года; а русский народ - это население, которое там проживает, работает и голосует "за". При таком критерии России оказывается, что и Сталин был "выразителем русского духа" и "воссоздателем Российской Империи", и те, кто обслуживал его режим, пребывали «с нашим правительством и с нашим народом», - как писал об этом в Декларации 1927 г. митрополит Сергий. Люди этого направления всегда подчеркивали, что они стоят на своей земле, что они с большинством, что массы идут за ними. Для этих людей истина не являлась самоценностью, все решал текущий момент. Поэтому они легко меняли вехи и знамена, снимали погоны и снова надевали их, легко вступали в любые коалиции и легко предавали вчерашних союзников, а "диалектическое мышление" избавляло их от угрызений совести.

Люди другого направления полагают, что Россия - понятие прежде всего духовное, что Российская Империя - лишь футляр, который хранит драгоценную сердцевину - Святую Русь (выражение архим. Константина Зайцева), что потому русскими не рождаются, а становятся, и русскость есть особое духовное качество человека, а самосохранение в этом качестве есть особый "подвиг русскости", к которому каждый из нас призван свыше. Люди этого направления, жалея, что многие из них живут на чужбине, и что большинство соотечественников идет не с ними, почитают более важным свое преемство с исторической Россией, свою духовную связь с ее святым прошлым. Для таких патриотов вопрос истины важнее всего и какие-либо компромиссы с ложью неприемлемы. Очевидно, что два указанных направления не сводимы друг к другу.

И в Русской Церкви с самого начала революции четко определилось подобное разделение по двум направлениям: одни считали Русской Церковью земную иерархическую организацию и любой ценой "спасали" ее легальное существование; другие почитали важнейшим свое духовное преемство со святым прошлым и ради этого жертвовали удобствами земного бытия. И мы, пытаясь понять нынешнее состояние Русской Церкви, желаем пребывать в духовной связи с теми, для кого вопрос церковной истины был важнейшим, а потому и обращаемся к их наследию. Особенно актуальными для нас являются труды идеологов и учителей Русской Зарубежной Церкви - архиепископа Аверкия (Таушева) и архимандрита Константина (Зайцева). Ключевым же является понятие апостасии, разработанное ими.

Две первых формы апостасии:
папство и экуменизм

Отпадение папского Рима от Кафолической Церкви открыло в ее истории новую эпоху - эпоху апостасии. Содержа в себе многие догматические заблуждения и канонические нарушения, папство полностью не исчерпывалось понятиями ереси и раскола, ибо имело и качественно новые черты: оно подменяло собою истинную Церковь Христову и всеми средствами вело борьбу за ее уничтожение.

Папство ввело понятие о Церкви как прежде всего о чисто земной иерархической организации во главе с Папой, подменяющим собою Христа и заслоняющим Его от верующих. Несмотря на явно антихристианский характер такой подмены, она удалась, так как для множества людей с минимальными духовно-нравственными запросами необходим внешний авторитет, снимающий с каждого личную нравственную ответственность в награду на слепое повиновение себе.

Латинская форма апостасии породила и нечто новое - "восточный обряд", который совершенно обесценил догматические вероопределения и таинственно-богослужебные чины по сравнению с единственно важным для него - признанием папского примата.

Второй формой апостасии, организационно возникшей в этом столетии, явился экуменизм. Своими корнями он уходит в учение масонских лож XVIII-XIX вв. с их проповедью "универсального христианства" (см.: прот. Г. Флоровский, «Пути русского богословия»). В экуменических категориях мышления совершенно исчезают грани, разделяющие истину и ложь, Христово и антихристово, все становится относительным и условным. Низведение на один уровень правды и неправды и их смешение выражается в совместных межконфессиональных и межрелигиозных молениях и богослужениях, в которых заключен весь пафос экуменизма. Как отмечал архим. Константин, главное в экуменизме - это полная утрата духовного целомудрия, это постоянные измены своей вере, постоянное духовное прелюбодеяние.

Третья форма апостасии:
"советская" Церковь

Причиной появления этой формы апостасии в нынешнем столетии послужило стремление части духовенства Русской Церкви (во главе с митрополитом Сергием) спасти земную церковную организацию в условиях гонений от богоборцев путем выполнения всех требований гонителей. "Сергианство" вывело наружу те апостасийные тенденции, которые накопились в Русской Церкви за предыдущие два столетия во многих областях церковной жизни. Проф. Флоровский отмечал, что к концу XIX в. четко определились два крыла: сторонников истинного Православия и сторонников модернизированного христианства - и размежевание стало неизбежным. Революционная катастрофа, имевшая глубокий эсхатологический смысл, привела это размежевание в действие, хотя и придала ему политическую окраску. Но это не должно заслонять от нас духовного смысла разделения в русской Церкви - того, что произошло отпадение от истинной Церкви всех отступнических сил.

