Русская Идея

IV. 1.

По сих видех: и се, двери отверсты на небеси, и глас первый, егоже слышах, яко трубу глаголющ со мною, глаголя: взыди семо, и покажу ти, емуже подобает быти по сих. После сего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего.

Отверзенiе двери означает обнаружение сокровенных тайн Духа, труба - сильный голос Открывающего, словами - "взыди семо" поведывается слушающему совершенно отрешиться от земных помышлений и обратиться к небесным.

IV. 2. 3.

И абiе бых в дусе: и се, престол стояше на небеси, и на престоле седящь: И седяй бе подобен виденiем камени яспису и сардинови: и бе дуга окрест престола подобна виденiем смарагдови. И тотчас я был в духе; и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящiй. И Сей Сидящiй видом был подобен камню яспису и сардису; и радуга вокруг престола, видом подобная смарагду.

И абiе бых в дусе. - Услышав, говорит, голос и объятый духом увидел я престол, которым означается Божие во Святых упокоение: ибо на них Он почивает, как на престоле. - Так как в этом видении представляет Отца, то не придает Ему, как прежде Сыну, признаков телесного образа, но уподобляет и сравнивает Его с драгоценными камнями. - Яспис, цветом зеленый означает то, что Божественное естество вечно цветущее, живоносно и пищеподательно, ибо изращает от Него траву, всякое семя, и, потому, страшно для противников. О ясписе говорят, что для диких зверей и привидений он страшен, для нуждающихся же в духовном врачевстве - полезен. Великий Епифаний утверждает, что камень этот исцеляет происшедшая от меча опухоли и раны. - Дуга подобная видом смарагду указывает на разность в добродетелях чинов Ангельских.

IV. 4.

И окрест престола престоли двадесять и четыри: и на престолех видех двадесят и четыри старцы сидящия, облечены в белыя ризы: и имяху венцы златы на главах своих. И вокруг престола двадцать четыре престола; а на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца, которые облечены были в белые одежды, и имели на головах своих золотые венцы.

Некто из бывших прежде нас говорит, что под именем двадцати четырех старцев следует разуметь Авеля и двадцать других Святых Ветхого Завета и трех Нового. Это-ли мнение правильно, или же под означаемыми двадцатью четырьмя буквами лучше разуметь украшенных делами и словом, - пусть решит сам читатель. Сообразнее, кажется, понимать так: под двенадцатью первыми старцами разумеет просиявших в Ветхом Завете, а под двенадцатью другими - угодивших в Новом. 12-ть первых суть Патриархи - Родоначальники двенадцати колен, а двенадцать других - 12 Апостолов, которым, по их великой силе и премудрости, Господь обещал сидение на двенадцати престолах и некогда суть над Израилем. - Белые одежды - признак чистой жизни и вечного празднования и веселiя, которого удостоятся Святые. - Золотые венцы - знак победы, одержанной подвизавшимися над злыми демонами.

IV. 5.

И от престола исхождаху молнiя и громи и гласы. И от престола исходили молнии и громы и гласы.

Здесь указывается на то, как страшен и ужасен Бог, для тех, которые недостойны Его долготерпения и пощады; для достойных же спасения молния и громы не составляют страха, но сладость и просвещение: одно просвещает их духовные очи, другое же услаждает слух.

IV. 5. 6.

И седмь свещников огненных горящих пред престолом, яже суть седмь духов Божiих. И пред престолом море стекляно, подобно кристаллу. И семь светильников огненных горели пред престолом, которые суть семь духов Божиих. И пред престолом море стеклянное, подобное кристаллу.

Под семью духами Божiими должно разуметь или семь Ангелов, превосходящих прочих, как объясняет Ириней, или семь даров Животворящего Духа, о которых говорит Исаiя (11, 2). То и другое, думаю, не лишено достоверности. - Стеклянное море означает множество святых небесных сил, их чистоту и светлость, а также и невозмутимость будущей жизни; море, быть можете указывает и на небеса небес, которые, по свидетельству Псалмопевца, покрыты необъяснимыми для нас водами (Пс. 148, 4; Дан. 3, 60). Если кому думается, что кристалловидным называется существо небес, то нужно рассмотреть, не означается ли им самая сущность Богодвижимого пространства, имеющего блеск и сияние. Но точное исследование непостижимых для нас вещей достойно посмеяния.

