Русская Идея

установка видеонаблюдения

«В такой ситуации даже антикоммунист, озабоченный интересами России, предпочтет Зюганова Ельцину», - заметил эмигрантский журналист Е. Соколов в американской газете «Панорама» (28.2.-5.3.96) Поэтому многие патриоты-антикоммунисты поневоле голосовали за блок Зюганова. Ибо с нынешними коммунистами легче бороться, чем с «мировой закулисой». Ведь марксистская идеология потерпела свое историческое поражение - и сами коммунисты чураются ее. Против нее сейчас работает сама история XX в.

Тогда как инициатор нашей катастрофы XX в., «мировая закулиса» - в глобальном наступлении, и сил у нее несоизмеримо больше. Причем эта опасность далеко не всеми осознана. Сможет ли вообще наш распыленный народ при такой власти организоваться для противостояния доллару и разлагающим средствам информации ?

Причем ставка ими делается на молодежь, которая полностью отдана государством во власть новых "ценностей". Утверждая их в системе образования, американский еврей-миллиардер Сорос издает даже учебники для русской школы, из которых следует, что история православной России - варварство, а масонская Америка - пуп земли*. «Русский национализм может стать большей угрозой миру, чем был коммунизм», - считает Сорос («Сегодня», 15.3.94). С каждым годом воспитуемый ими молодой «демократический электорат» увеличивается - при вымирании старших поколений. Средняя продолжительность жизни мужчин в 57 лет в мирное время - важное достижение российской демократии. Видимо, это не только «издержки реформ»: нынешней власти выгоден столь ускоренный процесс «обновления электората».

* «Влияние фонда Сороса на наше общество стало тем более сильным, что с 1995 г. половину финансирования соросовских программ на территории России правительство РФ взяло на себя» («Тверская, 13», 11-17.12.97). [Прим 1998 r.]

Однако на самом деле "красный" электорат выглядит иначе, чем это представляют СМИ. По данным Госкомстата, в "красных" регионах материальное благополучие населения на 11% выше, а число личных автомобилей на 21% больше, чем в проельцинских. То есть, вопреки распространенному мнению, "красные" области меньше пострадали от реформ. С другой стороны, в проельцинских регионах на 117% больше число убийств, на 114% больше грабежей, на 274% - тяжких телесных повреждений, на 107% - изнасилований, на 69% - внебрачных детей, на 26% - психических больных и алкоголиков («Независимая газета», 28.6.96).

Особенно очевидно это при сравнении двух соседних областей, сопоставимых и по численности населения, и по экономической структуре: Нижегородской области - самой передовой в смысле рыночных реформ (итог второго тура: 51,7% голосов за Ельцина, 42,3% за Зюганова), и Ульяновской области (соответственно 37,8% и 56,3%), - которую демократическая печать высмеивает за «социалистическое введение талонов» на основные продукты.

Однако в Ульяновской области талоны - лишь средство поддержки бедной части населения. В целом же эта "красная" область, помимо огромной разницы в показателях преступности (в 3 раза меньше) и смертности (в 1,5 раза), демонстрирует по сравнению с Нижегородской в 3 раза меньший спад в промышленности. Производство и потребление мяса, молока, яиц, овощей на душу населения - на 30-50% выше, чем в Нижегородской области, при значительно меньшей себестоимости, а производство зерновых - в 3 раза выше. Вместо спада розничного товарооборота на 44% (у нижегородцев) - рост на 8%. При этом основная потребительская корзина на 33% дешевле, чем в Нижнем Новгороде. Число бедных - в 6 раз меньше! Быстрее увеличивается число личных автомобилей и телефонов, тиражи газет за последние годы выросли на 21% (в Нижнем Новгороде на 30% упали). Капитальные вложения в строительство дорог и жилья, в социальные сферы, здравоохранение и образование - в 2-3 раза выше. И что самое интересное: в "красной" области быстрее увеличивается количество фермерских хозяйств и даже число богатых в 4 раза выше, чем в Нижегородской области («НГ-Сценарии», 31.7.96).

То есть здесь отчетливо видны два разных курса реформ. Один - щадящий население и вместо принципа «рынок любой ценой» следующий принципу «не навреди», реальное повышение благополучия важнее. Рынок при этом не самоцель, а средство, используемое лишь там, где это выгодно в данных условиях. (Примерно по этому пути пошли реформы в Китае, которые обошлись без разрушения экономики и показывают самый быстрый в мире рост производства.) Другой курс в Нижнем Новгороде - ориентированный на либерально-демократическую идеологию неравенства и на рынок как самоцель согласно требованиям МВФ.

Несомненно, что в проельцинских регионах с их курсом реформ именно он столь отрицательно влияет на духовный климат. Пропагандисты реформ поощряют в людях эгоизм, страсть к наживе, сексуальную свободу (индустрия растления приносит и немалую прибыль) - высмеивая такие прежние добродетели, как коллективизм, бессребренничество, целомудрие. Именно против таких "реформ", а не за коммунистов, голосует народ в "красных", точнее - более консервативных и здоровых областях. (Многие заметили, что именно эти области были оплотом сопротивления большевикам в годы гражданской войны - видимо, по тем же причинам.)

