Русская Идея

ремонт кровли в Москве

Возрождение Русской Церкви

Тяжелейшие испытания, в которые поверг нашу страну криминально-космополитический режим, для многих русских людей стали толчком к возрождению православного сознания и веры в Бога. Специальный опрос показал, что если в 1991 году в Бога верили 31% населения России, то в 1996 году - уже 49%, 51% считали себя православными, а 61% верили, что Русская Православная Церковь жизненно необходима для России. Одновременно среди опрошенных 2% считали себя мусульманами, 1% - католиками, 30% считали себя неверующими; 6% считали себя верующими, но не принадлежали ни к каким конфессиям; 40% верят в магию; 38% - в астрологию; 20% - в перевоплощение душ (Православная Русь. 1996, N 21. стр. 16).

После десятилетий запустения по стране возобновляют службу тысячи закрытых ранее церквей, строятся новые храмы, образуются новые приходы и епархии, быстрыми темпами увеличивается число священнослужителей. На 1 января 1993 года в Русской Православной Церкви было 14113 приходов. В 1996 году число православных приходов по сравнению с 1988-ым возросло в 4 раза. Только в Москве насчитывалось 194 прихода и 267 храмов, в которых служили 477 священнослужителей. За десять лет, с 1985 по 1994 год, число православных монастырей возросло с 18 до 249. Вновь открылись древние обители, долгое время находившиеся вне монашеской жизни, в частности, Ново-Иерусалимский Воскресенский монастырь, обитель преподобных Сергия и Германа на Валааме, Ипатьевский монастырь в Костроме, Святогорский монастырь под Псковом, Александро-Невская Лавра в Санкт-Петербурге, Новодевичий монастырь в Москве, Глинская пустынь на Украине и многие другие.

Восстановление русских храмов и монастырей осуществлялось с помощью сотен тысяч добровольцев, безвозмездно, с жертвенной любовью и самоотверженностью трудившихся на самой черной и тяжелой работе. Как отмечалось на Архиерейском Соборе (1994), подвижническим трудом этих добровольцев не только созидались стены и кровли порушенных храмов, но очищались и воздвигались из тлена духовные храмы нашего народа, разрушенные традиции благочестия и христианской нравственности.

К концу 1993 года Русская Православная Церковь имела 3 Духовных Академии, 13 Духовных семинарий, 22 Духовных училища и 1 школу псаломщиков. Открывались православные школы, лицеи, гимназии и детские сады. Кроме Духовных Академий и семинарий появились Свято-Тихоновский Богословский институт (1100 студентов) и Российский Православный Университет.

Противостоя духовному и моральному распаду, твердо и убежденно над страной зазвучали голоса подвижников российского благочестия - о. Александра (Шаргунова), епископа Владивостокского и Приморского Вениамина, о. Димитрия (Дудко), архиепископа Курского и Рыльского Ювеналия, игумена Кирилла (Сахарова), игумена Тихона (Шевкунова) и многих других пастырей и архипастырей Русской Церкви.

Высшим выразителем православной веры, духовности и церковного просвещения этого тяжелейшего в истории России времени был митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев), глубоко почитаемый всеми коренными русскими людьми. Этот великий подвижник Святой Руси вышел из простой крестьянской семьи. Превозмогая физическую немощь, он непрестанным, кропотливым трудом получил блестящее образование, стал магистром богословия и доктором церковной истории. Мудрый, предельно простой в общении, глубокий и тонко чувствующий человек, владыка Иоанн стал для миллионов верующих источником чистоты православной веры, лучом света посреди тьмы, надеждой на возрождение Святой Руси. С первых выпущенных им книг мощно и убежденно над всей нашей страной зазвучал голос Духовника, Проповедника России, истинного сына нашего Отечества.

С того момента, когда владыка прибыл на служение в Санкт-Петербургскую епархию, он стал главным духовным наставником и водителем современной России, в проповедях и книгах которого содержались ответы практически на все вопросы, которые тревожат русского человека.

В 1994-1995 годах петербургское издательство «Царское Дело» опубликовало главные труды митрополита Иоанна: «Самодержавие Духа (очерки русского самосознания)», «Голос вечности (проповеди и поучения)», «Одоление смуты (слово к Русскому народу)», «Стояние в вере (очерки церковной смуты)», «Русь Соборная (очерки христианской государственности)».

Каждая из этих книг является бесценным достоянием русской национальной идеологии. Вслед за святым Иоанном Кронштадтским владыка Иоанн провозглашал, что «родиться русским есть дар служения». Православная Россия стоит на страже духовного мира всего человечества. Ей определено Господом «до конца времен стоять преградой на пути зла, рвущегося к всемирной власти. Стоять на смерть, защищая собой Божественные истины и спасительные святыни Веры».

