Русская Идея

Ныне перспектива державного строительства в России, видимо, отдаляется от нас все дальше в какую-то неведомую область. Государство вступило в затянувшийся кризис, в законсервированный развал. Энтузиазм патриотического движения пятилетней давности сменился пассивным привыканием к наличным условиям.

Случилось весьма печальное стечение событий: государство отнюдь не стало христианским, православные чувства открыто попираются в СМИ, в государственной системе образования процветает оккультизм и космополитизм... Но руководство Московской Патриархии поддерживает власть имущих и претендует в этом олигархическом антихристианском государстве на роль бывшего политуправления, более всего заботясь о своем финансово-материальном лидерстве. Не следует думать, что люди этого не видят - мы не открыли Америку. Показательно, что авторитет Православной Церкви в среде патриотов сильно упал, а они сами остались без духовного возглавления - и, к сожалению, далеко не все ищут его теперь в Православии.

В таких условиях общего религиозного разочарования и державная идея православного Царства все еще вызывает в народе недоумение и неприятие. Православное Царство и само Православие связывается у них с описанной церковной действительностью. «Не то!» - вот реакция на это простых честных людей, не знакомых с православным учением, которые в результате пополняют ряды красной оппозиции, а то и многочисленных язычников... Ведь даже лучший из патриархийных иерархов нашего времени, митрополит Иоанн С.-Петербургский, не сказал полной правды... От его же преемников и того ожидать не приходится.

Однако из такой трагической ситуации не следует вывод, что православным монархистам можно отказаться от своих идеалов как безнадежных. Идеалы нужно хранить, поскольку они истинны. Тем больше теперь наша ответственность за сохранение нашего церковного учения и исповедания. Исповедание же хранится исповедающими. Идеалы не могут сохраняться на бумаге, и даже выбитые на камне золотыми буквами. Идеалы хранятся в сердцах - достаточно для этого очищенных. Как драгоценные благовония или самоцветы не должны храниться в сосудах грязных, так и идеалы Святой Руси должны быть вложены в соответствующим образом воспитанные души. Поэтому искренние православные монархисты должны искать себе и соответствующих духовных пастырей.

Труды иерархов и богословов Зарубежной Церкви сохранили и передали нам идею Царства в должной чистоте и с осмыслением на своем этапе. Дай Бог, чтобы богатство мысли, преподанное нам в живом преемстве нашими Отцами, мы сумели сохранить и передать внукам (если им еще суждено жить на земле), чтобы, всегда содействуя воспитанию граждан Небесного Царства, это духовное наследие смогло когда-нибудь вновь обрести воплощение и в своем земном отечестве.

Священник Тимофей, иеромонах Дионисий, 1997 г.

От редакции «Русская идея»:

Будущее России в руках Божиих, но зависит от нашего поведения. Сейчас развиваются два определяющих процесса. Первый - нравственное разложение народа и разрушение государственности под воздействием мировой закулисы и ее ставленников, управляющих страной и владеющих СМИ. К сожалению, большая часть народа поддается этому воздействию: скользить вниз легче, чем подниматься вверх. Второй процесс заключается в осознании губительности этого развития и в стихийном сопротивлении ему части ведущего социального слоя. В этом втором процессе участвует меньше людей, но исторические повороты никогда не определялись большинством - а всегда активным и жертвенным меньшинством.

К сожалению, русское патриотическое меньшинство лишено своей главной - и единственно возможной! - опоры: поддержки Церкви. Только это препятствует сегодня перелому в ходе событий. Но с низов Церкви нарастает давление на верхи, которые - даже будучи конформистскими - все больше вынуждены заботиться о своем авторитете в глазах мирян. Все-таки миряне представляют собой немалую и крепнущую силу. В 1997 г. это показал целый ряд протестов против кощунственных акций разных недругов России.

Поскольку усиление первого (разрушительного) процесса активизирует и усиление второго, русского сопротивления, то православная патриотическая общественность может достичь состояния пересыщенного раствора, когда всего одна крупинка соли вызывает образование новых, кристаллических структур. Такой крупинкой может стать один-единственный епископ, который решится избрать мужественный исповеднический путь - он будет немедленно поддержан истосковавшимися по правде миллионами православных людей всех профессий и сословий - подлинным русским народом.

Вопрос, конечно, в том, найдется ли сегодня в Русской Церкви, с ее тысячелетней историей и множеством подвижников, один такой человек, от которого теперь, возможно, зависит судьба России.

Михаил Назаров