Эти силы по-разному были оформлены организационно: обновленческое "Высшее Церковное Управление", "сергианская" Патриархия, "евлогианский" Экзархат в Западной Европе, польская, украинская, финская, американская автокефалии... Они выступали подручными разных политических сил: большевиков, промасоненных западных демократий, украинских и иных националистов. Но все они были едины в своей отступнической сути: они отказались от свидетельства Христовой правды и поставили себя на службу силам антихристовым, предали истинную Русскую Церковь и стали более или менее активными пособниками ее гонителей. Таковыми были не только обновленцы и "сергиане", но и польские и финские автокефалисты, гнавшие русских исповедников Православия в своих странах. Не все эти апостасийные группировки сотрудничали с компартией и ее карательными органами, но все они отказались от «подвига православной русскости перед лицом апостасии» (выражение архим. Константина), все они отказались нести крест гонений, возложенный Промыслом Божиим на всю Русскую Церковь. Именно этот крест провеял гумно Божие, отделив на нем честное от недостойного.

И никакие оправдания отступников, будто они разорвали с «правыми русскими политиканами» ради «чистого аполитичного христианства» или ради «единства со своим народом» в странах своего пребывания - нас обмануть не могут. Всякий дезертир, бежавший с поля брани, оправдывает себя тем, что в силу какого-то высокого принципа он не может стоять вместе со всеми. Когда вся Церковь введена Промыслом Божиим в огонь и воду испытаний, пытающиеся избегнуть общего подвига неизбежно уклоняются на путь погибельный - и чаще всего прямо на путь Иудин.

Только две части единой Русской Церкви не уклонились тогда от подвига исповедничества: Российские Ново-мученики и зарубежные исповедники. Хотя этот подвиг совершали они в разных формах, суть его была одна - единым был дух верности Православию и заветам Святой Руси, и потому они составляли одну Церковь. Сегодня в глазах многих бескомпромиссных верующих неповрежденное и несомненное епископское преемство сохранилось только в Зарубежной части Русской Церкви, поэтому в последние годы все ревнители Православия в России и организационно стали стягиваться к Зарубежному Синоду.

Параллельно с этим и все апостасийные силы бывшей Российской Церкви подтянулись к неообновленческим структурам Патриархии, поддерживая их. Кто-то прямо вошел в МП, кто-то именно от нее получил автокефалию, кто-то находится в полном единомыслии с ее руководством. Причем, как нам кажется, современное возглавление МП, сохраняя апостасийное преемство с прежним сергианством, к сожалению, вместо преодоления былого греха - продвинулось еще дальше по пути отступления и в наши дни являет в себе синтез всех предыдущих форм апостасии.

Патриархийный папизм

С латинством нынешние структуры МП роднит прежде всего прочно укоренившееся в большинстве духовенства и народа представление о Церкви как о земной иерархической организации во главе с "Папой" - Патриархом. «Христос - Глава Церкви на Небе, а на земле ее глава - Патриарх». «Кто не поминает Патриарха, тот пойдет в ад». Подобного рода высказывания стали уже поговорками в устах духовников МП. Даже лидер правого крыла МП митрополит Иоанн С.-Петербургский наиболее развернуто подытожил такое отношение к Патриарху: «Патриарх - это звено, соединяющее Русь Небесную и Русь земную, ... это единственная опора грядущего русского возрождения. Убойтесь! Посягающий на Патриарха есть святотатец и кощунник» («Советская Россия» 13.09.1993).

Во всех этих словах видно явное исповедание папизма, при котором Христос есть лишь «бледная тень на заднем плане», а впереди стоит "Папа". Большинством такого духовенства Христос бессознательно воспринимается не как Единый Истинный Глава Церкви, обетовавший пребывать с нею во вся дни до скончания века, а лишь как почетный председатель земной организации, реально возглавляемой Патриархом. Соответственно и себя эти священнослужители сознают рабочими данной системы, выход из которой приравнивается к предательству. Священников же, отказавшихся от такого понимания Церкви и перешедших в ведение Зарубежного Синода, везде поносят как клятвопреступников, предателей, нарушителей присяги Патриарху. То есть слова иерейской присяги, где иерей обязуется быть верным «Слову Божию, правилам Святой Церкви и священноначалию в лице Патриарха и епархиального архиерея», понимаются как присяга на верность лично "Папе"-Патриарху. О том же, что послушание епископам не может быть безусловным, но зависит от верности этих епископов их собственной архиерейской присяге - у таких священнослужителей и мысли не возникает.

