Русская Идея

Христианское имя или личный код?

А.Ф.Лосев. Из книги «Философия имени»

«А то, что имя есть жизнь, что только в слове мы общаемся с людьми и природой, что только в имени обоснована вся глубочайшая природа социальности во всех бесконечных формах ее проявления, это все отвергать – значит впадать не только в антисоциальное одиночество, но и вообще в анти-человеческое, в анти-разумное одиночество, в сумасшедствие. Человек, для которого нет имени, для которого имя только простой звук, а не сами предметы в их смысловой явленности, этот человек глух и нем, и живет он в глухонемой действительности. Если слово не действительно и имя не реально, не есть фактор самой действительности, наконец, не есть сама социальная (в широчайшем смысле этого понятия) действительность, тогда существует только тьма и безумие и копошатся в этой тьме только такие же темные и безумные, глухонемые чудовища. Однако мир не таков».

Православный мир, православные люди встревожены – буднично, тихо, практически при полном безгласии русского народа нашу Родину встраивают в систему нового мирового порядка во главе с мировым правительством. Миродержитель тьмы века сего сатана хочет "воплотиться" и царствовать на земле через антихриста. Слуги его произвели необходимые приготовления для этого воцарения. Маски сброшены – то, что еще десять лет назад было тайным, стало явным. Сатанинская сущность идеологии «Нового мирового порядка», реальность мирового правительства, грядущая всеобщая тоталитарная диктатура – все это уже не гадательно, а лицом к лицу, обсуждается на уровне программных официальных документов.

Известный еврейский банкир-интеллектуал, один из идеологов «Нового мирового порядка» Ж. Аттали в своей книге «На пороге нового тысячелетия» (М., 1993г.) описывает суть «конечной» цивилизации антихриста как торговый строй или «номадизм», в котором нет государственных границ, по всей планете движутся номады-кочевники, «утратившие традиционную привязанность к стране, общине, семье» и обладающие правом продавать и покупать как важнейшим в жизни.

«Порядок, основанный на силе, уступает место порядку, основанному на деньгах... Денежный порядок станет универсальным. От Сантьяго до Пекина, от Йоханнесбурга до Москвы все экономические системы будут поклонятся алтарю рынка... Никогда мир не находился в таком плену у законов, диктуемых деньгами... Победители этой новой эры будут созидателями, и в их руках окажутся и власть, и финансовое могущество».

Весь мир станет электронным: «Основой технологии будущего является микросхема», вмонтированная во всевозможные предметы, которые «станут как бы продолжением наших органов чувств, функций нашего организма». Средства связи (а значит и контроля) станут вездесущими: «Человеку нигде нельзя спрятаться... впервые у человека не будет адреса... Чтобы идентифицировать номада следующего тысячелетия, достаточно назвать либо его число, либо имя».

«В грядущем новом мировом порядке будут и побежденные страны, – признает Аттали, – все те, кто не сможет атомизироваться для «Нового мирового порядка». «Число побежденных, конечно, превысит число победителей. Они будут стремиться получить шанс на достойную жизнь, но им, скорее всего, такого шанса не предоставят...» Для подавления сопротивления недовольных, считает автор книги, международные институты должны «обрести истинную сверхнациональную власть,... планетарную власть».

И в навязываемых сегодня России извне программах, известных как «Присвоение ИНН физическим лицам», присвоение всем гражданам российского государства – от новорожденных до глубоких стариков – уникального личного идентификационного кода (ЛИК), представляемого в виде числа (электронного "имени") и по основным признакам тождественного имени человека – а именно, по однозначности и неизменности на протяжении всей жизни, чуткое православное сознание опознает дух антихриста и признаки грядущего тоталитарного общества.

Много сказано и написано об опасности и антихристианской сущности этих программ, о недопустимости для христианина принимать личный номер или код. Но какое мистическое прозрение, укорененное в Православном Предании, лежит в основе столь четкой и бескомпромиссной позиции православных?

На этот вопрос ответим словами афонского старца иеросхимонаха Рафаила (Берестова): «...Здесь сатана копирует Крещение. Церковь крестит человека во имя Отца и Сына и Святаго Духа и дает ему имя святого. Именно это имя записано у Господа в Книге Жизни. Сатана метит человека именем антихриста, тремя "шестерками" и дает человеку цифровое имя – идентификационный номер, – мертвое имя. Это все очень серьезно! Будьте осторожны – не берите такие документы. Это противно христианской совести. Подписавшись под этим документом с тремя шестерками и личным кодом, вы подчиняетесь сатане. Это является поклонением ему... Это предательство Бога».

Принять цифровое "имя" – личный идентификационный код, содержащий в себе «число зверя», – значит признать власть антихриста над собой, поклониться ему и сатане. Вот главная мысль, звучащая в словах старца Рафаила и многих других духовников.

Что же такое имя?

Св. Иоанн Кронштадтский в «Дневнике» пишет: «Что человек произошел от слова Божия, доказательством тому служит само слово человек, и потом – имя, данное ему при крещении, или при обряде наречении имени. Доколе человек жив, дотоле все называют его этим именем, и он отзывается на него, что он – точно то; он весь заключается в своем имени. Наконец, когда он умрет, и тленные останки его схоронятся в землю, остается в памяти одно имя его, как свидетельство происхождения его от Слова Божия, – это невещественное, вечное, как душа, достояние его и наше» [1].

