Русская Идея

XXII. 1.

И показа ми чисту реку воды животныя, светлу яко кристалл, исходящу от престола Божiя и Агнча. И показал мне чистую реку воды жизни, светлую, как кристалл, исходящую от престола Бога и Агнца.

Текущей из Церкви рекой в настоящей жизни иносказательно называется крещение пакибытия, ибо им омываемые действием Святого Духа соделываются чистыми паче снега и кристалла. А протекающая по вышнему Иерусалиму исполненная вод Божия река есть исходящий от Бога Отца Животворящий Дух, который чрез Ангела и чрез высочайшие, именуемые престолами Божества, силы напояет стогны Святого города, т. е. множество его, увеличившееся, по Псалмопевцу, паче песка (Пс. 138, 18).

ХХII. 2.

Посреде стогны его и по оба полы реки древо животное, еже творит плодов дванадесяте, на кiйждо месяц воздая плод свой. Среди улицы его, и по ту и по другую сторону реки, древо жизни, двенадцать раз приносящее плоды, дающее на каждый месяц плод свой.

Эта, говорит, река напояет насажденных при ней Святых, названных древом жизни иносказательно по причастию и подражанию древу жизни - Христу. - Произращают они двенадцать плодов, т. е. производят непрерывное возращение плодов, ибо там не будет греховной зимы, принуждающей, как ныне видим мы, древо жизни терпеть падения листьев, но наступит век непрестанного плодоношения Святых. - Он назван здесь двенадцатимесячным как принаровительно к обычному у нас кругообращению года, так и ради проповеди двенадцати Апостолов. - А можно настоящий стих истолковать и иначе. Под рекой, как сказано, можно разуметь дары Всесвятого Животворящего Духа, которые чрез престол Отца и Сына, т. е. чрез Херувимские чины, на которых, как на престоле, восседает Бог, ниспосылаются на стогны города, т. е. на многочисленное общество, ибо они, по прекрасному благоустройству небесной иерархии, изливаются от первых ко вторым. Древо жизни знаменует Христа, разумеваемого в Духе и о Духе Святом: ибо в Нем Дух и Он покланяем в Духе и есть податель Духа. Чрез Него же и двенадцать плодов Апостольского лика даруют нам неоскудевающий плод богоразумия. Или предвозвещается лето Господне приятное и день воздаяния, предсказанный Пророком.

XXII. 2.

И листвiе древа во исцеленiе языком. И листья дерева для исцеления народов.

Листья дерева жизни, т. е. Христа, означают тончайшие, превысшие и пресветлые разумения Божественных судеб, а плоды его - совершеннейшее знамение, открываемое в будущем веке. Эти листья будут во исцеление или во очищение неведения тех народов, которые стоят низшими в делании добродетелей. Ибо ина слава солнцу, и ина слава луне, и ина слава звездам (1 Кор. 15, 41), и многая обители у Отца (Иоан. 14, 2) для того, чтобы по характеру дел каждого, одного удостоить меньшей, а другого - большей светлости. Можно истолковать сие иначе. Под древом жизни, творящим двенадцать плодов, можно разуметь Апостольский лик по причине его соучастия с истинным Древом жизни, даровавшим нам воплощением причастие своего Божества. Плоды их суть принесшие сторичный плод; листья - принесшие плод в шестьдесят крат. Сии, перенося к нижайшим преданный им принесшими сторичный плод луч озарения Божественным светом, принесут исцеление и здравие тем из народов, которые принесли плод в тридцать крат. Ибо каково различие между плодами и листьями, таковое же будет тогда, как писано и между спасаемыми: одни будут прославляемы менее, а другие более. - Слово «древо» употреблено вместо «древа» для показания единства Святых в сопребывании и разумении. И вообще в Писании довольно нередко вместо многих древ упоминается одно древо; много и других случаев, когда вместо имен множественных употребляются единственные.

XXII. 3.

И всяка анафема не будет ктому. И ничего уже не будет проклятого.

Анафема, т. е. отлучение, понимается двояко: или как для многих недоступное, но предоставленное одному Богу, или же как неприкосновенное для всей твари и Святых сил, а отнесенное и сказанное дiаволу по причине окончательного отчуждения его от добра. Думаем, что «анафема» здесь сказано в усиленном значении, ибо сие не возлагается, но отлучается, будучи подчиняемо дiаволу и на попрание осуждаемо. - Сего проклятия в этом городе не будет.

XXII. 3. 4.

И престол Божiй и Агнечь будет в нем, и раби Его послужат Ему. И узрят лице Его, и имя Его на челех их. Но престол Бога и Агнца будет в нем, и рабы Его будут служить Ему. И узрят лицо Его, и имя Его будет на челах их.

Сделавшиеся, говорит, престолом Божиим, по упокоению на них Владыки, будут жителями этого города и узрят Его лицом к лицу не в гаданиях, но, как свидетельствует великий Дионисий, в том самом виде, в коем был зрим Святыми Апостолами на горе Святой. Вместо золотой дщицы, которую носил древний первосвященник (Исх. 28, 36) будут иметь начертание имени Божьего, и не на челах только, но и в сердцах, т. е. твердую, непреложную и дерзновенную любовь к Нему. Ибо написание на челе означает украшение в дерзновении.

XXII. 5.

И нощи не будет тамо, и не потребуют света от светилника, ни света солнечнаго, яко Господь Бог просвещает я, и воцарятся во веки веков. И ночи не будет там, и не будут иметь нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном; ибо Господь Бог освещает их; и будут царствовать во веки веков.

Если праведники, по обещанию Христову будут сиять подобно солнцу (Mф. 13, 43), то не нужны ни светильники, ни солнечный свет для тех, которые будут иметь своим просвещением и царем Господа славы, коим будут управляемы во веки веков, а лучше - сами, по Божественному Апостолу, с Ним воцарятся.

Андрей Кесарийский, «Толкование на Апокалипсис»