В этом - очевидный отказ от свободы духа, дарованной нам во Христе, добровольное греховное рабство, сменившее прежнее рабство советчины. При таком перерождении православного сознания практически невозможна настоящая борьба за Православие в рамках МП. Наглядным подтверждением этого явился быстрый крах «движения непоминающих» (возникшего стихийно как протест против экуменических связей МП с иудаизмом): не было никаких гонений, а только старцы и духовники напомнили "взбунтовавшимся" иереям вышеприведенные "прописные истины" Патриархии и тем «поставили их на место». В этом смысле к патриархийному духовенству, похоже, применима оценка А.С. Хомяковым латинян, что изначальная ложь папизма помрачает в католицизме самые светлые умы и сковывает их души железной цепью.

Признаков родства МП с латинством, к сожалению, много. Это и ставший нормой поведения принцип необходимости лжи для блага Церкви - тот же иезуитский принцип «лжи во спасение». Это и торговля святынями и таинствами для всех желающих, вплоть до безбожников. О недостойной и даже хульной продаже всем всего можно говорить много; сребролюбивые дельцы в сане почти превратили Церковь постсоветской эпохи в своего рода торговую фирму, совершающую также постоянные операции с ценными бумагами и недвижимостью. Несколько лет назад в программу Московской Духовной Академии был введен особый предмет - церковная экономика. Нередко рукополагают уже готовых бизнесменов, которые оказываются способными подвизаться в обоих амплуа. И потому взгляд на приход как на торговую точку, извлекающую доходы из религиозных потребностей населения, установился в таких структурах МП довольно прочно. Здесь по сравнению с несвободной советской эпохой, в нынешних условиях относительной свободы выбора, сделан огромный шаг вниз.

Всем этим такое руководство МП отвращает от Православия множество совестливых людей из неверующих. Воистину никакая советская атеистическая пропаганда не могла бы так скомпрометировать Церковь, как это сделало руководство МП, особенно за последние годы...

Прим. автора 1997 г.

Эти слова были написаны еще задолго до ставших ныне известными торговых операций МП с импортными куриными окорочками, сигаретами, спиртными напитками, нефтью, алмазами. Это сказано и до признания Патриарха Алексия II на Архиерейском Соборе 1996 г., что МП сумела все свои общецелевые программы, прежде всего духовно-образовательные, профинансировать за счет оборота ценных бумаг.

К такому церковному возглавлению применимы слова митрополита Антония, сказанные им о латинянах: «То представление о христианстве, которое внушает латинство, окончательно отвратит от него нравственно лучших между неверующими, но зато привлечет нравственно худших, коих в сто раз больше».

Так, к сожалению, происходит духовная селекция и самого церковного народа определенного качества. У прихожанина исчезают или подменяются понятия спасения и нравственного выбора; вместо них укореняется понятие «удовлетворение религиозных потребностей», понимаемое по-латински как «торговля с попом» (даже не с Богом): какие обряды нужно "пройти" и сколько это будет стоить.

В свое время митрополит Антоний писал: «Нет христианства там, где полный нравственный переворот в жизни язычника заменяется лишь частичным и внешним ее облагороживанием». В практике же МП часто не наблюдается даже внешнего облагороживания жизни безбожника, купившего себе крещение или причастившегося после общей исповеди. Таким образом, нынешние структуры МП как система не выполняют своего главного назначения - служить духовному возрождению русского народа. Несомненно в ней есть еще оазисы благочестия, где пытаются жить и служить по-православному, но мы сейчас говорим не об исключениях, а о поощряемом сверху правиле. Никому не придет в голову оценивать экологическую обстановку страны по ее заповедникам. Так и общее состояние МП нельзя оценивать по немногим "заповедникам Православия".

Родство с латинством в МП усматривается и у значительной части ее духовенства. Выходцы из Западной Украины до сих пор составляют добрую половину епископата МП, благочинных и настоятелей крупных приходов даже в великорусских епархиях. Известно, что в свое время политика КГБ по разложению Русской Церкви предусматривала и непропорционально большое привлечение "западенцев" в ряды российского духовенства. Кроме особого униатского благочестия, чуждого православно-русской духовной традиции, эти люди нередко несли с собою особый взгляд на священство как на выгодную специальность, обеспечивающую панское положение в обществе. Свои шляхетские замашки в отношении мiрян некоторые передали и своим преемникам. Точно писал об этом митрополит Антоний, что в основе латинского пастырства лежат два стремления ксендзов: по возможности не утруждать себя и при случае унизить мiрянина.

Как и в современном латинстве, в рядах духовенства МП в последние годы выросла доля сомнительных деятелей еврейского происхождения. Эти лица, часто занимающие ключевые посты, попали в МП вследствие ее апостасии, и они же являются главными проводниками апостасийных процессов. Достаточно привести пример экуменической и воспитательной деятельности прот. Александра Меня. Показательно, с какими католиками он имел тесные связи.

