Русская Идея

Прошел первый тур президентских выборов в России. Событие, примечательное тем, что практически весь народ в той или иной мере выказывает свое произволение о судьбах страны. Не просто волю, не просто хотение, а волевое решение. Во Христе мы исповедуем две естественных воли, два хотения. Божеское и человеческое, но произволение, волевое решение, нравственное движение - целостное и недвоящееся. Хочет ли постящийся поесть? Естественною волею хочет, а произволением - нет. Так и ныне мы имели перед глазами не просто естественное желание, а волеизъявление нашего народа. Мы имеем дело с деянием нравственным, подлежащим, следовательно, церковной оценке.

Естественною волею многим из нас хочется чего-то большого и чистого. Но здесь был поставлен выбор. Выбор будущего - в той мере, насколько оно может зависеть от нас, человеков. И реально выбирать приходилось из различного рода смешений добра со злом.

В современном нравственно развращенном и духовно расслабленном обществе довольно закономерною была победа нынешнего правителя. Достаточно только представить себе, сколько средств истрачено им на самую дешевую и пошлую саморекламу, чтобы почувствовать искреннее отвращение к такому кандидату. Бесплатная цветная газета с тиражом в десять миллионов (!) экземпляров, постоянная рекламная шумиха по радио и ТВ, разбрасываемые повсеместно листовки и многое другое призваны были показать всякому, за кого стоит начальство в стране и во всем мире.

Человек, не до конца утративший нравственные понятия и немного понимающий мировую динамику, только из одного этого мог понять, на кого сделал свою ставку м1родержитель тьмы века сего. Кроме того, все мы знаем, что к власти этот человек пришел через клятвопреступление и убийство, которое юридически называется массовым, немотивированным, произведенным с особой жестокостью. Таков был совершенный им переворот в октябре 1993 года с отменой Конституции, на которой он присягал два года назад, и расстрелом тысяч безоружных людей. Кроме того, на его совести Чеченская война, так и не прекращенная и намеренно направляемая на наибольшую кровь с обеих сторон. На его же совести государственная проповедь всевозможных видов разврата, имеющая целью оскотинить весь народ для скорейшего его обращения в массу, послушную "мировой закулисе". Про разорение и разграбление страны, про обирание и бессовестный грабеж населения можно вспомнить последним пунктом, равно как и про публичное скотское поведение. Таков этот кровавый демократор. Даже отдельные его недавние соратники по демократической партии были против его кандидатуры именно по нравственным соображениям. Должен же президент выдерживать какой-то нравственный минимум, - говорили они.

Его предвыборная агитация свелась исключительно к контрпропаганде, к запугиванию красным жупелом. Голосующие за него прямо говорят: да, он плоховат, но реальная его альтернатива, коммунисты - хуже. Да, мы с диаволом, но против коммунистов. Что ж, это произволение очерчено достаточно ясно: все-таки с диаволом, с таким человеком и с такими его клевретами, которые грешат не по-человечески, а именно по-демонски, не христианина превращают в зверя, как делали большевики в революцию, а просто падшего человека превращают в демона. Новый, более глубокий этап.

Видеть своими глазами всю эту демониаду совестливому человеку тяжело. И вот нашлась большая группа людей во главе с православными священниками, которая оттолкнувшись от этого адского разврата, публично поддержала главу компартии (КПРФ) Г.А. Зюганова в качестве единого кандидата от народно-патриотических сил. Он был единственным из кандидатов в президенты, кто поддержал обращение Комитета за нравственное возрождение и обещал государственными мерами остановить государственную политику растления народа. Конечно, коммунистов ныне представлять не требуется, ни как практиков, ни как теоретиков. И все же оговориться стоит, что на совести нынешних сторонников Зюганова и на нем самом к моменту президентских выборов нет того моря крови, которое оказалось по колено нынешнему правителю.

Итак, столкнулись две позиции. Первая, на наш взгляд гораздо более греховная, говорит: лучше нынешний президент-убийца, чем предполагаемое возрождение теории и практики убийц бывших. Вторая возражает: лучше поверить наследнику убийц бывших в надежде на его исправление на фоне содеянного предшественниками, чем поддержать убийцу реального. Третьего, к сожалению, реально не видят ни те, ни другие. Обе стороны выбирают из двух зол меньшее.

Ситуация напоминает времена перед Иудейской войной 70-го года. Две больших группы политических течений: патриоты-ревнители и иродиане проримской ориентации. Нравственная разница между ними, конечно, есть. Но беда в том, что Христос не нужен ни тем, ни другим. И соответственно, христиане, для которых Христос - это все, не поддерживают ни тех, ни других. Проповедав Христа всем, кто еще способен внять их голосу, они бегут из этого града, «имя которому Содом и Египет и где Господь наш распят», памятуя пророчество Христово о его неминуемом и страшном падении, равно как и прямое наставление Господа спасаться в этот конкретный момент бегством.

Господь не случайно в беседе с учениками о последних днях мipa переплел Свое пророчество с описанием кончины Иерусалима. Цель Его в этом нам ясна. Сначала при жизни и при ясной живой памяти Его самовидцев показать модель кончины мipa, с тем чтобы слышавшие Его непосредственно вели себя правильно и оставили пример правильного поведения дальнейшим поколениям христиан, в особенности тем, кто вплотную приблизится к этим последним временам.