Как справедливо отмечал русский публицист М. Н. Любомудров: «Владыка Иоанн являлся одним из крупнейших мыслителей и величайшим религиозно-нравственным авторитетом нашего времени. Его исследования, его публицистика - свидетельство нового взлета и цветения русского православного богословского и историко-философского творчества - всегда бесстрашного и исполненного благодатной глубины и правды. Митрополит стал духовным отцом и путеводителем Русского народа. А если вспомнить, что именно судьба России теперь, в очередной раз стала эпицентром мировой истории, то значение деятельности владыки возрастает до масштабов общечеловеческих» (Пастырь добрый. Венок на могилу митрополита Иоанна. СПб., 1996. С. 31).

Церковь, учил владыка Иоанн, не может делать вид, что не замечает того шабаша, который сегодня устроили на Руси христоненавистники, растлители и сатанисты разных мастей. Нынешние реформаторы - экстремисты, унаследовавшие худшие черты террористического большевистского самосознания, уже стоившего России невероятных жертв, ведут дело к созданию чудовищной по своему цинизму системы власти - коррумпированной и бесконтрольной, скрывающей за псевдодемократической риторикой полное презрение к закону.

Подводя итоги космополитической реформы, митрополит Петербургский и Ладожский Иоанн писал: «Сегодня мы имеем возможность оценить первые плоды такого реформирования. Единое государство разрушено. Русский народ расчленен на части границами новоявленных «независимых государств». Россия отброшена в своем территориальном развитии на триста пятьдесят лет назад. Общество оказалось совершенно беззащитным перед шквалом безнравственности и цинизма, обрушившимся на людей со страниц «свободной» прессы и экранов телевизоров. Церковь подвергается бешеным атакам еретиков и сектантов, понаехавших в Россию со всего света, чтобы «просветить» русских варваров. Ростки здорового национально-религиозного самосознания погребены под грудой нечистот «масскультуры» и фальшивых ценностей «общества потребления». Страной по-прежнему правят богоборцы, космополиты и русоненавистники».

На вопросы многих людей, как бороться с космополитическим режимом, владыка неизменно отвечал, что единственный путь спасения - путь объединения вокруг русских вековых святынь, путь спасения русской соборности и державности, путь духовного прозрения и очищения. «Сумеем пробиться к Богу сквозь толщу лжи и клеветы, нагроможденную христоненавистниками, - учил владыка, - значит, сумеем возродить Святую Русь. Отступимся - Россия погибнет».

Деятельность митрополита Иоанна способствовала росту широкого православного движения за чистоту веры и сохранение тысячелетней православной традиции, противостояние наступлению иудо-масонской цивилизации, мондиализма и экуменизма.

В октябре 1990 года по благословению Патриарха Алексия II создается массовая православная организация - Союз православных братств, возглавляемый игуменом Кириллом. Союз объединил 125 братств и сестричеств, в том числе 35 из Малороссии, 2 из Белоруссии, 3 из США.

Союз православных братств выступал за сохранение чистоты православной веры, возврат нашей церковной жизни в каноническое русло, восстановление Церковного суда. Члены Союза были убежденными противниками компромиссов в области вероучения, стояли за выход Русской Православной Церкви из так называемого Всемирного Совета Церквей, считали экуменические молитвы грубым попранием церковных правил. Выражая мнение большинства русских православных людей, Союз выступал за укрепление церковной дисциплины, против повсеместного распространения сомнительного обливательного крещения, так называемой общей исповеди, небрежного отправления богослужений, неуместного в Церкви концертного стиля песнопений и западной живописи. Члены братств протестовали против любых попыток модернизма и обновленчества: намерения перевести богослужения на русский язык, ввести новый календарный стиль и т. п.

Союз православных братств выступал за восстановление самодержавного православного царства, против антихристианских сил, которые стремятся уничтожить Святую Русь, - талмудического иудаизма, сионизма, масонства, сатанизма, а также требовал ограничения деятельности протестантских миссионеров, сектантов, католиков и униатов.

Выражая дух живого народного Православия, Союз выступил первым инициатором канонизации царской семьи. В 1991 году его активисты собирают подписи под исповедническим воззванием за канонизацию Царственных Мучеников. В Москве, Санкт-Петербурге, Сергиевом Посаде, Екатеринбурге, Царицыне, Ялте, Архангельске, Пскове и других городах организуются православные заставы по сбору подписей. Были собраны тысячи подписей. Многие православные на коленях, со слезами на глазах молились перед святыми ликами Царственных Мучеников о заступничестве их пред Богом. В значительной части русских церквей появились святые иконы Царя-Мученика Николая и других Царственных Страстотерпцев. На 2-м съезде Союза православных братств было принято решение просить церковное священноначалие осуществить канонизацию Царственных Мучеников, а в 1992 году Союз обращается с этой просьбой прямо к Патриарху.

