Русская Идея

31 декабря 1999 года Ельцин преподнес народу «лучший новогодний подарок, на который был способен»: ушел в отставку и назначил преемника. Этот и.о. президента в советское время был офицером КГБ, в 1990–1996 годы заместителем демократического главы Ленсовета (потом мэра) Собчака, с 1996 года работал в администрации президента, в июле 1998 года был назначен им главою ФСБ и с этого поста в 1999 году совершил взлет через должность премьер-министра (назначен в августе, накануне новой чеченской кампании) – до избранника Ельцина на президентском посту.

Энергичный Путин выгодно отличался от недееспособного Ельцина. Уже как глава правительства Путин сделал патриотические шаги, принесшие ему популярность. 26 марта 2000 года он был утвержден президентом на выборах уже в первом туре с 52,5 % поданных голосов (по официальным данным). Глава КПРФ Зюганов набрал около 30 %.

Несомненно, что многие люди связывали с Путиным надежды на улучшение – казалось, уж хуже некуда. Немало патриотических деятелей дали Путину кредит доверия. Даже 43 представителя красной оппозиции обратились к нему в августе 2001 года с призывом (тем самым надеясь, что на это есть шанс), «сбросить с себя страшный груз ельцинизма, освободиться от ненавистного народу ельцинского окружения – этих волошиных, фридманов, абрамовичей» и опереться на патриотические силы народа[146].

Надежда, что любой преемник захочет сбросить с себя столь страшный груз, конечно, была естественной. Вообще русским свойственно сначала проявлять доверие, потому нас и обманывают столь часто. Вспомним свое тогдашнее отношение к этой проблеме и посмотрим, были ли так уж точны наши собственные оценки и прогнозы. Для этого приведем ниже наш комментарий, опубликованный в январе 2000 года. Он также освежит в нашей памяти итоги думских выборов 1999 года и некоторые обстоятельства перехода власти от Ельцина к Путину.

Ельцин ушел, ельцинизм остался?..

1. Ликвидация рабовладельческого режима в Чечне не могла не вызвать одобрения нашего народа. Власть это знала и использовала как свой крупнейший пропагандный козырь на выборах. Те же демократические СМИ, которые три года назад хулили нашу армию и "облагораживали" убийцу русских рожениц Басаева, теперь дружно восхваляют "антитеррористическую операцию" и дают отпор Западу, защищающему мафиозную Ичкерию. (Запад это делает и в надежде на дальнейший развал России, и чтобы столкнуть ее с мусульманским мiром для их взаимного ослабления.) Суть этих СМИ не изменилась, значит данный "патриотический" поворот им для чего-то нужен. То есть, режим решил себя спасти, перехватив патриотические лозунги оппозиции.

В этой связи в оппозиционной печати даже ставился вопрос: не было ли нападение чеченцев на Дагестан и взрывы домов в Москве в той или иной степени спровоцированы самой властью, например, через ее агентуру в Чечне, для "решительного ответа" и поднятия своей популярности? Ибо от власти, которая постоянно лжет, можно ожидать всего. К тому же она уже показала, что для самосохранения способна убивать сотни своих невинных безоружных граждан...

2. ...Результаты парламентских выборов 1999 года без учета одномандатных округов: КПРФ – 24,29 % (67 мандатов); "Единство" как новая партия власти, поддержанная премьер-министром Путиным, – 23,32 % (64); "Отечество – вся Россия" Лужкова–Примакова – 13,33 % (37); "Союз [так называемых] правых сил" Кириенко–Чубайса–Немцова–Гайдара – 8,52 % (24); Блок Жириновского – 5,98 % (17); "Яблоко" Явлинского – 5,93 % (16).

Таким образом, идейно-политическая оппозиция режиму в новом парламенте представлена лишь КПРФ – а значит бездарно и заведомо проигрышно. Ибо, неся на себе кровавое бремя советской истории и чувствуя свою нравственную уязвимость, коммунисты часто лишь играют с властью в поддавки; они стали самодостаточной "системной" оппозицией без надежды на победу, а лишь для обезпечения собственного политического существования. Остальные пять партий вообще имеют друг с другом только "экономические" разногласия, обусловленные разными их долями в переделе бывшей народно-государственной собственности в рамках данного криминально-демократического режима...

Бросается также в глаза, что четыре думские фракции из шести возглавляют евреи. Это значит, что теперь можно ждать принятия закона против "русского фашизма" ("фашизмом" они всегда называют русское сопротивление своей власти). Отметим в их числе и таких влиятельных депутатов-олигархов, как Березовский (избран от карачаевцев и черкесов), Абрамович (от эскимосов и чукчей), Кобзон (от бурят) – вот он, символичный лик нынешней российской демократии... Как раньше колониальные торговцы выменивали у туземцев золото на стеклянные бусы, так и эти купили себе у маленьких окраинных племен – подачками – депутатскую неприкосновенность.