IV. 6.

И посреди престола и окрест престола четыри животна исполнена очес спреди и созади. И посреди престола и вокруг престола четыре животных исполненных очей спереди и сзади.

Здесь указывается на престол, означающий царство и покой Бога, потому что в нем и вокруг него видел Серафимов, множество очей свидетельствует о способности их к созерцанию Божественного сияния: спереди и позади - т. е. Серафимы просвещаются знанием того, что было прежде и будет потом.

IV. 7.

И животно первое подобно льву, и второе животно подобно телцу, и третiе животно имущее лице яко человек, и четвертое животно подобно орлу летящу. И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лицо, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему.

Эти четыре животные, думаем, те самые, которых видел Иезекииль (Iезек. 1, 6). Некоторым кажется, что четырьмя лицами обозначаются или четыре стихии и Божие ими управление и сохранение, или Божеское владычество над небесным, земным, морским и преисподним, или, как прекрасно полагают другие, четыре главнейшие добродетели и четыре Евангелия. Лев, как символ мужества, обозначает Евангелие от Иоанна, ибо он, говорит Ириней, описуя предвечное царство Его возвестил, что «в начале было Слово» (Иоан. 1, 1), телец, довольствующийся своими трудами, означает правду и Евангелие от Луки, возвестившее законное и священническое родословие Христово; орел означает умеренность (утверждают, что ее он любит) и Евангелие от Марка, как самое краткое и начатое пророческим духом человек - мудрость и Евангелие от Матфея, начинающееся повествованием о Христовом рождении по естеству, но не по закону. Сим, вероятно, знаменуется и домостроительство Христово: львом - как Царя, тельцом - как Первосвященника, лучше же - Жертвы, человеком - как воплотившегося нас ради и орлом - как подателя Животворящего Духа, сошедшего на нас свыше.

IV. 8.

И животна четыри, едино коеждо их имеяху по шесть крил окрест, и внутрьуду исполнена очес. И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей.

Они, говорит великий Дионисий, двумя крылами покрывают лица, двумя - ноги, а средними летают, чтобы явно было их глубочайшее благоговоление к Откровению, с которым, обладая Божественным осиянием, нисходят к средним Божественным чинам.

IV. 8.

И покоя не имут день и нощь, глаголюще: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, иже бе и сый и грядый. И ни днем ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет.

Покой сих святых небесных Сил состоит в том, что они непрестанно воспевают Божественные песнопения и Триипостасному Божеству приносят Трисвятую песнь. - Словами: иже бе сый и грядый (Вседержитель) означается Святая Троица.

IV. 9. 10.

И егда даша животная славу и честь и благодарение седящему на престоле, живущему во веки веков, падоша двадесять и четыре старцы пред сидящим на престоле, и поклонишася живущему во веки веков. И когда животные воздают славу и честь и благодарение Сидящему на престоле Живущему во веки веков; тогда двадцать четыре старца падают пред Сидящим на престоле, и поклоняются Живущему во веки веков.

Падоша двадесять и четыри старцы. Сими словами означается, что упомянутые нами старцы суть общники песнопения небесных сил, исповедующие, что силы для победы над духовными врагами получили от Бога.

IV. 10. 11.

И положиша венцы своя пред престолом, глаголюще: Достоин еси, Господи, прияти славу и честь и силу: яко Ты еси создал всяческая, и волею Твоею суть, и сотворени. И полагают венцы свои пред престолом, говоря: Достоин Ты, Господи, приять славу и честь и силу, ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено.

Поелику Ты, Владыка, говорят они, был виновник и податель славной победы, то Тебе же и должно быть воссылаемо благодарение от всех тварей.

Андрей Кесарийский, «Толкование на Апокалипсис»