Русская Идея

Между тем как от второго и третьего веков дошли до нас только отрывочные разъяснения некоторых изречений разсматриваемого нами учения Апостола, четвертый и последующее века дают нам систематические последовательные толкования Второго Послания к Фессалоникийцам, которые, конечно, содержат полные изъяснения учения Апостола и об антихристе. Но не прекратились в это время также и изъяснения собственно этого одного учения, или некоторых пунктов его.

Святой Кирилл Иерусалимский хотя и не написал последовательного истолкования разсматриваемого отдала Послания, но объяснил почти все изречения его в Пятнадцатом Огласительном Слове, в котором изъясняется седьмой член Символа веры. Перечисляя и раскрывая на основании Писания различные признаки приближения второго пришествия Христа и находя осуществление их уже и в свое время, он говорит и о признаках, указываемых Апостолом Павлом в словах об антихристе. По учению Кирилла сначала будет отступление, потом явится антихрист, а затем уже придет Христос. Отступление же, по его мнению, есть еретичество, отступление от правой веры, и такое отступление Кирилл находил в свое время. «Поэтому, – обращается Кирилл к своим слушателям, – должно ожидать врага, и он начал уже отчасти посылать своих предшественников и готов придти за добычею. Посему наблюдай за собою человек и охраняй душу. Церковь... предварительно сказывает об антихристе до его пришествия. При тебе ли оно будет не знаем; или после тебя, также не знаем. Но для тебя хорошо знать это и предостерегаться». «Имеешь признаки антихристовы: не сам один помни их, но и всем сообщай без зависти... Ибо тайна беззакония уже в действии (2 Фессал. 2, 7). Устрашают меня брани народные; устрашают меня церковные расколы; устрашает меня взаимная ненависть братий. О, хотя и сказано это, но да но будет, чтобы это исполнилось над нами! Однако будем осторожны!» А на основании предсказания книги Даниила о четвертом звере, имеющем десять рогов и одиннадцатый малый рог, Кирилл явление антихриста признает одновременным с падением Римского царства. По его мнению, антихрист придет, «когда исполнятся времена Римского царства, и уже приблизится кончина мира. Вдруг возстанут десять Римских царей, царствующих, может быть, в разных местах, но в одно и тоже время, а после них одиннадцатый будет антихрист, который с помощью волшебного коварного искусства захватит себе Римскую державу; он усмирит трех прежде него царствовавших, имея уже под своею властью остальных семерых». Значения слов: удерживающее и держай, Кирилл не разъясняет.

В учении Кирилла с заметною силою и явно обнаруживается опасение близости пришествия антихриста. Хотя он и не утверждает решительно, что антихрист непременно скоро придет; однако он прямо заявляет и доказывает, что все признаки наступления антихристова царствования и приближения конца мира на лицо, убеждает слушателей твердо помнить признаки антихриста, сообщать понятие о них другим, быть осторожными, и выражает пламенное желание, чтобы антихрист не пришел в его время. Слова Кирилла исполнены тревожного ожидания страшных дней царствования антихриста. Но не смотря на твердое убеждение, что все признаки приближения антихристова царствования уже осуществились, не смотря па живейшее чувство опасения, почти уверенности в том, что бедственное время антихристово близится, Кирилл в решении вопроса о времени пришествия антихриста поступает с мудрою осторожностью. «Церковь, – говорит он, – предварительно сказывает об антихристе до его пришествия. При тебе ли оно будет, не знаем; или после тебя, также не знаем. Но для тебя хорошо знать это и предостерегаться». Кирилл не осмеливается утверждать, что антихрист придет скоро, или что он придет не скоро; а убеждает только знать и помнить библейские предсказания о признаках приближения царствования антихриста, наблюдать жизнь и события своего времени, размышлять о том, не близко ли уже царствование антихриста, и остерегаться.

Святой Ефрем Сирин написал Толкование всех Посланий Апостола Павла, но краткое. Изъясняет он и разсматриваемое нами место, но не подробно и не полно. Под удерживающим или присутствующим, он разумеет силу апостольства и проповедание и постепенное распространение учения христианского до дня, в который откроется Сын в свое время. Точно также и слово держай он изъясняет так, что пока не упразднится ветхозаветное богопочитание, которое и есть держай, и не распространится Евангелие по вселенной, дотоле не придет день Господень. В объяснение слов Евангелия: во всех народах прежде должно быть проповедано Евангелие (Марк. 13, 10), он говорит, что «прежде явления антихриста проповедано будет это Евангелие по всей вселенной».