3. Ободренный результатом выборов, 31 декабря Ельцин ушел в отставку и передал президентские полномочия заранее выбранному им преемнику, премьер-министру Путину. За день до того в "Независимой газете" Березовского была опубликована программная статья Путина[147]. В ней есть общие слова о необходимости "улучшений" и "патриотизма", но по сути он повторил ряд все тех же демократических положений, которые давно мешают и возможным "улучшениям", и патриотизму:

– он заявил, что в 1990-е годы «главных проблем, с которыми столкнулось российское общество, избежать было невозможно» (чем оправдывает разграбление страны перекрасившейся комноменклатурой в симбиозе с мiровой закулисой);

– выступил против любых изменений режима, «под какими бы лозунгами – коммунистическими, национал-патриотическими или радикально-либеральными – ни развернулась очередная крутая ломка»; необходимо «гражданское согласие» (ограбленных с грабителями) – «в этом смысле итоги выборов в Государственную Думу вселяют большой оптимизм»;

– выступил «против восстановления в России государственной, официальной идеологии в любой форме» (тем самым утверждая демократическую идеологию нравственного разложения народа, лишаемого знания Истины и отдаваемого на откуп банкирским СМИ и сектам);

– предложил в экономике: «надо сделать все, чтобы зарубежный капитал пошел в нашу страну» (для чего отметил и введение «собственности на землю»); необходима «последовательная интеграция экономики России в мiровые хозяйственные структуры» (то есть по правилам мiровой закулисы, под ее контроль);

– указал на «процесс принятия нашим народом наднациональных, общечеловеческих ценностей», которым надо соединиться с «исконными российскими, выдержавшими испытание временем» (к последним он относит и советские, вознося почести своему бывшему шефу – главе КГБ Андропову, душившему "Русскую партию"; похоже, что расхождения Путина и с коммунистами могут стать скорее "экономическими"...).

Идеал Путина – «Сильная государственная власть... демократическое правовое дееспособное федеративное государство». Чтό он понимает под "правом", демонстрирует указ об освобождении Ельцина от любой уголовной ответственности. В этом – главный смысл и условие происшедшей передачи власти, для которой Ельцин очень долго отбирал верного человека. Еще ранее от уголовного обвинения Путин освободил скрывавшегося за границей Собчака... Не будет ли Путин применять "сильную государственную власть" к противникам такого понимания "правового государства"?

4. Тем не менее, в связи с проявленной твердостью в Чечне, даже в православных кругах возникли надежды (как хочется людям верить в лучшее!..), что логика событий заставит Путина стать долгожданным русским диктатором, восстанавливающим справедливость, – когда он укрепится у власти. А нынешние компромиссы – "неизбежная плата" за восхождение. Ведь в спецслужбах, где Путин получил воспитание, как и у иезуитов – "цель освящает средства". Да и трудно предположить, что обретя полноту власти, глава России захочет оставаться слугой тех несомненных в глазах народа преступников, которые выдвинули его наверх...

Разумеется, путь "из Савла – в Павла" не закрыт никому, ибо в каждом человеке есть образ Божий. В его раскрытии – основная пастырская задача Церкви, в этом многие видят и смысл церковной молитвы о властях. Но, к сожалению, нынешнее церковное руководство благословляет любую власть...

К тому же, превращение "из Савла в Павла" возможно, если человек ранее не знал Истины, – а узнав, стал служить ей. О нынешнем режиме Путин должен знать все, – так что тут для него открытия истины не предвидится. Разве что он еще может не знать истинного смысла жизни человека, смысла истории, раскладки сил добра и зла в ней и духовной сути России. Но этот масштаб дается немногим даже среди патриотов...

Впрочем, поживем – увидим. При всем кажущемся упрочении неправедного режима история России может преподнести сюрпризы. Ибо последней надеждой православных всегда бывает вера в помощь Божию, которую надо заслужить. Она приходит, когда Богу есть кому помогать. В сохранении такой, пусть даже малой, горстки людей с русскими православными идеалами и в распространении их – наша главная задача при любом политическом положении в стране и мiре.[148]

Итак, мы всегда относимся к властям так, как они относятся к русскому народу, исторической России и православной государственности. Если власти ей не служат – мы сохраняем верность России, а не властям. Исходя из этого принципа, четыре года спустя после этого комментария можно снять вопросительный знак из его заглавия и подвести такой итог:

– Президент Путин, к сожалению, не превратился "из Савла в Павла". Он последовательно выступал «против восстановления в России государственной, официальной идеологии в любой форме», демонстрируя свои симпатии как православной религии, так и самой антихристианской, что свидетельствует о непонимании им сути той и другой.

– Он даже не попытался обозначить легитимные основы российской государственности и назвать своими именами преступления антихристианских сил против России в ХХ веке (включая последнее десятилетие). На этом фоне почти цинично звучат его слова: «Я должен поблагодарить и Президента Клинтона, и Президента Ельцина за то, что они привели отношения между двумя государствами к тому состоянию, в котором они находились, когда я стал президентом...»; «Мы восхищаемся тем, как и в какие сроки американцы добились того, что их страна стала процветающей державой»[149]. 5 марта 2000 года Путин даже заявил, что не исключает возможности вступления РФ в НАТО.