Почитание Царственных Мучеников уже в 1993 году приобрело всенародный характер, священники на местах совершали им богослужения по текстам Русской Зарубежной Церкви в положенные дни, иконки Святых Мучеников находились почти в каждой православной семье и почти в каждом храме.

Всенародное почитание Николая II и его семьи вынудило изменить отношение к ним и со стороны иерархии, которая в большинстве своем занимала в этом вопросе двойственную позицию. В официальном послании Патриарха и Священного Синода к 75-летию убиения царской семьи говорилось: «Грех цареубийства, происшедшего при равнодушии граждан России, народом нашим не раскаян. Будучи преступлением и Божеского и человеческого закона, этот грех лежит тяжелейшим грузом на душе народа, на его нравственном самосознании. И сегодня мы, от лица всей Церкви, от лица всех ее чад - усопших и ныне живущих - приносим перед Богом и людьми покаяние за этот грех. Прости нас, Господи! Мы призываем к покаянию весь наш народ, всех чад его, независимо от их политических воззрений и взглядов на историю, независимо от их этнического происхождения, религиозной принадлежности, от их отношения к идее монархии и к личности последнего Российского Императора... Ныне, отрекаясь от грехов прошлого, мы должны понять: благие цели должны достигаться достойными средствами».

Синодальная комиссия по канонизации святых Русской Церкви, возглавляемая митрополитом Ювеналием, в течение пяти лет "рассматривала" вопрос о прославлении Царственных Мучеников. Фактически это была намеренная проволочка, устроенная через членов Комиссии некоторыми из действующих иерархов, связанных с обновленчеством и экуменизмом и склонных к сотрудничеству с криминально-космополитическим режимом и иудо-масонской властью. Секратарем Синодальной комиссии по канонизации святых был о. Игнатий (Крекшин), сотрудничавший с католической радиостанцией «Христианский церковно-общественный канал» (Радонеж. 1996, N 1). Комиссия фактически игнорировала как мнение миллионов верующих, почитавших Государя, так и факты канонизации Царственных Мучеников в Русской Зарубежной и Сербской Православных Церквах. В работе комиссии практически не были отражены архивные источники и современные исторические исследования, позволявшие в корне пересмотреть ошибочные взгляды на жизнь царской семьи и ее окружения. Комиссия опиралась на либеральную концепцию оценки царствования Николая II, многие положения которой были фальсифицированы масонами и революционерами в целях дискредитации царской власти и самого Государя. В результате такого подхода комиссия сформулировала чудовищный вывод: «Подводя итоги государственной и церковной деятельности последнего Российского Императора, комиссия не нашла в ней достаточных оснований для его канонизации». В такой формулировке сказалась склонность части православных иерархов к политическому компромиссу с нынешней иудо-масонской властью, являющейся прямой наследницей антирусского, антиправославного режима еврейских большевиков 1918 года, осуществившего ритуальное убийство царской семьи.

По этому поводу замечательно верно сказал русский церковный мыслитель и проповедник протоиерей А. Шаргунов: «Почему Церковь до сих пор не прославила Царя и из бесчисленного сонма новомучеников канонизировала слишком немногих, почему говорит она неслышно, вполголоса о пропаганде растления и преступности? Или правы те, кто утверждает, что не так страшен был политический компромисс Церкви со Сталиным, как страшно то, что компромисс с духом мира становится принципом существования нашей Церкви в мире? На памятнике Великой княгине Елизавете Федоровне - одной из первых прославленной в сонме новомучеников - начертаны святейшие для христиан слова: «С покаянием». А что изменилось в нашей жизни? Словами, даже самыми высокими, не восстановишь попранную правду. «Горе вам, что строите гробницы пророкам, которых избили отцы ваши. Сим свидетельствуете о делах отцов ваших и соглашаетесь с ними, ибо они избили пророков, а вы строите им гробницы». Пока сердце не омоется покаянием, кроме надписи на памятнике ничего не будет: ни внутри нас, ни в обществе. Солью, потерявшей силу, будут эти слова, и они не откроют ни нам, ни другим Царства Божия» (Русский Собор. 1994, N 11. стр. 7).

