Русская Идея

Независимо от того, подлинные это останки или нет, создать правительственную комиссию по захоронению и вырыть могилу можно было лишь при полном непонимании (или сознательном игнорировании) духовной сути России и подвига ее последнего Царя. Если останки действительно царские, как утверждает правительство, - то для значительной части православных это святые мощи, которые нельзя было хоронить. Учитывая неясности с принадлежностью останков, вполне уместным было предложение поместить их временно в специальной безымянной усыпальнице-памятнике. Но, видимо, властям требовалось именно «предание царских останков земле», и они сделали это даже без церковного благословения. 17 июля 1998 г., в день цареубийства, это стало ритуальными похоронами последнего легитимного правителя России и одновременно актом перенятия от него "легитимности" нынешней власти президента Ельцина, зачитавшего по бумажке надгробную речь. Это был торжественный акт «отмывания власти» криминально-демократического режима в глазах «мирового сообщества».

При этом, чтобы нынешняя власть (официальная Россия) не выглядела слишком уж грязной в сравнении с царской, демократы продолжили масонско-большевицкое очернение убитого Помазанника Божия. В речах выступавших и в комментариях телевидения говорилось о «земных грехах» Императора, его «противоречивом земном пути». СМИ твердили о «полковнике, который отрекся от России», «не умел править государством», находился «под влиянием Распутина», был ответствен за «кровавое воскресенье и еврейские погромы», но тем не менее его «пора простить» - так демократы понимали «покаяние и примирение», к которому призвал Ельцин... Характерно выступление бывшего посла в Израиле А. Бовина в «Известиях» (11.7.98): «Россия кается перед Романовыми. Но... гораздо больше оснований для того, чтобы Романовы покаялись перед Россией»...

Само «предание останков земле» - присутствующие бросали в могилу символические горсти земли - выглядело как унижение Царственных Мучеников независимо от вопроса подлинности останков. Унизительно выглядели и гробики размером 120 см, и объяснение, почему на главном оказалась «сабля вместо короны» и было сокращено число прощальных выстрелов: мол, «поскольку Император отрекся»... Всем этим похоронная церемония выглядела как отрицание жертвенного подвига Царя-Мученика.

В действиях же церковного руководства МП достойно сожаления вовсе не то, что ему ставят в вину демократы: что оно под предлогом недоказанной подлинности останков и под давлением паствы отказалось участвовать в «похоронах Царской семьи». А то, что оно отказалось признать Ее прославление (что совсем не связано с признанием данных останков). У Синода была единственная возможность предотвратить кощунственное захоронение: прославить Царскую семью и на этом основании перенять екатеринбургские останки в свое ведение как возможные царские, до лучших времен. Подлинные мощи сами бы дали знать о себе. Однако Синод «альтернативными» панихидами по Царской семье в этот день лишь подчеркнул непризнание ее прославления. Эти панихиды были поданы в СМИ как участие Церкви в правительственной похоронной акции, которая по сути представляла собой действо, противоположное обретению мощей.

В Петропавловском соборе панихиду провели без упоминания имен, хотя на гробах они были написаны и постоянно показывались на телеэкране. Демократическая публика, включая президента, вошла в храм, не перекрестившись, и лишь глазела на необычное зрелище, не склоняя голов перед кадящим священником; многие женщины, включая министра культуры, не позаботились и о покрытии голов. Все закончилось чем-то вроде концерта (спели кантату) тут же в храме... И если взять историософский масштаб всего XX столетия, то произошло следующее: в 80-ю годовщину цареубийства демократы неким ритуальным действом создали могилу, символически утверждающую победу антихристианских сил над православной монархией и над Удерживающим.

Разумеется, большинство участников этого действа, как и 80 лет назад, не сознавали его смысл. Ведь дьявол большей частью действует через своих многочисленных "детей", рассеянных по миру, не открывая им своих конечных адских планов: они трудятся каждый на своем месте в общем антихристианском духовном поле, которое само складывает их усилия для единой цели, возможно, понятной лишь верхушке посвященных.

