Русская Идея

Дьявол и ангелы его.

Во все времена существовали мнения, опровергавшие личное бытие дьявола и вообще злых духов. Подобное заблуждение крайне опасно для человека, ибо располагает его к нравственной беспечности на виду у грозного неприятеля, который не пренебрегает никакими средствами, чтобы из вражды к Творцу своему устраивать вечную погибель человеку.

Злые духи безвозвратно утратили любовь к Богу, с тем вместе утратили и мудрость, исходящую Свыше, которую составляют истина, правда и благость. Утрата внутреннего светильника, просвещающего пути разумного существа, производит состояние внутреннего мрака или духовного ослепления, другими словами – притупления восприимчивости к Свету Истины. В таком нравственном искажении разумное существо не может ощущать блаженства, испытывать радость о Боге. Даже предстояние Престолу Божию не производит в нем того блага, какое сообщается существу, любящему Господа. Из Св. Писания известно нам, что сатана мог являться на небо в среде Св. Ангелов, когда просил подвергнуть испытанию добродетели раба Божия Иова (Иов. I, 6). То же самое, вероятно, было и тогда, когда сатана просил сеять учеников Христовых, как пшеницу (Лук. XXII, 31).

Недоумевают: возможно ли, чтобы такое допущение сатаны туда, где горние силы славят величие Божие и где блаженствуют Св. Ангелы, не просветило его? По словам того же Писания, блаженство Царствия Божия не вне, а внутри, ибо находится в зависимости от душевного настроения и восприимчивости к добру. Ограничение, или мрак, которому подвергли сами себя злые духи, заключается в их нравственной слепоте, вследствие которой они подобно физическим слепцам не видят пути, по которому идут. Так, например, известно, что дьявол прилагал все старания, чтобы путем тяжких испытаний низложить добродетель раба Божия Иова, и довел дело до результатов прямо противоположных. Да и твердость Иова послужила еще назидательным примером терпения для всех последующих родов. Устроенное им рассеяние учеников Христовых и Петрово падение послужило к утверждению веры во Христа и служит к обращению и утверждению в вере всех тех, кто от самонадеянности возвращается к сознанию своей немощи и начинает познавать Бога и верить в благость Божию, не отвергающую кающегося грешника. Из этого видно, что омрачение понятия есть самое действительное ограничение, которым связал Господь разумные существа, связавшие ум свой гордостью. В этом смысле, быть может, следует понимать «узы мрака», которыми они связаны: «Ангелов согрешавших Бог не пощадил, по связав узами адского мрака, предал блюсти на суд для наказания» (2 Петр. XI, 4).

Иеромонах Пантелеимон,
«Начало и конец нашего земного мира.
Опыт раскрытия пророчеств Апокалипсиса»