После пяти лет работы Комиссия по канонизации предложила канонизировать царскую семью «по самому низшему разряду» в чине святых страстотерпцев за их страдания, перенесенные в Тобольском и Екатеринбургском заточениях и за мученическую кончину. Такая формулировка вызвала протесты православных людей по всей России, ибо свой скорбный путь к Екатеринбургской Голгофе, к венцам страстотерпцев Государь и Государыня начали с момента возложения на себя венцов царских. Нельзя разделять два периода в их жизни - до отречения и после, ибо одно вытекает из другого: Помазанник Божий принес себя в искупительную жертву за грехи народа.

Как писал в своем обращении к Архиерейскому Собору (1997) епископ Вениамин Владивостокский и Приморский: «Для Бога, у Которого Царственные Страстотерпцы давно прославлены, для Небесной Торжествующей Церкви не важна формулировка канонизации Государя Императора Николая II Александровича и Его Августейшей Семьи, предложенная синодальной комиссией. Она важна для нас - земной воинствующей Церкви, поскольку определяет наше упование, ожидание того, в каком чине призываем мы Царя-Великомученика на помощь страждующей России». Епископ Вениамин «от имени чад церковных, монашествующих и духовенства Приморского края обратился к Архиерейскому Собору с просьбой внимательно изучить предложенную синодальной комиссией формулировку канонизации царской семьи и устранить неоправданное противоставление двух периодов жизни Августейших Страстотерпцев, восстановив как земное единство Русского Царя со Своим народом, так и небесное ликование у Престола Божия Царственных Мучеников во главе сонма Новомучеников и Исповедников Российских» (Вениамин, епископ Владивостокский и Приморский. О канонизации царской семьи // Русский Вестник. 1996, N 49/51).

В бессильном стремлении помешать почитанию Царственных Мучеников наследники цареубийц совершили святотатственный акт. Ранним утром 1 апреля 1997 года они взорвали единственный в России памятник Николаю II в Тайнинском (недалеко от московской кольцевой дороги), созданный известным русским скульптором В. М. Клыковым.

Духовная борьба за достойную канонизацию Царственных Мучеников стала для православных русских людей борьбой за чистоту веры, против обновленчества и экуменизма, за очищение от людей чуждых и даже враждебных духу Православия. Начиная с правления Хрущева в Народ Божий затесалось немало недостойных мирян и священников (достигавших даже епископского сана). В лучшем случае они были просто исполнительными чиновниками, в худшем - убежденными врагами Христовой Церкви, проникшими в нее, чтобы разрушать ее изнутри.

Так называемые обновленцы 90-х годов являлись духовными продолжателями обновленческой ереси 20-х годов. Современные богоявленцы, так же как и их предшественники, выступают за коренную ломку богословских и литургических основ Русской Церкви: за перевод на современный русский язык священных Богослужебных текстов, женатый епископат и второбрачное духовенство, новый календарный стиль, экуменическое сближение с другими, в том числе нехристианскими, конфессиями.

Преобладающее число обновленцев среди священников имеют иудейское происхождение. Для них характерно пренебрежение к канонам, произвольные изменения порядка богослужения, самовольный перевод на русский язык некоторых частей православной службы, изъятие имен "неподходящих" святых и даже "неудобных" частей вероучения. Вокруг этих клириков всегда складывается космополитическая, скандальная атмосфера. Как отмечал русский общественный деятель В. Осипов: «Простые миряне жалуются, что им тяжело идти на исповедь к иерею-иудею. Другая психология, другой, как теперь говорят, менталитет. По этой причине немало хороших русских людей уходит в язычество, покидает Церковь».

На Третьем съезде Союза «Христианское возрождение» (май 1995 года) была выражена серьезная тревога по поводу «растущей опасности захвата нашего церковного корабля иудеями». На съезде приводились такие цифры: в 1992 году среди поступавших в семинарии число евреев составляло от 15 до 25% (Отечество (СПб.), 1992, Март, N 7). Довольно много евреев среди преподавателей Духовных семинарий и Академий в непосредственном окружении Синода. Иереи из иудеев чаще всего отрицают историческое, т. е. каноническое Православие, обозначая его ярлыком «черносотенства». В речи на Третьем съезде Союза «Христианское возрождение» В. Осипова по этому поводу было сказано: «В Православии - душа Русского народа. Поэтому проникновение заведомо противоканонической струи в Вероучение - это вползание в самую душу нации. Не имея ничего против некоторых отдельных, истово преданных Православию иереев еврейского происхождения, полностью перешедших в стан Святой Руси, мы вместе с тем не можем не проявить беспокойства в отношении массы чуждых Святой Руси иереев, поистине настоящего нашествия на обитель Сергия Радонежского и Иосифа Волоцкого, Патриарха Гермогена и Иоанна Кронштадтского. Осознают ли это наш епископат и наш Первосвятитель».