Аналогом "восточного обряда" в латинстве явился провозглашенный в МП «плюрализм в рамках Церкви». Согласно этому принципу, в пределах послушания Патриарху можно заниматься любой деятельностью: проводить экуменические моления или разоблачать экуменизм, проповедовать иудео-христианское единство или кричать о ереси жидовствующих; в области богослужения можно быть и новатором, и "типиконщиком"; можно благословлять и космополитов, и патриотов, освящать любые знамена и коммерческие объекты, служить молебны для палачей октябрьского погрома в Москве в 1993 г. и панихиды по их жертвам.

Суть такого плюрализма на приходском уровне некий епископ МП одному иерею-монархисту сформулировал так: «Хочешь повесить в алтаре вместо иконы Спасителя портрет Царя - повесь, хочешь петь вместо «Царю Небесный» гимн «Боже, Царя храни» - пой, только поминай Патриарха». В этих словах и патриархийный "папизм" проявляется очень выпукло, как в восточном обряде: главная ценность - послушание "Папе".

И, наконец, самыми удручающими признаками родства таких структур МП с латинством являются признаки антихриста: стремление подменить собою истинную Церковь и уничтожить ее. Руководство Патриархии старается любой ценой сохранить монополию на Православие и воюет против бескомпромиссной Русской Церкви со всем ожесточением, используя даже оба главных метода диавола: ложь и насилие.

Новые шаги в экуменизме - "траектория змея"

Характерная черта эпохи апостасии - полное обесценивание вероопределений и каких бы то ни было документов принципиального характера, их вольное перетолкование.

Многие соглашения подписываются экуменистами в обстановке полной секретности. Например, по сообщению журнала «Русский пастырь» N 17-18, в марте 1993 г. в Афинах проходила конференция «Православие и иудаизм» под председательством Константинопольского Патриарха Варфоломея с участием представителей МП - и более о ней ничего не известно. Если надводная часть патриархийного айсберга отпугивает многих православных, то какова же его подводная часть? Впрочем, и тех документов, которые открыто подписаны руководством МП (в двустороннем порядке и на многосторонних экуменических сборищах) достаточно, чтобы приложить к таким правящим структурам МП оценку митрополитом Антонием обновленцев: «Это не просто раскол и не просто ересь, это - отступничество».

Один из способов протаскивания экуменической лжи - это всякого рода интервью иерархов МП, которые якобы «не имеют характера вероопределений». Духовники и старцы именно так и успокаивают встревоженных мiрян: «Ведь то, что сказал, положим. Патриарх Алексий в Нью-йоркской синагоге (13.11.1991), он не провозгласил как обязательное вероопределение, ведь он не отменил петь на литургии Символ веры», и т. д.

Глядя на все это многообразное лукавство отступников и тех, кто прикрывает их деяния своим авторитетом старца, вспоминаешь характеристику деятельности Юлиана Отступника, данную св. Григорием Богословом: «Как у змея одновременно одни части тела изгибаются вправо, другие влево, между тем как голова змея движется вперед, к своей цели - такова была его деятельность». Такова же и вполне определенная в духовном отношении деятельность апостасийных лидеров в МП, несмотря на их змеиную изворотливость.

Экуменические встречи, моления и сослужения воспитывают в их участниках постоянную неверность своей вере, приучают душу к нераскаянному пребыванию в духовном прелюбодеянии. Митр. Антоний главным качеством священника считал его исповедническую настроенность, его верность однажды избранному знамени, а отступления от этого считал тяжким грехом, кладущим на душу отступника дегтярные пятна. Между тем, вся система воспитания патриархийного духовенства устроена так, чтобы насаждать в душах будущих пастырей именно неверность и безпринципность. С этой целью, например, семинаристов посылают в качестве "мальчиков" обслуживать экуменические конференции, командируют для продолжения учебы в зарубежные инославные учебные заведения. Еще в советское время сложилась поговорка: «академию скончах, веру соблюдох», - чем на деле могли похвалиться далеко не все.

В последние годы в деятельности экуменических кругов МП наступил качественно новый этап. Во-первых, вся она совершается добровольно и сознательно, и не может быть речи о том, будто духовенство МП не понимает этого или будто его кто-то принуждает. Во-вторых, если раньше экуменические встречи проходили в основном на уровне "высокой" иерархии, то теперь они спустились на епархиальный и даже приходской уровни. В некоторых епархиях уже активно действуют экуменические центры, многие приходы и даже монастыри оказались связанными с инославными спонсорами посредством разных подачек. В поисках таких спонсоров настоятели приходов получают поддержку епархиального начальства. В такой обстановке постоянных сделок с совестью, когда с одной стороны манит соблазн корыстью, а с другой давит угроза лишиться всех благ своего положения - как устоять в правде надломленной душе иерея?

