Русская Идея

XX. 7.

И егда скончается тысяща лет, разрешен будет сатана от темницы своея, и изыдет прелстити языки сущыя на четырех углех земли, Гога и Магога, собрати их на брань, ихже число яко песок морскiй. Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей, и выйдет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань. Число их как песок морской.

Некоторые, почему, не знаю, указанное тысячелетие исчисляли за три с половиною года, прошедших от крещения Христова до Его вознесения на небо, после чего, дiавол, думали, был разрешен. Другие же говорили, что по истечении шести тысяч лет дано будет первое воскресение одним умершим Святым, чтобы в продолжение тысячи лет насладились они удовольствием и славою на той самой земле, на которой показали терпение, а что уже после сего будет всеобщее воскресение не только праведных, но и грешников. Но так как ни одного из сих толкований Церковь не приняла, то совершенно излишне о них и говорить. Мы же, следуя словам Господа, сказавшего Саддукеям о праведниках, что они яко Ангели Божии на небеси суть (Матф. 22, 30) и словам Апостола, что несть царство Божiе брашно и питие (Рим. 14, 17) принимаем и считаем тысячу лет за время Евангельской проповеди. Ибо говорили и ранее, что нет необходимости считать сие тысячелетие за точное число лет; но как в сказанном в Песнях Песней (8, 11-12): «муж принесет в плоде его тысячу сребреник. Виноград же мой предо мною: тысяща Соломону и двести стрегущим плод его», обозначается не сие число, а изобилие и избыток урожая, так и здесь - совершеннейшее плодоношение веры.

После сего придет человек беззакония, сын погибели (2 Сол. 2, 3), да, по Апостолу, суд приимут все не веровавшие истине, но благоволившие в неправде (2 Сол. 2, 12), и по слову Владыки, сказавшего: Аз приидох во имя Отца Моего и не приемлете Мене: аще ин приидет во имя свое, того npиемлeme (Иоан. 5, 43). Тогда, как сказано, освобожденный из своего заключения сатана прельстит все народы и для опустошения вселенной поднимет на брань Гога и Магога. - Некоторые думают, что Гог и Магог суть полунощные и отдаленнейшие народы скифские или, как мы их называем Гунны, самые воинственные и многочисленные из всех земных народов. Только Божественною десницею они удерживаются до освобождения дiавола от завладения всей вселенной. Иные, переводя с Еврейского, говорят, что Гог обозначает собирающего или собрание, а Магог - возвышенного или возвышение. Итак, сими именами обозначается или собрание народов или их превозношение. Следует знать, что Иезекииль пророчествовал об этих народах, что npиидут в последние дни с большою силою и падут на земле Израильской, а оружие их, по причине множества, будет гореть семь лет (Иезек. 39, 9). Некоторые из толковников сии слова Пророка относили к битве Ассириян с Сеннахиримом при Езекии. Но событие это случилось за много лет до Иезекиилева пророчества. Иные относят к поражению народов, напавших на жителей Иерусалима, когда они, после Вавилонского плена, хотели обновить и укрепить стены города по повелению сперва Кира Персидского, а потом Дария. Относят и к войскам Антиоха, побежденным Маккавеями. Известно же, что пришествие их более всего соответствует временам последним. Сие можно предполагать потому, во-первых, что нигде в Священных книгах не упоминается о войнах Иудеев со Скифами, кроме войн с народами окрестными, завидовавшими их внезапному обогащению, во-вторых, потому, что о Гоге написано, что он будет приготовляться от времен древних и придет во времена последние, и, в-третьих, - что в сем, предсказывающем будущее, Откровении сказано, что Гог и Магог придут при кончине века сего.

XX. 8-10.

И взыдоша на широту земли, и обыдоша Святых стан и град возлюбленный: и сниде огнь от Бога с небесе, и пояде я: И дiавол лстяй их ввержен будет в езеро огненно и жупелно, идеже зверь и лживый пророк: и мучени будут день и нощь во веки веков. И вышли на широту земли, и окружили стан Святых и город возлюбленный. И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их. А дiавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков.

Как дикие звери из ущелий, так, говорит, и предводительствуемые дiаволом и его бесами разойдутся из своих мест по всей земле, чтобы пленить и разрушить стан Святых, т. е. Христову Церковь, - водруженную на четырех концах вселенной, не понимая того, что не только один Ангел, но, по слову Псаломскому, многие ополчатся окрест боящихся Бога (Пс. 33, 8). При этом захотят покорить и овладеть новым Иерусалимом, городом возлюбленным, из которого чрез Апостолов Божественный закон распространился по всей земле (Лук. 24, 47). Здесь, сказано, антихрист сядет во храме Божiем или Иудейском, прежде Божественном, но потом за дерзновение против Христа разрушенном и, как ожидают богоборные Иудеи, имеющем быть восстановленным антихристом, или присвояя себе чуждое и, как сказал Апостол, показующи себе, яко Бог есть (2 Сол. 2, 4), на самом деле сядет в Божественном храме - Церкви Вселенской. Но, прибавляет, не надолго! Ибо пожрет их и указанные народы огнь, сошедший с неба, будет ли то видимый, как при Илiи, двух пятидесятников (4 Цар. 1, 10), или славное пришествие Христово поразит их духом уст Его, и вождя их дiавола вместе с антихристом ввергнет в озеро огненное, где они мучимы будут во веки веков. - Мы же, научившись от Христа Спасителя молиться о том, чтобы не подвергаться искушению (Матф. 6, 13), будем, познавши немощь свою, непрестанно и усердно просить Его, чтобы нам избавиться от предсказанного испытания, не видеть ни пришествия антихриста, ни движения предглаголанных народов и ни смертоносной беды, понуждающей к отступлению от спасительной веры. Но сохраняя, по возможности, неповрежденным и неуязвимым свидетельство совести и добрыми делами показуя пламень любви к искупившему нас своею честною кровью Христу, утверждаемые богатыми щедротами Божиими, будем ожидать получения и наслаждения вечными благами, которые да получим в Самом Спасителе и Искупителе нашем Христе. С ним Отцу со Святым и Животворящим Духом, слава, держава, честь и поклонение ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Андрей Кесарийский, «Толкование на Апокалипсис»