Обновленчество распространилось не только среди крещеных евреев, но и среди связанной с ними интеллигенции «малого народа». По сути дела это была сила, с помощью которой иудо-масонская цивилизация пыталась разрушить Русскую Церковь и идеологию Святой Руси. Руководители обновленчества о. Александр Борисов, о. Георгий Кочетков, о. Иоанн Свиридов, о. Георгий Чистяков вели открыто антиправославную пропаганду, отвергали и искажали догматы Православной Церкви. Рассадником обновленчества стал Отдел по катехизации Московского Патриархата, возглавляемый игуменом Иоанном Экономцевым. Официальную радиостанцию этого Отдела «София» возглавлял протоиерей-обновленец Иоанн Свиридов, одновременно член редакционного совета католической газеты «Русская мысль» и директор Экуменического центра при факультете журналистики МГУ. Духовником Православного университета и деканом богословско-патрологического факультета руководитель Отдела по катехизации назначил священника-обновленца о. Георгия Чистякова, участника передач католической радиостанции «Мария» и сотрудника католических печатных изданий.

Стремясь разрушить Русскую Церковь, обновленцы пытаются подчинить ее внешнему влиянию. Обновленческие историки, такие как игумен Иннокентий (Павлов), член масонского клуба «Магистериум», и Д. Поспеловский, в своих публикациях предлагают наделить Вселенский (Константинопольский) престол, возглавляемый масоном-патриархом Варфоломеем, такими правами, которые позволяли бы ему возглавлять все поместные православные Церкви, т. е. превратить его из греческого (стамбульского) во всеправославный, одновременно осуществив децентрализацию Русской Православной Церкви (Вестник РХД. 1994, N 169. стр. 24-26; Русская мысль, 1996, N 4117/4119). Таким образом, российские обновленцы-масоны стремятся перейти под власть патриарха-масона, экумениста, поддерживаемого в его притязаниях американским президентом Клинтоном и другими руководителями мировой закулисы, ставящими своей целью уничтожение Православия. Как открыто заявил в одном из своих выступлений секретарь Трехсторонней комиссии 3. Бжезинский: «После разрушения коммунизма единственным врагом Америки осталось Русское Православие» (Независимая газета. 14.2.1997).

Гидра масонского экуменизма, практически не затронув абсолютное большинство православных русских людей - священников и мирян, поразила преимущественно высшую часть церковной иерархии и связанный с ней аппарат церковного управления.

Девять из десяти православных русских людей относятся к экуменизму и обновленчеству с отвращением и праведной ненавистью. Тем большее недоумение вызывает позиция некоторых высоких иерархов, пытающихся чуть ли не насильно навязать Православному Русскому народу участие в совместных службах с представителями других конфессий и нарушение православных канонов. Демонстративно обновленческую позицию занял новый митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир, который во всеуслышание стал заявлять о своем желании перевести Русскую Церковь на новостильный календарь и внести множество других «обновленческих новшеств». В его епархии были допущены неканонические контакты православных священников с католическими. Православные из прихода Софийского собора в Царском Селе около Петербурга, так и не добившись ответа от митрополита Владимира о случаях таких контактов, опубликовали открытое письмо по поводу постоянного причащения их священников с католиками, несмотря на протесты верующих (Русский Вестник. 1996, № 43/45) Весьма характерно отношение к митрополиту Владимиру западных экуменистов-масонов. Как пишет Киприан, митрополит Оропосский и Филийский: «Они (западные экуменисты. - О. П.) не могли скрыть своего удовлетворения по поводу кончины митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева), который для них был представителем «крайне консервативного и обособленческого крыла в недрах Церкви», а также и своей радости об избрании его преемником митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира, которого они считают «противоположным его предшественнику, иерархом широкого кругозора, открытым для экуменического диалога между Христианскими Церквами» (Православная Русь. 1996, N 22, стр. 9).

Митрополит-обновленец увольнял и преследовал несогласных с ним священников, крайне грубо обращался с мирянами, протестовавшими против его неканонических новшеств.

Как я уже отмечал, Николай II, а впоследствии и Сталин выступали против участия Русской Церкви в экуменическом движении, возглавляемом масонами. Участие в экуменизме было навязано ей при космополитическом режиме Хрущева, с тем чтобы сделать из нее инструмент политического влияния на другие Церкви. Однако на деле получилось наоборот - экуменическое сотрудничество иерархов Русской Церкви с Ватиканом и Всемирным Советом Церквей стало формой космополитического, иудо-масонского влияния на Русскую Церковь, особым каналом проникновения в нее чуждых Православию идей.