Новый шаг в бездну
- введение в Церковь темной духовности

Еще одна сторона деятельности в структурах МП последних лет выглядит особенно зловеще: это связь ее служителей с оккультными методами воздействия. И ранее уже поступали данные о том, что отдельные иереи МП занимаются экстрасенсорикой и гипнозом. Когда в годы "перестройки" и "демократии" в Россию хлынул поток всевозможных чародеев и волхвов, руководство МП гласно не осудило это массовое насаждение бесовщины, не предупредило о полной несовместимости ее с христианством, о том, что нельзя одновременно пить чашу Господню и чашу бесовскую. Возвышали голос, насколько могли, лишь отдельные священнослужители и мiряне. Но по местам некоторые иерархи, монашествующие и священники даже благословляли деятельность "народных целителей" как делающих добро, спокойно допускали их без покаяния к церковным таинствам.

Особенно страшной (даже скандальной) выглядит деятельность Международного института резервных возможностей человека (МИРВЧ) с центром в С.-Петербурге, имеющего филиалы уже в 50 городах России. Эта фирма занимается "кодированием" от пьянства и курения гипнотическими методами и за последние четыре года "переработала" уже не одну сотню тысяч человек. Такое кодирование полностью подавляет волю человека, подчиняя ее воле колдуна-"кодировщика". Очевидно, что и спаивание русского народа и его кодирование от пьянства имеют одну цель - полностью подавить его волю и превратить в безумное, легко управляемое стадо.

И эти гипнотизеры имеют благословение на свою деятельность не только от Патриарха Алексия, но и от лидера правого крыла МП - митрополита Иоанна. Часть выручки от сеансов кодирования перечисляется в кассу МП; среди учеников этой фирмы насчитывается уже не один десяток священнослужителей, особенно в Петербургской епархии. Некоторые из них проводят сеансы кодирования прямо в храме. Подробно об этом рассказано в брошюре «Записка о ритуальном кодировании», изданной ревнителями-мiрянами МП в С.-Петербурге. На повестку дня уже поставлен вопрос о введении преподавания методов экстрасенсорики и гипноза в Петербургской духовной семинарии.

Такое введение темной духовности может поставить последнюю точку в истории превращения Церкви Христовой в церковь-блудницу. Из такой пропасти вылезти будет уже невозможно.

Прим. автора 1997 г.

Уже после написания данной статьи Архиерейский Собор МП 1994 г. анафематствовал некоторые так называемые тоталитарные секты, широко использующие в своей практике темную духовность. Однако попытки соединения этой духовности с православным пастырством - самые опасные для Церкви деяния - не рассматривались. Тоталитарным же сектам объявлена война не столько как губителям человеческих душ, сколько, похоже, как религиозным конкурентам. И произошло это не раньше, чем миллионы людей при прямом попустительстве руководства МП на деле соприкоснулись с оккультизмом в разных формах.

Точно так же и о деятельности МИРВЧ следует заметить, что разразившийся скандал вынудил иерархию отозвать свое открытое благословение, но, естественно, никто из клириков, виновных в таких чудовищных опытах над людьми, не подвергся никаким прещениям.

Государственная Церковь в антихристианском государстве

За советский период МП в разное время испытала разное к себе отношение со стороны коммунистического режима: то гонимое (с 1917 по 1930-е гг.), то почти "симфоническое" (после второй мировой войны), то едва терпимое (в 1960-е гг.). В целом это походило на отношение к слуге, которого то впускали на кухню, когда он был нужен, то выгоняли в переднюю, но никогда не пускали в гостиную. В это положение епископы МП поставили себя сами, отказавшись от свидетельства Христовой истины и надеясь на служебную "симфонию" с гонителям веры и Церкви. При этом такие епископы МП, будучи причислены к среднему слою советской номенклатуры, имели возможность наладить с партократией полезные для себя контакты (а по экуменической линии и международные связи), накопить определенный капитал и твердо поддерживать свое личное господствующее положение в Церкви.

"Перестройка", завершившаяся демократическим путчем в августе 1991 года, сместила часть высшей советской номенклатуры, но не затронула позиции номенклатуры средней, пересевшей из обкомовских и райкомовских кресел в кресла глав новой, демократической администрации и занявшей ключевые места в бизнесе. Имея чутье реальных политиков, иерархи МП вовремя поддержали эту демократическую номенклатуру и тем упрочили свои позиции.

Сегодня МП обладает огромной недвижимостью и капиталом; кроме десятков собственных изданий, имеет доступ к некоторым "независимым" газетам и другим средствам массовой информации. Обеспечив себе также прочное правовое положение и международное влияние, руководящие структуры МП представляют собою уже большую финансово-политическую силу, с которой заигрывают политики самых разных ориентации. А откровенная поддержка Патриархом режима Ельцина обеспечила для МП практически статус государственной Церкви при новом режиме.

