Русская Идея

Часть V

Собственно говоря, с призывом графа Лорис-Меликова (в феврале 1880 года) первоначально вовсе не соединялось стремление к каким-либо уступкам. Предполагалось, напротив, лишь создать новый чрезвычайный орган для подавления террористического движения. В Высочайшем указе совершенно ясно выражена единственная цель верховной комиссии — «положить предел беспрерывно повторяющимся в последнее время покушениям дерзких злоумышленников поколебать в России государственный и общественный порядок». Поручение такой миссии именно М. Т. Лорис-Меликову объясняется репутацией генерала как энергического и умного администратора. Назначение генерала Лорис-Меликова приветствовал даже М. Н. Катков, бывший, как известно, против всяких поблажек и уступок. Он прямо указывал, что верховная комиссия, «в сущности, есть не что иное, как высшее политическое учреждение, имеющее своею ближайшею целью преследование и искоренение крамолы». Необходимость такого учреждения Катков объяснял тем, что у нас полиция «до сих пор не была сосредоточена в одной руке и не имеет общей самостоятельной организации». Современные читатели, вероятно, уже и не представляют себе, что эпоха реформ, перестроившая всю Россию, только одну полицию оставила в самом первобытном состоянии раздробленности не только между различными начальствами, но и между различными ведомствами, не всегда даже находившимися в добром между собою согласии.

Итак, верховная комиссия имела своей задачей собственно и прежде всего цели полицейские, в отношении которых она и не осталась бесплодной, ибо с этого момента действительно ведет начало преобразование полиции на общеевропейских основаниях. Но граф Лорис-Меликов дал своей миссии совершенно иное значение и поставленный во главе правительства, воспользовался этим для того, чтобы совершенно изменить характер внутренней политики.

Вышло это совершенно естественно. Убеждения графа Лорис-Меликова достаточно известны. При многих талантах, энергии и особенно большой хитрости генерал ничуть не обладал тем государственным умом, который, ставя общественного деятеля в нравственную связь с глубокими родниками исторической жизни, делает его независимым от поверхностных течений мелкой «популярности». В идейном отношении это был средний образованный человек своего времени, либерал и умеренный конституционалист. Такой же мелкий средний либерал А. И. Кошелев [7], хорошо его знавший, постоянно характеризует его как своего единомышленника. Самое знакомство их в этом отношении характеристично.

В 1875 году Кошелев пил воды в Эмсе.

«Выпивши стакан Кесселя, — рассказывает он*, — я прогуливался. Подходит ко мне незнакомый русский, называет себя и говорит:

— Я прочел вашу книжку "Наше положение", вполне сочувствую вашим взглядам и желаниям и непременно пожелал с вами познакомиться».

Это и был М. Т. Лорис-Меликов. Они с Кошелевым быстро подружились, вместе гуляли, вместе обедали и так прожили целые три недели. Кошелев читал генералу свою готовившуюся брошюру «Общая земская дума». «Беседы были столь же интересны, сколько дружественны», и Лорис-Меликов, по аттестации своего приятеля, смотрел на вещи «как человек современно развитый».

Известно, что понимает А. И. Кошелев под словами «современно развитый». Никогда в жизни он не понимал ни одного крупного человека, будь это М. Н. Катков, или Н. Милютин, или князь Черкасский [8]. Даже и И. С. Аксакова [9] он крайне порицает за «нападки на правовой порядок», себя же совершенно ясно причисляет к либералам. «Все мы, разных сортов либералы, — говорит он, — до крайности недовольны» и, с ненавистью браня Каткова, поясняет, что «либералы проповедуют в том или ином виде предоставление народу, то есть всем гражданам империи, участия в законодательстве и администрации».

Таким же «современно развитым» человеком был и эмский приятель А. И. Кошелева. В различных заметках своих граф Лорис-Меликов прямо называет «наше бедное отечество» «абсолютно деспотическим государством», вздыхает о «счастливом будущем», а политику с 1881 года, после его отставки, негодующе определяет как «тяжелую эпоху самодурства правительства и холопства подданных»**.

Впрочем, крайнее либеральничанье М. Т. Лорис-Меликова было давно общеизвестно.

Лев Тихомиров, «Критика демократии»

Литература и комментарии:

* Записки А. И. Кошелева. Берлин, 1881. Издание г-жи Кошелевой.

** Конституция графа Лорис-Меликова, 1893. Неизвестный автор, большой либерал, цитирует много любопытных документов, в копиях оставленных графом Лорис-Меликовым.

[7] Кошелев Александр Иванович (1806-1883) — русский публицист. Входил в славянофильский кружок. Автор «Записок» (1884).

[8] Черкасский Владимир Александрович (1824-1878) — князь, русский государственный деятель. Близок к славянофилам. Активный участник крестьянской реформы в России и в Царстве Польском.

[9] Аксаков Иван Сергеевич (1823-1886) — русский публицист и поэт. Славянофил. Редактор журнала «Русская беседа», газет «День», «Москва» и «Русь».