В изменившихся условиях иерархи Русской Церкви, казалось бы, могли отказаться от навязанного им экуменического сотрудничества. Многочисленные голоса духовенства, мирян, в особенности монашествующих и богословов, призывают священноначалие выйти из Всемирного Совета Церквей и прекратить свое участие в еретическом экуменическом движении. Однако, начиная с первого экуменического митрополита Никодима, в аппарате Церкви сформировался значительный слой влиятельных людей, связавших себя с интересами экуменизма (прежде всего сотрудники Отдела внешних церковных сношений, среди которых особо следует отметить о. Виталия Борового). Именно эти люди стали самыми активными противниками выхода Русской Церкви из экуменического движения.

В 1994 году Богословская комиссия Русской Церкви предложила Синоду и Архиерейскому Собору отделиться от Всемирного Совета Церквей, Конференции европейских Церквей, Экуменического совета европейской молодежи и других экуменических организаций в связи с возрастающей «миссионерской деятельностью неправославных конфессий на территории России» (Православная Русь. 1996, N 22). Однако Архиерейский Собор отклонил предложение Богословской комиссии и определил, «чтобы Русская Церковь в настоящее время оставалась в вышеуказанных организациях и продолжала сотрудничество с ними». Вопрос о «целесообразности или нецелесообразности молитв с инославными христианами» Архиерейский Собор предоставлял «на благоусмотрение священноначалия и на благоусмотрение епархиальных преосвященных». Решение это вызвало негодование миллионов верующих, справедливо усмотревших в нем нарушение чистоты веры и Соборного правила.

После этого Архиерейского Собора главный представитель экуменизма в Синоде Русской Церкви митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл на пресс-конференции 5 декабря 1994 года заявил: «Русская Церковь неразрывно связана с экуменическим движением», по возможности будет продолжать поддерживать отношения с различными Христианскими Церквами и исповеданиями, вопрос об изменении характера отношений с экуменическим движением не будет поставлен в ближайшем будущем.

Как отмечал уже упомянутый мною митрополит Киприан: «Православные экуменисты не только не считают нужным получить согласие верующих на так называемую христианскую деятельность, но и грубо оскорбляют их, именуя «воинствующими фундаменталистами», а антиеретическую позицию Святоотеческого и Соборного Предания - «изжитым мировоззрением» (Православная Русь, 1996, N 22, стр. 8). Такая позиция некоторой части нашей церковной власти рассматривается многими верующими как нарушение единства Русской Церкви.

Большую озабоченность в среде верующих вызывает растущая самоорганизация обновленцев и экуменистов, их стремление создать широкое движение за реформирование Русской Церкви в космополитическом и иудо-масонском духе. В декабре 1996 года в Москве прошла учредительная конференция Общероссийского общественного движения «Всероссийский Христианский Союз». Его возглавил М. Мень, сын известного еврейского реформатора Русской Церкви А. Меня. В руководство союза вошли видные деятели обновленческого, экуменического и масонского движения о. Александр Борисов, член Фонда Горбачева профессор А. А. Красиков (В 1985 году А. А. Красиков выполнял роль личного представителя М. С. Горбачева при папе римском, участвовал в экуменических действах «всемирного дня молитвы за мир»), директор Всероссийской Государственной библиотеки иностранной литературы (место сбора масонской ложи розенкрейцеров) Ю. Е. Гениева, президент Христианского социального движения С. В. Собко, председатель Союза христианско-демократической молодежи (тесно связанного с масонским ИМКА) Р. В. Дьяченко, главный редактор «Литературной газеты» еврейский журналист А. П. Удальцов. Основатели «Всероссийского Христианского Союза» поставили своей целью объединить усилия всех христианских конфессий на решение общественно-политических проблем, и прежде всего реформирование Русского Православия применительно к современным условиям, т. е. в иудо-масонском духе.

Весьма характерно, что к обновленческому движению примкнул бывший диссидент и писатель А. И. Солженицын. Выступая, в частности, на IV Рождественских чтениях (январь 1996 года) в Москве, он укорял Русскую Церковь за ее внутреннюю жесткость и неспособность к реформированию, что, по его мнению, стало одной из главных причин революции 1917 года. Писатель-либерал выступал за перевод церковных служб на современный русский язык.