Наставление Христово на тот момент, когда все основы нормального человеческого общежития взорваны, демонократия торжествует, на святом месте - мерзость запустения (то есть вместо Невесты Христовой, истинной Церкви - вавилонская блудница, лжецерковь), когда все возможности покаянной проповеди исчерпаны и никто ничего не слушает - на этот момент нам предписано бежать.

Куда и как? Во внутреннюю пустыню, там где скрывается Жена, облеченная в солнце. Во-первых, это означает присоединение к истинной Церкви; во-вторых, полное и тщательное хранение чувств, чтобы не видеть этого ужасного окружающего нас Содома. В-третьих, это и удаление из больших городов, особых рассадников разврата. Удалиться туда и увести туда, в эту внутреннюю пустыню, людей, жаждущих спасения - таковою видится в последние времена реальная пастырская задача. Жаждать спасения и помочь такожде жаждущим - это реально. Спасать весь остальной мiр, как никогда прежде любящий зло, - дело не просто безполезное, но и отводящее от спасения конкретных близких, еще желающих спасаться.

Бесплодно упование на человека, который (даже если забыть о его коммунистическом прошлом и настоящем) попытается сразиться с самим сатаною человеческими руками. Ему скорее позволят провести полную национализацию, чем остановить разврат - эту основу основ нынешней власти. А вот успокоить его совесть тем, что у него нормальные отношения с христианством и тем отвести его от покаяния и спасения - это гораздо более реально.

В одном из постановлений нашего Зарубежного Синода в декабре 1992 г. говорилось: Церковь Христова не может ни о чем договариваться с теми, кто не признает Иисуса Христа своим Главою, она может только проповедывать Его им. В этом смысле любому человеку, желающему подвизаться против греха одними человеческими силами, следовало бы сказать так: Слава Богу, что ты понимаешь, что корень всякого зла - грех и собираешься с ним бороться. Прими же оружие против греха единственно действенное - всечестный Крест Христов, вооружись им и облобызай его. Уверуй во Христа до конца, всею душою, как царь Константин - и победишь врагов веры и отечества. Но только не пытайся ввести Христа в пантеон своих мерзких идолов. Выброси их прежде и будь цельным в душе. - И лишь тогда мы будем с тобою, когда ты будешь со Христом и Он в тебе.

Вот это был бы разговор в духе любви. Состоявшийся же разговор священников с Зюгановым, к сожалению, похож на экуменическую любовь. И лучшее доказательство тому, что он не согласен с волею Божиею - его безплодность. Он ничего так и не дал, кроме приучения себя и людей уповать не на Бога, а на человека.

При том все эти наши рассуждения основаны на предположении честности со стороны "поумневшего" коммуниста, честности полной и прямой. Но кто готов поручиться за честное коммунистическое слово?

...Что же надо было делать? В чем главный отрицательный итог выборов? Ответ прост: к государственной власти следует относиться как к делу священному. Мы - за монархию не простую, а священную, от Бога дарованную и Церковью благословляемую. Другого ничего ни для нас, ни для России нет. Церковь пребывает Невестою Христовою, хотя имеет свободу соблудить. Россия обручена с Царем, Помазанником Божиим, хотя тоже может соблудить. Может и долго блудить - и все это будет беспутие. Обручение нерасторжимо, оно не может быть предметом сделок, торгов, временных соглашений. Потерялась невеста единственная и любимая до гроба. А нам предлагают: возьми пока другую, она поможет найти пропавшую...

Нет России Царской, Православной - нет России вообще. Есть русские люди, которые хотят ее возвращения. Что им делать, когда предлагают тысячу разных путей, кроме единственного? - Надеяться на Бога и не забывать о своем единственном, о своем возлюбленном, о своем вожделенном. Не наше все это - вот ответ. Против всех кандидатов.

Самое страшное, что исчезает отношение к вопросу о власти как к делу святому. В святом деле нет человеческого падшего рассудка и расчета. Из двух, из многих зол здесь выбирается добро.

Впрочем, и расчет определенный в отвержении всех нынешних кандидатов есть, только нужно включить в картину политического прогнозирования фактор действия Божия. Положим, действительно, наш народ искренне покаялся в цареубийстве и отступничестве и встал за веру. Царя и отечество. Что сделать? - А сказать об этом Господу не желанием естественной человеческой воли, а произволением, нравственным актом, целостным волеизъявлением, не допускающим сделок. Вот и проголосовало бы процентов 70-80 против всех кандидатов, а на бюллетене написали бы: за веру, Царя и отечество. Увидел бы Господь, что люди не просто ищут дешевой колбасы, а желают Его порядка, желают так, что готовы выразить свое желание, готовы отказаться от всех сомнительных и по-человечески приемлемых вариантов ради одного святого.

О, напрасно думать, что тогда все осталось бы как есть! Воздвиг бы Бог и нам мужей силы, духоносных вождей. Они укрепили бы произволение людей к добру, и Сам Господь стал бы им Богом и тии были бы Ему людие. Как же можно Вседержителя исключить из рассмотрения как Самодействующего, Чудодействующего мышцею высокою?! Почему хотят видеть действия Его только через каких-то сомнительных человеков, вплоть даже до неверующих в Него?

Увы, увы, получаем по вере своей, получаем то, что заслужили; хуже: получаем то, чего захотели сами, на что сразу же готовы согласиться. Спрашивает Сам Господь устами Пилатов: кого хотите? - Отвечаем: Варавву, говоря между собою: Христа бы нам, да ведь Его все равно не отпустят...

Священник Тимофей, 10(23) июня 1996 г.