– Он выполнял все другие положения своей программной статьи, включая соединение «наднациональных общечеловеческих ценностей» с советскими и курс на «последовательную интеграцию экономики России в мiровые хозяйственные структуры», – не обращая внимания на паразитарную и беззаконно-апостасийную суть этих структур.

– Два наиболее одиозных олигарха, Гусинский и Березовский, хотя и были лишены политического влияния, однако не подверглись осуждению за свои преступления, а были отпущены за границу вместе с награбленным богатством (причем акции в телеканалах НТВ, ОРТ и ТВ-6 у них были выкуплены за сотни миллионов долларов). В 2003 году к ним добавился Ходорковский, взятый под арест – опять-таки лишь за политические претензии к Путину. Сотни таких же, кто не перечит президенту, продолжают свой преступный бизнес на основе "гражданского согласия" ограбленных с грабителями.

– За четыре года структуры боевиков в Чечне не ликвидированы, наши военнослужащие продолжают гибнуть. Главное преступление сепаратистов – геноцид русского населения – не назван своим именем и даже естественные границы Чечни не восстановлены: казачьи территории левобережья Терека, Наурский и Шелковской районы, присоединенные в 1957 году Хрущевым к Чечено-Ингушетии, не возвращены в состав Ставропольского края и продолжают заселяться чеченцами – несмотря на постоянные стоны изгоняемых оттуда русских[150]. В 2003 году там было убито три станичных атамана при полном молчании центральных СМИ[151]. Число чеченцев за 13 лет между переписями населения в 1989 и 2002 годах выросло с 950 тысяч до 1,2 млн., а русское население в Чечне уменьшилось до 20 тысяч человек с былых 400 тысяч. На восстановление Чечни направляются огромные суммы из бюджета РФ, в том числе компенсации чеченцам, потерявшим жилье, но материальный ущерб русским изгнанникам не возмещается. Преступники поныне живут в отнятых у русских домах и квартирах, и такая безнаказанность поощряет преступность.

– Русские оппозиционные организации ослаблены и провокационными расколами (как в РНЕ), и судами во многих городах над патриотическими изданиями по обвинению в «разжигании национальной розни». В 1999 году было осуждено четыре человека, в 2000 году – десять, а в 2003 году «возбуждено более 60, дел двадцать доведено до суда. И примерно 17–20 вынесено обвинительных приговоров»[152], – такую справку дал Путин во время телевизионного общения с народом 18 декабря 2003 года. Хотя кое-где это были не слишком умные крикуны, все же их "рознь" имела оправдание, но ее причины судами не рассматривались и не было ни одного процесса над антирусскими экстремистами; а навязанный в 2002 году президентом закон "О противодействии экстремизму" явно предназначен для превентивного подавления русского сопротивления (см. нашу работу: «Закон об экстремизме и "Шулхан арух"». М., 2002).

– Руководство Церкви поддержало политику президента, не обличая даже вопиюще несовместимые с Православием ее стороны и по-прежнему не оставляя надежд на формирование влиятельной православной оппозиции (см. об этом далее в главе VIII).

Неудивительно, что и разрушительные процессы в стране не удалось переломить. Все это совершенно очевидно, поэтому для нас представляет интерес не доказывать эту очевидность, критикуя президента Путина, а понять, почему он продолжает вести страну по столь гибельному пути.

Кто-то из православных патриотов все еще надеется, что у президента "связаны руки", что он у власти "слишком короткий срок"[153]. Наше отношение к этому всегда было четким: если президент "развяжет" себе руки, и ум, и совесть – мы будем это приветствовать. Однако сейчас наша задача – не надеяться на тайные добрые замыслы, которые могут остаться никогда не осуществленными (и это для страны все равно, как если бы они изначально отсутствовали); не рассуждать о возможном "православном преображении" президента (такому чуду был бы рад всякий русский человек), а сохранять верную точку отсчета. То есть дать оценку действительного положения в стране и уже сейчас предложить меры для выхода из него тому истинному вождю, который – если будет угодно Богу – может оказаться во главе России.

Михаил Назаров, «Вождю Третьего Рима»

Литература и комментарии:


[146] Остановить "реформы смерти"! // Завтра. 2001. № 33. Авг.
[147] Путин В.В. Россия на рубеже тысячелетий // Независимая газета. 1999. 30 дек. С. 4.
[148] Имперский вестник. М., 2000. № 49. янв.
[149] The Wall Street Journal. New York, 2002. Febr. 11; русский текст: www.president.kremlin.ru
[150] Независимая газета. 2002. 14 авг.
[151] Чечня и русские // Русский Вестник. 2004. № 1. С. 7.
[152] В. Путин: разговор с Россией 18 декабря 2003 года. М., 2003. С. 53.
[153] См. об этом нашу дискуссию с В.Н. Тростниковым по радио "Радонеж" (10-11 октября 2001 г.): Радонеж. М., 2001. № 17-18; Трибуна русской мысли. М., 2002. № 1.