Это толкование Святаго Ефрема Сирина имеет некоторые особенности, отличающие его от толкований того же места других отцов и учителей Церкви.

Так, между тем как все вообще отцы и учители Церкви понимали удерживающее и держай как нечто задерживающее, препятствующее, Ефрем Сирин первому, а также, по-видимому, и второму выражению приписывает значение присутствования, существования. Существует и производится дело апостольства, состоящее в проповедании и распространении Евангелия, христианского учения, это и есть удерживающее. Остается еще ветхое, нехристианское богопочитание, оно и есть держай. Кстати заметим, что почти все последующие богословы до современных включительно утверждают, что эти выражения Апостола означают задержку, препятствие; но некоторые, впрочем очень немногие, полагают, что они означают собственно то, что владычествует, обладает, имеет у себя.

Другая особенность толкования Ефрема Сирина та, что под именем того, о ком Апостол говорит, что он откроется в свое время, святой отец разумеет Иисуса Христа, тогда как все вообще богословы, за исключением очень немногих, находят здесь указание на антихриста.

Общий взгляд Ефрема Сирина по вопросу о времени пришествия антихриста тот, что антихрист явится не раньше, чем как проповедано будет и распространится Евангелие по всей вселенной и упразднится нехристианское служение Богу.

Подробное изъяснение разсматриваемых слов Апостола дает Святой Иоанн Златоуст. По учению его, Апостол здесь говорит об антихристе и «отступлением называет самого антихриста, так как он имеет погубить многих и привести к отступлению, а словами о тайне беззакония Апостол указал на Нерона, как на прообраз антихриста» («Беседы на Второе Послание Святого Апостола Павла к Фессалоникийцам», Беседа 3, § 2).

«Хорошо сказал он, – говорит Златоуст, – тайна; потому что (Нерон) не так ясно и безстыдно (выдавал себя за Бога), как (антихрист). И так, если еще прежде того времени, говорит, нашелся человек, который не много в злобе уступал антихристу; то что удивительного в том, если со временем явится (настоящий антихрист)? Говорил таким образом прикровенно и не хотел прямо указать на него (Нерона) не из страха, но чтобы научить нас тому, что мы не должны навлекать на себя чрезмерной вражды, когда ничто нас к этому не принуждает» (Там же, Беседа 4, § 1). На вопрос: «что такое удерживающее, т. е. препятствующее, явиться ему» (антихристу)? Златоуст отвечает: «Одни полагают, что под этим (должно разуметь) благодать Святаго Духа, а другие – Римское государство. С этими – последними я больше соглашаюсь. Почему? потому что если бы (Апостол) хотел говорить о Духе, то не выразился бы об этом не ясно, но (сказал бы) определенно, что теперь препятствует ему (антихристу) явиться благодать Святаго Духа, т. е. дарования. Кроме того, надлежало бы уже ему придти, если тогда он должен придти, когда оскудеют дарования, потому что они давно оскудели*.

* Разумеет чрезвычайные духовные дарования, как-то: дар чудотворения, исцеления, пророчества, языков и проч., которые имели многие верующие во времена Апостолов, о чем говорит Апостол Павел в Первом Послании к Коринфянам, в главе 12-й.

Но так как (Апостол) говорит это о Римском государстве, то понятно, почему он только намекает на это и до времени говорит об этом прикровенно.... Ибо если бы он сказал, что в непродолжительном времени разрушится Римское государство, то тогда немедленно его, как возмутителя, стерли бы с лица земли, и всех верующих, как живущих и подвизающихся для сего» (Беседа 4, § 1).

То же объяснение Златоуст применяет и к слову держай, говоря: «когда прекратится существование Римского государства, тогда он (антихрист) придет. И справедливо. Потому что до тех пор, пока будут бояться этого государства, никто скоро не подчинится (антихристу); но после того, как оно будет разрушено, водворится безначалие, и он будет стремиться похитить всю – и человеческую и божескую – власть. Подобно тому, как прежде сего были разрушаемы царства, именно: Мидийское – Вавилонянами, Вавилонское – Персами, Персидское – Македонянами, Македонское – Римлянами: так это последнее разрушено будет антихристом, а он сам будет побежден Христом и более уже не будет владычествовать. И все это с большею ясностью передает нам Даниил» (Беседа 4, § 1).