Много сил Русской Церкви, ее священнослужителей и мирян уходило на противостояние католицизму, экспансия которого в России осуществлялась при финансовой поддержке американского правительства по секретным соглашениям, заключенным между Ватиканом и Вашингтоном еще в начале 80-х годов. О финансировании ЦРУ и другими западными спецслужбами наступления на Россию католицизма и других иностранных конфессий говорил в своей речи на IV Рождественских чтениях Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

Католичество и американские масонские ложи ставили своей общей целью разрушение Русского Православия как главной силы, способной организовать духовное сопротивление иудо-масонской цивилизации Запада. Для православных людей католичество собственно уже не является Церковью, так как его иерархия совершила каноническое преступление против Христианской веры и Соборных правил. В 1983 году папа римский вступил в отношения с масонством, а в 1993-ем - с иудаизмом. От некогда мощной Церкви остались только ширма и подмостки, на которых играют беспринципные лицедеи вроде Иоанна Павла II, сделавшего христианство инструментом политики иудо-масонского мондиализма, стремящегося к порабощению человечества. Ватикан отправляет своих епископов в те районы России, где отсутствует католическое население для «миссионерской деятельности» среди православных. Наглость некоторых католических епископов доходит до того, что они заявляют, что «Россия - не православная страна и поэтому обвинения католиков в прозелитизме несправедливы» (Радонеж, 1996, N 1).

В октябре 1992 года Министерство юстиции РФ легализует деятельность запрещенного в России еще с 1920 года изуверского католического ордена иезуитов. Настоятель этого ордена С. Омела создает его отделения в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске и Калининграде.

Католические миссионеры организуют в России издательства и радиостанцию, к сотрудничеству в которых привлекают православных священнослужителей: прот. Иоанна Свиридова, иг. Иннокентия (Павлова), о. Александра Борисова, о. Игнатия Крекшина, архимандрита Зинона (Теодор). С помощью таких священников Ватикан пытается создать внутри Русской Церкви прослойку духовенства, лояльную к католическому вероучению и служащую делу заключения унии.

Особенно агрессивный характер католическая экспансия носила в Малороссии. Здесь ватиканские представители в лице так называемой униатской церкви устраивали погромы, захватывали православные храмы, организовывали геноцид православного населения. Бандитские методы, используемые современными униатами против русских, явились продолжением массовых убийств православного населения униатскими пособниками германского оккупационного режима в годы Великой Отечественной войны.

На исконно русских территориях католики в сотрудничестве с ЦРУ создали униатский экзархат в Киеве и в Малороссии, хотя раньше их пределы ограничивались Галицией и Закарпатьем. Подстрекаемые американским правительством (оно многие годы содержало подпольное униатское духовенство), раскольники-униаты ставят вопрос о провозглашении Киево-Галицкого униатского патриархата.

Прямое сотрудничество папы римского с американским правительством и ЦРУ подтверждается многими фактами, указанными мною в предыдущих главах. Интересен один из последних. После объявления президента Белоруссии Лукашенко о планах воссоединения с Россией ЦРУ начало подготовку к свержению белорусского президента, а папа римский одновременно издал указ о возрождении Белорусской греко-католической церкви, т. е. унии, упраздненной Полоцким Собором в 1839 году (Русский Вестник. 1996, N 49/51).

Папа римский вынашивает планы создания «единой украинской церкви» под патронатом Рима. Первым этапом установления католического господства на территории Малороссии и Галиции Ватикан видит в «объединении трех ветвей украинского православия» под управлением Константинопольского патриарха-масона Варфоломея, связанного с папой римским так называемой Баламандской унией (1993). Враги России хотят оторвать от Московского Патриархата находящуюся под его юрисдикцией Украинскую Православную Церковь и присоединить ее к двум другим самопровозглашенным лжецерквам, не имеющим канонического характера, - так называемой Украинской православной церкви киевского патриархата и подобной ей Украинской автокефальной православной церкви. Обе эти церкви возглавляются самопровозглашенными патриархами - Ф. Денисенко и Д. Яремой. Оба патриарха - авантюристы и проходимцы, абсолютно аморальные люди. Например, у Ф. Денисенко, считавшегося монахом, была любовница и дети от нее (Известия. 11.10.1995). Архиерейский Собор Русской Церкви, к которой он раньше принадлежал, отлучил проходимца от Церкви и предал анафеме (1997). Денисенко, чтобы утвердить свое "патриаршество", прибегал к помощи бандформирований подрывной антирусской организации УНА-УНСО (финансируемой ЦРУ). Боевики этой организации силой захватывали русские храмы, избивали верующих. В 1995 году бандиты из УНА-УНСО устроили кровопролитие у Софийского Собора в Киеве.

Следующим этапом после предполагаемого объединения Украинской Православной Церкви Московского Патриархата с двумя лже-патриархатами Денисенко и Яремы Ватикан планирует присоединить их всех к униатской церкви в рамках так называемой единой Украинской соборной национальной церкви. Эту чудовищную идею, направленную против единства Русской Церкви, поддерживают не только Ватикан и Вашингтон, но и космополитическое правительство Украины и ее президент Кучма.