Однако многие православные верно почувствовали мистический план всей истории с останками, и для этого не обязательно было находиться в Москве или С.-Петербурге. Например, К.Ф. Григорьев из далекого Улан-Удэ пишет: «В 1981 году Царственные Мученики были прославлены [Русской Зарубежной Церковью]. С этого момента и началось падение казавшегося несокрушимым режима». Однако, «троцкистско-ленинская гвардия в условиях тотальной дезинформации захватила ключевые посты в государстве... Имея чужеродную России религиозно мистическую природу, большевицко-демократическое крыло власти боится прославления Царственных мучеников и видит в этом начало своего конца», поскольку тогда народ отбросит и остатки марксизма, и обманную демократию, «увидев духовный подвиг Царя» и выйдя на верный путь. «Отодвигание сроков канонизации Царской семьи отодвигает срок крушения "демократического" режима, центр которого расположен за пределами России, и увеличивает вероятность крушения самой славянской цивилизации» («Русский Вестник», 1998, № 24-26).

Примечательно и сделанное еще в феврале 1998 г. высказывание Коржакова о похоронах останков, несомненно, знающего больше, но предпочитающего говорить намеками: «Нет доказательств того, что все документы, касающиеся расстрела царской семьи, найдены... История, на мой взгляд, только начинается. Расстрел царской семьи в те далекие годы по всем признакам был ритуальным действом... Теперь же в нашем новом, немножко демократическом обществе разворачивается действо, которое при определенном повороте на многие годы вперед будет рассматриваться как действо - тоже ритуальное, а значит, и соответствующая печать будет лежать на этом обществе...» («АиФ», 1998, № 7).

Если бы Ельцин действительно хотел «завершить кровавую эпоху беззакония» и «искупить грехи своих предков» (да и свои собственные), - следовало бы в первую очередь похоронить мумию Ленина и очистить стену православного Кремля от большевицкого кладбища (где находится и прах цареубийц: Свердлова, Войкова...). Не следует думать, что эти богоборческие "святыни" в сердце страны не влияют на духовный климат в ней. То, что нынешняя власть сохраняет их и масонские звезды над Кремлем, выдает ее духовную суть: она - преемница власти цареубийц, а не власти последнего легитимного правителя России, к которому она попыталась торжественно "примазаться", перекинув бутафорский мостик через 80-летнюю эпоху продолжающегося беззакония.

Таким образом, и в конце XX в. официальная Россия - даже в лице предстоятелей Церкви - не осознала духовного подвига своих Святых Царственных Мучеников и отказалась прибегнуть к их молитвенной помощи для спасения. Не лучше себя показали и более 30 зарубежных потомков Романовых, съехавшихся на похороны и в этой связи переизбравших своим главой католика князя Николая Романовича, который заявил, что «мавзолей должен остаться на своем месте», а о нахождении там мумии Ленина он не имеет «никакого мнения» (Радио «Свобода», 19.7.98)... О нынешней роли потомков Романовых он в тот же день заявил по антихристианскому каналу НТВ: «Хорошо, когда в доме красиво. Мы часть мебели»... Не удивительно, если смута на русской земле будет усугубляться все новыми испытаниями *.

* Многие православные задаются вопросом: не в этом ли предупреждении заключался смысл небывалого урагана над Москвой в ночь с 20 на 21 июня (день Всех Святых, в земле Российской просиявших)? Ураган повредил резиденцию президента в Кремле, перебросив часть ее крыши через кремлевскую стену к мавзолею, и поверг металлические кресты в Новодевичьем монастыре, где находится резиденция председателя Синодальной комиссии по канонизации святых... А 17 августа над Россией пронесся небывалый финансовый ураган...

Не менее кощунственное значение приобрел и другой «монархический проект» властей (его курировал тот же аппарат Немцова) - использование связанного с «мировой закулисой» самозванного «Российского Императорского Дома» в виде декоративного «фигова листка» для нынешней олигархии. В качестве такового свои услуги давно и навязчиво (надеясь получить в виде гонорара часть собственности Романовых) предлагают потомки Великого Князя Кирилла, лишенного в 1907 г. вместе с потомством прав престолонаследия, - почему он и участвовал в свержении монархии в 1917 г. При этом они называют себя «единственно легитимными»...

В данной работе мы не будем опровергать их не существующие «права на Престол», поскольку это документально показано нами в отдельной книге («Кто наследник Российского Престола?», М. 1998). Кратко повторим лишь несколько принципиальных положений о легитимизме, чтобы показать православную основу возможного восстановления законной монархии в России.

Михаил Назаров, «Тайна России»