С этим режимом у многих иерархов МП сложились истинно "симфонические" отношения равноправных партнеров. Был организован церковный камуфляж режима: публичное благословение его главарей, награждение их церковными орденами, призывы голосовать за них на выборах и т. п. Но каков духовный знак этой "симфонии"?

Режим Ельцина есть прямой наследник интернационал-большевизма образца 1917 г. Он также расчленил Россию новыми "брестскими договорами", довел до обнищания и вымирания народ, распродает национальные богатства за границу, превратив Россию в сырьевую колонию Запада. Как точно отметил один священник Русской Зарубежной Церкви, режим Ельцина есть антигосударство, ибо разрушает все, что государство призвано сохранять.

Самым страшным же является проводимая этим режимом массовая кампания нравственного растления русского народа - в рамках запланированной на Западе «мутации русского духа». Начиная с "перестройки" и доныне государственные СМИ проповедуют культ наживы, рекламируют аморальность, насилие, разврат, темную духовность. Результат этой кампании - не только дикий рост преступности и превышение смертности над рождаемостью; главное - десятки миллионов гибнущих душ.

Со стороны МП против этой кампании нравственного развращения протестовали лишь отдельные иереи; реже - епископы; но даже самому видному из них, митрополиту Иоанну, оказалось невозможно поставить вопрос официально, от имени самой Церкви в общегосударственном масштабе; ни Патриарх, ни Синод никогда официально и однозначно не осудили этой вакханалии аморализма как государственной политики. В открытом письме министру информации в июне 1993 г. Патриарх Алексий даже подчеркнул, что он за плюрализм в области информации, и только отметил, что телевидение недостаточно учит нас добру (?!). Некоторые же иерархи и священники даже сами участвовали в этой кампании, благословляя отвратительные сборища и зрелища, например, порнографические "конкурсы красоты". Такое свободное соучастие клириков МП в нравственном развращении народа есть деяние более преступное, чем вынужденное благословение ею коммунистического режима.

Другое духовно страшное деяние "демократического" режима Ельцина состоит в том, что он, будучи марионеткой мipoвoй политической мафии, активно втягивает Россию в американский «Новый мiровой порядок», строящийся ныне как седалище грядущего антихриста. И здесь возглавление МП нередко предстает как активный пособник строительства нового Вавилона, в основном по экуменической линии. О том, какой вес имеет сам Патриарх Алексий у нынешних хозяев мipa, можно судить по тому, что во время его сентябрьского (1993) визита в США главный раввин Нью-Йорка вручил ему премию фонда «Призыв совести», а во время январского визита в Россию (1994) его лично посетил президент США Клинтон.

Одновременно с этим епископы МП, оказавшиеся в новоявленных суверенных республиках, нарезанных на территории России, поддерживают местные сепаратистские власти. Это тоже вполне согласуется с устроением «Нового мipовoгo порядка». Вспомним, что еще К. Леонтьев оценивал национальные движения новейшей эпохи как орудия всемiрной революции. Так, украинский епископат МП наперегонки с самосвятами-автокефалами поддерживает тамошнее националистическое правительство с его антирусской кампанией украинизации и благословляет обманную "незалежность" Украины, насильно загоняемой ныне в лоно западного апостасийного мира.

Купив себе такой страшной ценой положение государственной Церкви, руководство МП борется с верной Истине Русской Церковью уже государственными методами: оказывает нажим на местную администрацию, нанимает отряды милиции и ОМОНа для захвата храмов, вошедших в русскую зарубежную юрисдикцию, ведет соответствующую кампанию в государственных СМИ, а кое-кто не брезгует и мафиозными средствами шантажа и расправ.

Известно, что для борьбы с приходами Зарубежной Церкви в России создан юридический отдел МП, который дает во все епархии свои рекомендации. Имеются у структур Патриархии и свои военизированные отряды. Если ранее при советском режиме представители МП выступали в качестве пассивных инструментов на службе у власти, то теперь они сами являются инициаторами гонений и буквально домогаются у властей применения репрессий против наших общин, там где не могут сделать этого сами. Если раньше наиболее активные из них играли роль Иуды, то теперь выступают в качестве Каиафы.

Важно, что соучастие в подобных деяниях связывает их участников круговой порукой, и покаяние становится для них все менее возможным. Непосредственно в захватах участвует немного патриархийных священников, но и те, кто одобряет такие действия перед народом, понося гонимых и очерняя Русскую Зарубежную Церковь, также связывают свои души прочными узами греха. К участию в такой кампании привлекается патриархийное духовенство той епархии, где есть наши общины. Как правило, в ход идет самая грубая неправда: "немецко-фашистская" или "власовская" церковь, «предатели веры и родины», «молятся американскому богу» и т. п. Бабушек-прихожанок, помнящих времена коммунистических гонений, пугают отнятием пенсии.