В 1996 году президент Кучма проводит «Межрелигиозный форум», на котором кроме униатов и самозваных патриархов участвовал и глава Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. По предложению Ф. Денисенко прошли переговоры между ним и Яремой, а в марте 1996 года во Владимирском соборе в Киеве оба лжепатриарха служили совместную литургию. Патриархи обратились к главе униатов кардиналу М. Лобачивскому с предложением о создании единой национальной церкви Украины.

Весной 1996 года Ф. Денисенко обращается к константинопольскому патриарху Варфоломею с прошением даровать томас об автокефалии, а Д. Ярема отправляет в Константинополь специальную делегацию для переговоров, куда в это же время приезжает и делегация от Украинской Православной Церкви Московского Патриархата во главе с митрополитом Владимиром (Сабоданом), занявшим, по сути дела, тоже предательскую позицию.

Мондиалистские планы Ватикана предусматривают установление господства над всеми Православными Церквами. Секретарь синода униатов архиепископ А. Сапеляка заявлял: «Украинцы должны представить Брестскую унию как пример для всех Православных Церквей... Сейчас говорят: Рим - Константинополь - Москва, а в скором времени будут говорить: Рим - Киев, и это будет продолжением первого тысячелетия единства Вселенской Церкви».

Экспансия католичества как политического инструмента масонского мондиализма переплеталась в России с появлением откровенного сатанизма и близких к нему видов сектантства в чисто западных, иудо-масонских формах.

Российские сатанисты на своих сходках используют сатанинскую литературу, составленную на Западе, и прежде всего в США. Главным источником "премудрости" российских сатанистов являются труды «черного папы церкви сатаны» А. Лавея, венгерского еврея, живущего в Сан-Франциско. Сатанинские центры в Москве, Петербурге, Новосибирске и других городах используют переводы книг Лавея «Сатанинская библия» и «Сатанинский ритуал». Сатанинские сходки в российских городах собирают довольно большое количество людей, преимущественно из интеллигенции «малого народа».

На Пасху 1993 года в Оптиной пустыни были убиты 3 монаха (Василий, Трофим и Ферапонт). Сатанист, совершивший эти убийства (предполагают, что сделал он это не один), заявил: «Идет война между Богом и сатаной, а монахи - воины Бога, особенно враждебные сатане. Поэтому я и убил их». Свое преступление сатанист рассматривал как важный момент в борьбе дьявола с Богом: «Если бы я не совершил этого, мы проиграли бы войну с Богом». При обыске в доме сатаниста нашли изрубленную топором Святую Библию.

Сатанисты регулярно совершают погромы православных храмов. Так, в ночь на 24 июля 1996 года сатанисты осквернили кафедральный собор Святого Духа в Минске. Черной краской были закрашены различные иконы, нарисованы антихристиансике символы, написаны угрозы физического уничтожения верующих (Пензенские епархиальные ведомости. 1996, N 16).

В октябре того же года четверо сатанистов ворвались на подворье Валаамского монастыря в Ленинградской области. Они жестоко избили двух монахов и послушника, уничтожили несколько икон. Местным властям было известно место, где уже не первый год сатанисты совершали свои сходки, но никакие меры к ним не принимались (Русский Вестник. 1996, N 43/45).

Еще большее распространение, чем сатанизм, в 90-е годы получили различные западные секты и подобные им протестантские группировки, руководимые американскими и южнокорейскими проповедниками, получающие финансовую, политическую и кадровую поддержку из-за рубежа. Весьма характерно, что секты, которые считаются восточными, например «Хари Кришна» или «Раджниша», пришли в Россию из США. Из этой же страны ведут свое происхождение все крупнейшие секты, действующие в современной России (кроме японской «Аум Синреке»): церковь объединения Сан Мен Муна, церковь саентологии-дианетики (Хаббард-центр), «Аум Синреке», мормоны, свидетели Иеговы, Семья (Дети Божий), Общество сознания Кришны. К концу 90-х годов западные миссионеры планируют довести число своих центров в России до 100 тыс. Для их деятельности характерно, что они ее осуществляют в помещениях, предоставляемых им государственными органами РФ, - в кинотеатрах, школах, библиотеках, Домах культуры. Во многих случаях представители криминально-космополитического режима сознательно поддерживают подрывную антиправославную, антирусскую деятельность иностранных сект. Например, Р. Хасбулатов будучи у власти подписал распоряжения, по которым радиостанция «Маяк» и ТВ начали вести регулярные и ежедневные проповеди японской секты «Аум Синреке» (Дьякон Андрей Кураев. Секты в России //Русский Вестник, 1996, N 23/25).

Олег Платонов


Литература и комментарии:

Глава из книги «Терновый венец России», книга четвертая, «История русского народа в XX веке», Москва, 1997, глава 81, стр. 749-764.