В толковании Златоуста есть мнения, существовавшие ранее его и широко распространенные. Таковы следующие: отступлением назван антихрист, тайною беззакония – Нерон, удерживающее и держай означают Римскую империю, или благодать Святаго Духа. Так как эти мнения не принадлежат самому Иоанну Златоусту, и не он первый высказал их, а они были в то время ходячими мнениями, то о них уместно будет высказать суждение не теперь, а при общей характеристике святоотеческого учения об антихристе и времени его пришествия.

Но, разумея под удерживающим и держай Римское царство, Иоанн Златоуст высказал это мнение с такими особенностями, которых нет у других, державшихся того же мнения. Особенность его мнения о держай и удерживающем та, что препятствием для явления антихриста он признает собственно страх, который люди питали к римской власти, и непобедимую силу этой власти, внушавшей покорность. Характерными чертами Римского царства и римского народа были строгая законность, строгая военная дисциплина. Римляне выработали столь полное, точное и строгое право, т. е. законы, какого не было ни у какого другого народа, и осуществляли это право в самой жизни. По силе правовой законности и по строгости дисциплины Римляне далеко превосходили все народы. Благодаря этим свойствам Римляне покорили весь тогда известный мир и держали покоренные народы в подчинении себе, как в железных тисках. Воевать с этим народом, или бунтовать против него было страшно. Карфаген, боровшийся с Римом, Иудея осмеливавшаяся бунтовать против него, были не только разбиты, но буквально убиты, разрушены, уничтожены, стерты с лица земли. Многие другие и притом сильные народы и царства были побеждены Римом и сделались рабами его. Вот эту то железную силу и непобедимое могущество Рима, внушившие всем народам страх к этому царству, Иоанн Златоуст и признает препятствием для явления антихриста. И так как силу, которою Рим покорил все народы и все их держал в подчинении и страхе, составляли твердая, основанная на строгих законах, власть, правовой порядок, законность и дисциплина; то ослабление этих свойств римского духа и римского народного и государственного строя должно ослабить страх в народах к Риму, вывести их из рабской покорности ему и вместе с тем привести вообще к упадку государственной власти и силы законов, т. е. к анархии, к самоволию и безначалию. Безначалие, как противоположная государственной власти и законному порядку сила, проложит путь антихристу. Златоуст прямо и говорит, что по разрушении Римского царства водворится безначалие, при котором антихристу легко и удобно будет захватить в свои руки власть. А возможности смены и замены Римской империи другим каким либо царством Златоуст не допускал, потому что он, как и другие отцы и учители Церкви, на основании таинственных видений, изложенных в книге Даниила, видений истукана и четырех зверей, признавал четвертое царство последним и именно Римским царством.

Мнение Златоуста об удерживающем и держай имеет то преимущество перед однородными мнениями других богословов, что он не просто под удерживающим и держай разумеет Римскую империю, а объясняет каким образом эта империя задерживает явление антихриста.

Блаженный Феодорит, написавши хотя и краткие, но обстоятельные толкования на четырнадцать Посланий Апостола Павла, делает разсудительное изъяснение слов Апостола об антихристе. – Подобно Златоусту он утверждает, что «отступлением Апостол назвал самого антихриста, дав ему это имя по делам его; потому что покусится всех довести до отступления от истины».

О тайне беззакония этот учитель говорит следующее: «Иные утверждали, что Нерона назвал Апостол тайною беззакония и делателем злочестия. Но думаю, что Апостол этим обозначил породившиеся ереси; потому что диавол, отвлекши чрез них многих от истины, приготовляет погибель обольщения. А тайною беззакония назвал их потому, что сеть беззакония они имеют скрытою, а сам диавол отторгает людей от Бога явно. Поэтому-то пришествие его Апостол и назвал явлением. Ибо, что всегда приготовлял тайно, тогда провозгласит явно и открыто».

В вопросе об удерживающем и держай Феодорит не признает удовлетворительным ни одного из двух объяснений, приводимых Златоустом, и предлагает свое мнение.

«Не возможно, говорит он, совершенно прекратиться благодати Духа. Ибо лишенным благодатной помощи как можно победить ухищрения антихриста? С другой стороны, и Римскому царству не будет преемствовать другое царство; потому что под четвертым зверем и божественный Даниил дал разуметь Римское царство, А в нем возник малый рог, творящий брань со святыми (Дан. 7, 21). Это и есть тот самый, о ком божественный Апостол изрек пред сим сказанное. Думаю, что божественный Апостол говорит ни о том, ни о другом; а считаю истинным утверждаемое другими».