В этом порою участвуют даже те иереи МП, которые бывали за границей, посещали там эмигрантские приходы, увозили оттуда чемоданы подарков, в том числе книги об экуменизме и сергианстве, и даже миро от Мироточивой Монреальской иконы. Бывает, даже такие "интересующиеся" Зарубежной Церковью, состоящие в переписке с зарубежными священнослужителями, - кричат здесь про «американскую церковь» и нанимают ОМОН против наших общин.

Статус госцеркви для МП в условиях нынешнего режима обусловлен взаимовыгодным сращиванием ее руководства с номенклатурно-мафиозными властями не только на центральном, но и на епархиальном, и более низком уровне. Поэтому по поведению иерархов МП можно прогнозировать и некоторые изменения на политической арене: особо близкие отношения с теми или иными политиками позволяют предположить, что шансы именно этих деятелей растут.

"Отец Апостасий"
- новый тип современного духовника

К сожалению, нельзя не видеть, что апостасийные метастазы затронули все тело МП, а не только ее иерархию. Началось отступление сверху, через сергианский епископат, подобранный гонителями Церкви. Но за 70 лет почти все пороки "советской" иерархии проникли глубоко внутрь церковной системы. Церковь, как и вся иерархическая система, строится сверху вниз, от епископов к мiрянам. Митрополит Антоний писал волынскому духовенству: «Не было бы унии у ваших предков, если бы польские короли предварительно не подобрали бы в епископы прелюбодеев и христопродавцев, которые при всяком удобном случае ставили таких же иереев». И в советское время десятилетиями шла целенаправленная духовная селекция, которая привела к выведению новой породы священнослужителей, составляющих ныне немалую часть клира. Они уже сами угадывают, какой нужно сделать новый шаг по пути отступления и как его оправдать. По меткому выражению одного иерея Зарубежной Церкви, произошло следующее: "отца Звездония", жившего в "горьком плену" и служившего гонителям Христовым, когда за страх, когда за совесть, ныне сменил "отец Апостасий", который вроде бы не служит никому, кроме себя самого, но при этом является сам гонителем всего лучшего в своей Церкви.

«О. Звездоний в свое время читал в церкви советские политинформации, о. Апостасий проповедует духовность: учит послушанию - себе - которое паче поста и молитвы (и совести); смирению - перед нагло шествующей ложью; покаянию - в осуждении подобного ему духовенства; милостыне - чтобы сдавали ваучеры в патриархийную корвану; братолюбию - к проповедникам ересей и разорителям России, единству - со всем отпавшим от Христа мipом; непримиримой ревности по Бозе - в отношении "раскольников"; аполитичности - в смысле голосования за антихристианскую, антинациональную власть как "от Бога данную"; то есть учит всем ложно понимаемым добродетелям» (свящ. Т. Сельский).

Тлетворное влияние "о. Апостасия", отличающегося широтой взглядов и гибкостью совести, особенно заметно на окормляемом им патриотическом движении. «Квас фарисейский еже есть лицемерие» он передает всем, с кем соприкасается. Деятели движения, имеющие таких клириков своими духовниками, усваивают себе их черты и способность к лукавству, прикрываемому внешней церковной обрядностью. Бросается в глаза, как некоторые люди, начинавшие искренними патриотами, за два-три года превратились в расчетливых дельцов, ради каких-то "деловых" выгод сознательно защищающих неправду и прикрывающих это демагогией об аполитичности Церкви, о спасении души и т. д. В этом видно прямое печальное следствие лжеправославного пастырства.

В соответствии с таким духовничеством формируется и определенный тип прихожан. Разумеется, в Церковь идет лучшая часть нашего народа. Но в массе своей и она состоит из бывших советских людей, а такой человек, в отличие от русского, все еще боится не Бога, а начальства и большинства - что и ныне усиленно поощряется. Русский человек не удовлетворялся писаным законом, а искал высшей нравственной правды, по которой и строил свою жизнь. Советский же человек насильно приучен быть равнодушным не только к нравственной правде, но и к явному беззаконию; а согласно марксизму, окружающее его беззаконное бытие по сей день определяет и его сознание.

Наивно надеяться, что с удалением от дел наиболее одиозных иерархов МП или даже с обновлением всего епископата, Православие сразу воссияет в ней в чистоте. Кроме епископов и духовенства (значительная часть которого поставлена с нарушением канонических норм и потому крепко связано со своей иерархией), останется еще и формируемый ими церковный народ, который привык именно к такому благочестию, не знает ничего другого и послушанием которого можно легко злоупотребить.

Размежевание с отступниками
- единственный путь духовного самосохранения

Исповедники последних времен завещали нам, что не расчетливость человеческая спасет Русскую Церковь и Россию, а только Господь в ответ на нашу верность Его истине и стояние в этой истине до конца. Поэтому наши усилия должны быть направлены не на безвольное объединение с отступниками, лишающее нас помощи Божией, а на размежевание с ними, привлекающее эту помощь.