Значению имени в формировании личности и ее познании посвятил свою работу «Имена» священник Павел Флоренский [2]. «То, что в собственном смысле называется именем, есть средоточное ядро личности, ее сущейственнейшая форма; воплощаясь, эта форма обрастает кольцом второстепенных ономотологических символов, которые своей совокупностью образуют полное имя данной личности. Так, отчество подчеркивает в имени духовную связь с отцом, фамилия – с родом». «Именем выражается тип личности, онтологическая форма ее, которая определяет далее ее духовное и душевное строение. Это – последнее из того, что еще выразимо в слове, самое глубокое из словесного, поскольку оно имеет дело с конкретными существами. Имя есть последняя выразимость в слове начала личного (как число – безличного), нежнейшая, а потому наиболее адекватная плоть личности».

«Всякое приобщение Таинством, каково бы ни было это таинство, как требующее наибольшей самособранности духа и внутренней цельности, сопровождается наименованием получающего таинство – по имени: этим наименованием вызывается в личности наибольшая ей сейчас доступная четкость духовного самоопределения и, следовательно, дается проявить наибольшую, ей доступную, степень свободы» [2].

И вот, творцы «Нового мирового порядка» через личное кодирование, личные идентификационные коды (ЛИК) хотят лишить нас нашего христианского имени, нашей духовной свободы, включить нас с нашего согласия в антихристианскую тоталитарную систему, сделать нас послушными рабами на службе у антихриста и его слуг. Но почему такая важная роль отводится цифровому "имени" – личному коду? И является ли идентификационный код новым именем человека? И почему требуется обязательное признание человеком своего личного кода в той или иной форме? И что, в конечном итоге, значит для христианина сознательное принятие личного кода? Попробуем ответить на поставленные вопросы.

Во-первых, идентификация в переводе с латинского (identificare) – установление тождественности, идентифицировать – значит отождествлять. Принимая личный (т.е. мой собственный) идентификационный код, человек отождествляет себя с ним, отзывается на него, ставит под ним свою цифровую подпись – то есть код становится его именем на уровне общественных и государственных отношений.

Таким образом, принятие имени-номера в системе «Нового мирового порядка» (читай: системе грядущего антихриста) является по своей сути сакральным действием, соответствующим инициации или посвящению, по смыслу прямо противоположному христианскому крещению. Если имя есть ядро личности, ее неизменная величина, то число есть неизменная величина вещи. Через имя человек являет себя лицом, а через число – вещью. Получая цифровой код вместо имени, человек из личности, созданной по образу и подобию Божию, становится вещью, обезличивается и теряет богодарованную свободу и человеческое достоинство.

«Окончательная утеря имени общественно всегда означала гражданскую и историческую смерть, окончательное исчезновение с горизонта истории; напротив, вхождение в историю, закрепление в ней своего места, своей реальности всегда обозначалось как «создание себе имени», высшею степенью чего является вечная память имени соборным сознанием Церкви и, наконец, – Богом. Памятование Богом имен значит вечное существование этих Я, а окончательный разрыв с бытием равносилен забвению Богом имени или уничтожение его в Книге Жизни» [2].

Во-вторых: что еще значит перемена имени и почему так важно признание человеком своего личного цифрового имени? Об этом читаем у св. Иоанна Златоуста [3]:

«Савлъ же дыхая прещенiем и убiйством на ученики Господни (Деян. IX, 1). А в посланиях называется он Павлом: для чего же Святый Дух переменил ему имя? Как господин, купив раба и желая показать ему свою власть над ним, переменяет ему имя, так и Святый Дух сделал тогда. Он взял Павла в плен, и этот недавно еще поступил под власть Святаго Духа, Который поэтому переменил ему имя, чтобы он из этого узнал (новую) власть над собою. Что наречение имен есть знак власти, это весьма ясно видно и из того, что мы делаем, но еще яснее будет из того, что Бог сделал с Адамом. Желая вразумить его, что он царь и владыка всего, (Бог) привел к нему всех зверей чтобы видеть, как он назовет их (Быт. II, 19), чем и показал, что наречение имен служит подтверждением власти».

Значит, принимая внутрисистемный имя-номер, человек признает власть антихристианских сил, воплощающих в истории царство антихриста, над собой, принимает их антихристианскую идеологию, соглашается с ней и становится послушным рабом строителей «Нового мирового порядка», а затем и их хозяина – антихриста.

Единственный вывод из вышеизложенного: принять цифровое "имя" – личный идентификационный код, содержащий в себе «число зверя», – значит признать власть антихриста над собой, поклониться ему и сатане. Это и есть предательство по отношению к Христу, как сказал старец Рафаил.

В заключение приведем слова архимандрита Георгия, игумена афонского монастыря Григориат: «Некоторые утверждают, что если мы имеем в нашем сердце Христа, то безразлично, что написано в удостоверении. Если бы святые мученики говорили подобным образом, то они избежали бы мученичества. Отказываясь от символа антихриста в нашем удостоверении, мы исповедуем Христа».

Священник Димитрий Летка

Литература и комментарии:

[1] Митрополит Вениамин (Федченков). «Отец Иоанн Кронштадтский», изд. «Воскресенiе», С.- Петербург, 2000г., стр. 895.
[2] Священник Павел Флоренский. «Имена», Малое собр. соч., выпуск 1, 1993 г.
[3] Творения св. Иоанна Златоуста. Том III. кн. 1., стр.127 [137], изд. С.-Петербургской Духовной Академии, 1897 г.