Феодорит совершенно правильно признает совершенно невозможным полное прекращение действия благодати даже и при антихристе. Но его критика мнения, что удерживающее есть Римское царство, не совсем удачна. Он или не вполне понял это мнение, или он разбирает мнение, несколько отличное от приведенного Златоустом. Златоуст вовсе не допускает смены Римского царства каким либо иным, пятым, царством, а, напротив, по его словам, за падением Римской монархии водворится совершенное безначалие. Таким образом, он вовсе не противоречит пророчеству Даниила о четырех всемерных царствах, последним из которых признается Римское царство, а даже прямо ссылается на это пророчество, которым самое мнение нисколько не опровергается.

Показавши, что Апостол говорит не о благодати Святаго Духа и не о Римском царстве, Феодорит противополагает этим двум мнениям третье мнение. «Признаю, говорит он, истинным утверждаемое другими. Бог всех определил, чтобы антихрист явился во время кончины (мира). И так не допускает ему явиться ныне Божие определение».

«Но думаю, продолжает он, что сказанное имеет еще и другой смысл. Так как божественный Апостол знал изречение Господне, что должно быть проповедано Евангелие всем народам, и тогда придет конец (Матф. 24, 14), но видел также, что преобладает еще служение идолам; то, следуя учению Владыки, сказал, что сначала сокрушится сила суеверия и повсюду возсияет спасительная проповедь, и тогда явится сопротивник истины».

И несколько ниже, изъясняя слова: только удерживающий ныне, пока из среды будет (взят), Феодорит говорит: «должно прекратиться обольщение суеверия и проповедану быть Евангелие».

В другом своем сочинении Феодорит следующим образом изъясняет слово удерживающее: «Явился бы уже он (антихрист), если бы не препятствовала ему божественная благодать и не назначила пришествия его в приличное для того время». А слово держай изъясняет так, что Божие определение воспрещает явиться ему. Ибо, по Божественному предсказанию, должно Евангелию быть проповеданным у всех народов и потом уже явиться ему» (антихристу).

Сопоставляя эти изъяснения и не допуская, чтобы Феодорит противоречил самому себе, мы полагаем, что под благодатью он разумеет благую волю Божию, или определение Божие, а не благодатные дары, действующие в Церкви, в каковом смысле употребляет это слово Златоуст в вышеприведенном толковании.

Что под именем удерживающего разумеется определение Божие, это собственно мнение Феодора Мопсуестскаго. Принадлежа к одной школе с Феодором Мопсуестским, т. е. к антиохийской, Феодорит не мало заимствовал мыслей у этого толкователя Писания, и в частности взял у него объяснение удерживающего, что удерживающее означает определение Божие. В настоящем случае он этого и не скрывает. Он не поименовал Феодора, а неопределенно сказал, что так утверждают «другие», вероятно, потому, что это мнение было высказываемо, или разделяемо и другими тогдашними богословами. Что удерживающее означает дары Святаго Духа (разумеет мнение Севериана Габальского), «это не представляется мне убедительным, говорит Феодор, ибо они уже прекратились. А означает оно то, что между тем как диавол желал бы совершить это (явление антихриста) уже и теперь, Бог препятствует ему, так как назначено время для кончины века, когда он и должен явиться. Апостол и называет удерживающим это определение Божие и потому прибавил: чтобы открылся он в свое время. Ибо, сказавши: тайна уже в действии, он показывает, что если диавол и не производит еще явного отступления, но втайне многое уже и теперь делает, постоянно стараясь чрез своих отторгнуть от благочестия приверженных к вере».

Святой Иоанн Дамаскин, излагая кратко учение об антихристе в своей догматике, приводит и разсматриваемые нами слова из Второго Послания к Фессалоникийцам, но изъясняет их очень мало. О времени пришествия антихриста он говорит так: «Необходимо, чтобы прежде было проповедано Евангелие у всех народов (Матф. 24, 14); и тогда явится беззаконник». Таким образом, в вопросе о времени явления антихриста Иоанн Дамаскин примыкает отчасти к мнению Феодорита.

Вот и все, что написано отцами и учителями Восточной Церкви в разъяснение разсматриваемых слов Апостола Павла об антихристе.

Профессор А.Д.Беляев


Литература и комментарии:

Профессор А.Д.Беляев, «О безбожии и антихристе», Сергиев Посадъ, 1898 г.