Не случайно именно в последнее время, когда в Русской Зарубежной Церкви ослабел дух исповедничества, Господь явил в ней дивное знамение - мощи свт. Иоанна Шанхайского, укрепляя ее на том пути, которым шествовал этот святитель, единственный из дальневосточных епископов не признавший Патриарха Алексия I в 1945 г., когда Зарубежная Церковь, казалось, будет уничтожена окончательно. Епископы - очи Церкви, и святой епископ - явление уникальное для нашего времени и подтверждение правильности пути той Церкви, в которой он пас народ Божий.

Другое свидетельство Божия благоволения к исповедническому пути Русской Зарубежной Церкви - это явление в ней Мироточивой иконы Божией Матери. Этому постоянно длящемуся знамению также нет аналогов в современном мiре. Даны эти знамения Божии не по достоинству нынешних членов Зарубежной Церкви, а по заслугам ее основателей и исповедников.

Итак, размежевание православных с отступниками совершается под водительством Промысла Божия. В последние годы все здоровые силы Русской Церкви естественно потянулись к Зарубежному Синоду, апостаты же концентрируются вокруг нынешнего руководства МП.

И в порядке нормальной духовной жизни у новообращенного к вере очень скоро появляется ощущение, а затем и понимание насаждаемой неправды. Кто-то заглушает голос совести лукавыми объяснениями апостасийных духовников, а кто-то, следуя этому голосу, уходит из апостасийных структур. Отток совестливых людей из МП в последние годы довольно значителен, только, к сожалению, не видя перед собою здоровой альтернативы, большинство из них разбредается по разным сектам или сидит дома. Если Русская Зарубежная Церковь будет высоко держать в России знамя православного исповедничества, то в нее постоянно будут вливаться новые люди, желающие истинного Православия. Опыт показывает, что даже при нашем гонимом состоянии такие люди постоянно к нам приходят. В этом смысле в России их до сих пор несравненно больше, чем на родине отступления - темном Западе. И только духовные слепцы или лукавствующие могут утверждать, что образование двух полюсов в современном Православии: официального апостасийного - и гонимого за верность Истине, есть результат каких-то человеческих склок и политиканства.

Вспомним, на каких условиях предлагают апостаты "объединение" Зарубежной Церкви и МП. В своем послании первому Конгрессу соотечественников Патриарх Алексий II сформулировал их так: «Восстановление литургического общения и создание единой канонической юрисдикции при автономии Зарубежной Церкви».

Ясно, что это будет не объединение, а присоединение "раскольников" к единой юрисдикции МП, которая милостиво предлагает им автономию из рук непогрешимого "Папы"-Патриарха. Такое "объединение" для истинного Православия станет духовным самоубийством, то есть грехом непрощаемым. Это будет капитуляция, добровольная сдача в плен, позорная сделка вроде Флорентийской или Брестской унии. Побуждения ко всем капитуляциям известны: это нежелание нести свой крест, возложенный Христом, стремление поудобнее устроиться в земной жизни. Но вспомним строгие слова митрополита Антония к пастырям, отказывающимся от подвига крестоношения: «Сними с себя не только иерейскую одежду, но и нательный крест и запишись в евреи или магометане, ибо Поруганный и Распятый не признает тебя Своим».

Необходимо также отвергнуть ложное представление, внушаемое за рубежом структурами МП, что Русская Зарубежная Церковь должна сидеть за границей и не вторгаться в Россию на «каноническую территорию» МП. Русские православные за рубежом имеют не меньшие права на Россию, тем более что они во всех катаклизмах XX века никогда не отказывались от ее духовного и исторического наследия - оно-то и есть "легитимация" их прав. Территориальный принцип, закрепленный в канонах эпохи Вселенских Соборов, сложился, когда деление Церкви приводилось в соответствие с административным делением христианской Империи. С падением православного Царства Российского этот принцип имеет ограниченное применение, и может быть лишь одним из средств для достижения главной цели - сохранения истинного Православия.

По свидетельству отцов Русской Зарубежной Церкви, единственным оправданием ее существования все эти годы было противостояние апостасии - временно, на территории русского рассеяния - до первой возможности возвращения в Россию. Сейчас такая возможность есть, тем более что и основная битва с силами антихриста идет на русской земле - это главное оправдание возвращения Зарубежья на «каноническую территорию МП». При отказе же от участия в русской жизни существование Зарубежной Церкви теряет прежний высокий смысл. Не исключено, что при отказе от него и без притока свежих русских сил она когда-нибудь и сама может капитулировать перед лжеправославием и слиться с ним.

Иеромонах Дионисий, 1994 г.

(Статья ранее распространялась за подписью А. Тускарев)