Пусть сегодня далеко не все из этих людей точно понимают разницу между коммунистической и русской идеологиями (в школе им этого не преподавали), путь они по инерции выражают свой протест в привычных им коммунистических терминах, - но нельзя не видеть, что они проявляют государственное мышление. В противостоянии идеологии освященного эгоизма и разврата ими руководит национальный инстинкт самосохранения.

За Ельцина же голосовала не только наиболее эгоистичная и развращенная часть народа, но и наиболее равнодушная к судьбе страны. Таким все равно, что будет с экономикой и армией, им больше нравятся «ножки Буша» и эротические телепрограммы. За власть, по ее приказу, и на этот раз «проголосовало то самое пассивное большинство, которое в 1937 г. равнодушно наблюдало репрессии, в 70-е гг. осуждало диссидентов, а в 80-е - активистов-неформалов», - верно отмечает бывший диссидент Б. Кагарлицкий («Независимая газета», 16.7.96).

Впрочем, помимо равнодушных есть и добродушные. Это те, кто впервые в жизни получил возможность жить (или умирать) по своей воле и своим трудом (честным или чаще нечестным), быть предоставленным самому себе в океане открывшихся возможностей без диктата партии... Эту свободу они ценят больше того порядка, который им обещает Зюганов. Личная свобода им тоже важнее судьбы России, особенно это характерно для интеллигенции, получившей доступ к ранее запретной информации. "Красная" оппозиция вряд ли способна оценить это важное приобретение общества в посткоммунистическое время и дать этим людям правильный ответ. А ведь он прост: свобода необходима человеку - но разве ценою разрушения государства?.. Это ведет лишь к иному виду несвободы.

Всю эту описанную выше раскладку сил давно поняли такие давние противники коммунизма, как Л. Бородин, В. Осипов, И. Шафаревич, В. Максимов, А. Корягин, Т. Горичева. Но так и не поняли многие жертвенные эмигранты-антикоммунисты, которые в противостоянии "красного" и "желтого" зла не заняли позицию «третьей силы», а встали на сторону "желтых", приветствуя их победу над народом как «победу над коммунизмом».

Для таких "антикоммунистов" осуществление абстрактных экономических принципов - важнее того, на что работают эти принципы: на созидание или на разрушение*, на наш народ или на Гусинских-Березовских и МВФ. При этом - странное дело! - говоря о преступности коммунизма, никто не вспоминает, что до августа 1991 г. многие лидеры нынешней партии власти занимали более высокие, чем Зюганов, посты в коммунистической номенклатуре и несут за преступления КПСС гораздо большую долю вины. Как и вину за катастрофу посткоммунистических псевдореформ, которые для этой номенклатуры стали лишь преобразованием ее преступной политической власти в "легализованную" экономическую - за что и была заплачена Россией столь ужасная цена. Даже пресловутую "кровожадность", в отличие от Зюганова, уже не раз проявил именно Ельцин: и при расстреле парламента, и в Чечне - бездарно заливая кровью русских новобранцев плоды своего призыва «брать суверенитеты»...

* На эту тему см. нашу полемику с НТС («Путь», М., 1993, № 10-11), с газетой «Наша страна» и ее московским обозревателем С.В. Волковым («Литературная Россия», 1995, № 30). Последний пример забавен тем, что этот советский доктор исторических наук, едва перестав цитировать Ленина и считать белую эмиграцию «исчезнувшей», стал выступать от ее имени как «единственный белый» в России, обвиняя в «красноте» всех противников Ельцина. Он утверждает, что сейчас у патриотов «антиразрушительские лозунги имеют только один (и совершенно однозначный) смысл и одну цель - сохранение советчины»; а «из назаровских писаний однозначно вытекает, что советский режим - благо,... что не надо было бороться с советской властью» («Наша страна», 1994, № 2310; 1995, № 2326). О сути коммунизма, ельцинизма и русской идеи мы также полемизировали с Солженицыным («Москва», 1995, № 6); однако позже он несколько уточнил свои оценки и его книга «Россия в обвале» (1998) фактически признает правоту тех, кто изначально отвергал ельцинский режим. [Прим. 1998 г.]

Многим эмигрантам не понятно даже то, что "ренессанс" коммунистов после августа 1991 г. стал возможен только благодаря Ельцину - из-за его нежелания по-настоящему вскрыть преступления КПСС, иначе бы и он сам как кандидат в члены Политбюро понес бы ответственность. И сейчас партия власти использовала критику коммунистов лишь в предвыборных целях, нисколько не стремясь к искреннему преодолению коммунистического наследия, - иначе бы давно убрали красные звезды с ельцинской кремлевской резиденции и Ленина из мавзолея, переименовали бы улицы и станции метро, отменили бы "праздник" 7 ноября... Но они лишь добавили к коммунистическим праздникам свои: день вычленения РСФСР из России и день фальсифицированного принятия своей конституции.

Им на выборах была нужна не «борьба против коммунизма» - нужно было подавить сопротивление своим "реформам" со стороны здоровой части народа.

Михаил Назаров, «Тайна России»