Русская Идея

К святоотеческим толкованиям учения Апостола Павла об антихристе и времени его пришествия присоединим изъяснения этого учения и всех позднейших православных богословов. При этом должно сознаться, что число православных богословов, которые истолковывали это учение, не велико; да и эти немногие не сказали почти ничего существенно нового, что не было бы сказано святыми отцами. Средневековые восточные богословы повторяли, иногда буквально, мнения святых отцов, а новейшие богословы в своих мнениях об антихристе и о времени его пришествия частью подражали святым отцам, частью – новейшим западным богословам.

Из средневековых богословов Восточной Церкви учение Апостола Павла об антихристе и времени его пришествия разсматривали и изъясняли Экумений, Епископ Триккский, Феофилакт, Архиепископ Болгарский, и монах Евфимий Зигабен, – все трое в своих комментариях на Второе Послание к Фессалоникийцам.

Экумений в изъяснении разсматриваемого учения Апостола Павла подражает Златоусту и Феодориту.

По его мнению, отступлением Апостол назвал антихриста, потому что он многих отторгнет от Христа, или же само отпадение от Бога. Тайна беззакония – Нерон, как прообраз антихриста. Проявилась она и в еретиках: Маркионе, Манесе и их последователях. Антихрист придет в определенное и назначенное ему Богом время, – именно тогда, когда искоренится заблуждение, владычествующее на земле, и прекратится идольское обольщение; ибо это и Господь предрек, сказавши: И проповедано будет cиe Евангелие царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец (Матф. 24, 14). Удерживающее – это то, что препятствует явиться антихристу, задерживает его. Что же оно такое? Римская империя. Посему то Апостол и сказал об этом прикровенно, чтобы не раздражить римских владык, а если бы говорил о Святом Духе, то сказал бы прямо. Но другие под удерживающим разумеют Святаго Духа и полагают, что после того, как Он отойдет из среды по причине человеческих грехов, будет иметь в ней место тот беззаконник, откроется и возстанет, когда никто не будет препятствовать ему. Держай – трон и цари Римские, которые ныне препятствуют явиться антихристу; а когда они придут к концу, и римское владычество падет, тогда явится антихрист, произведет возмущение и покусится захватить власть не только человеческую, но и Божескую; он совершенно разрушит Римскую империю. Когда, таким образом, приблизится время, назначенное Божиим определением, и когда наступит полный конец того, что теперь удерживает беззаконника, тогда он откроется скоро и без всякого замедления.

Должно прибавить, что Экумений заимствовал у Златоуста и у Феодорита, и преимущественно у первого из них, не только главные мысли толкования, но и многие подробности. Но в изъяснении слова отступление к заимствованному у отцов и учителей Церкви мнению он присоединяет другое мнение, а именно, что это слово означает отпадение от Бога, и не отдает предпочтения первому мнению пред этим. Отмечаем эту особенность в толковании Экумения потому, что с течением времени мысль о том, что под отступлением должно разуметь отпадение людей от Бога, широко распространилась и почти совсем вытеснила старое мнение, будто Апостол отступлением назвал антихриста. Экумений не дал этой мысли преимущества пред старым мнением, но по крайней мере он поставил ее наравне или почти наравне с ним.

Феофилакт Болгарский при изъяснении учения Апостола Павла об антихристе почти буквально повторяет слова Златоуста. Согласно с Златоустом он утверждает, что отступление есть антихрист, а тайна беззакония – Нерон, что удерживающее означает препятствие, под которым должно разуметь Римское государство, что держай также означает Римское государство, и что пока оно не будет взято от среды, т. е. разрушено, до тех пор не явится антихрист; а когда оно будет разрушено, тогда водворится безначалие, и антихрист будет стремиться похитить власть человеческую и Божескую. Как царства, существовавшие раньше Римского, были разрушены одно другим: так и это последнее царство будет разрушено антихристом. Феофилакт перечисляет и другие мнения об удерживающем и держай, при чем не полагает различия между этими двумя понятиями. Некоторые, говорит он, разумели под выражением держай идолослужение, другие – определение Божие, предназначившее антихристу открыться в определенное ему время, а иные – Духа Святаго, благодать Его, или духовные дарования. «Но ты, обращается Феофилакт к читателям, следуй толкованию святого Иоанна, как более истинному».

Златоусту же следует в изъяснении разсматриваемого библейского учения и Евфимий Зигабен, разумея под отступлением антихриста, под тайною беззакония Нерона, под удерживающим и держай Римское царство и поясняя, что это царство названо удерживающим или препятствующим потому, что сила его препятствует явиться антихристу теперь же, а когда оно будет сокрушено, тогда откроется антихрист, и это будет в предназначенное ему время.

В новейшее время в Восточной Церкви хорошее толкование разсматриваемого отдала Писания дано Епископом Феофаном.

«Слово отступление говорит он, одно, без пояснения, от чего и какое, не дает определенного понятия. Потому сам собою рождается вопрос, что здесь разумеет Апостол?.... Так как слово cиe не пояснено здесь каким-нибудь прибавочным словом, то смысл его следует определять течением речи. Следующие за ним слова: человек беззакония, превозносяйся паче всякого бога и проч., дают разуметь, что и отступление будет в том же роде, совершится т. е. в области религиозно-нравственной.... Апостол, очевидно, говорит о том отступлении, которое совершится в последние дни, пред вторым пришествием Господа. Отступление людей в ложные веры и в нехристианские настроения сердца подготовят почву для вырождения антихриста и арену для его действования. Но не это отступление тут разумеется, а то, которое произведет антихрист. Он, явясь и усилясь, завершит отступление внутреннее видимым отступлением. Это будет громкое отступление, единое, вполне достойное такого имени, почему и стоит у Апостола с определенным членом. Потому же, может быть, оно не пояснено у него и другим каким прибавочным словом, как потом Юлиана именовали отступником, не поясняя от чего. Таким образом, в словах Апостола: аще не прийдет отступление прежде и явится человек беззакония, не два периода означаются, а одно последнее время, в которое совершится то и другое. Святые отцы это и выражали, разумея под отступлением отступника, антихриста, имеющего произвести общее отступление. От него в зависимости ставит отступление и сам Апостол Павел, как видно из ст. 9 и далее, и Святой Иоанн Богослов в Апокалипсисе (13, 14 и д.). Инославные, западные толковники отступили от мысли Святого Павла, разумея здесь то – подготовительное – отступление»*.

* Беседовательное толкование Второго Послания к Солунянам. Епископа Феофана. Москва, 1873 г. стр, 58-61.

Полагая, что в речении об удерживающем (и еще о тайне беззакония) заключается главная мысль Апостола, что оно одно не дает определенного понятия и открывает пространное поле догадкам, и что потому безопаснее всего придержаться отеческих мнений, Феофан делает из них следующие выводы: «Когда Евангелие пройдет по всем народам, обитающим на земле, и выберет из них всех способных принять его, и ради того освятиться и переродиться благодатью Святаго Духа, тогда не для чего будет более оставаться настоящему порядку вещей, придет кончина мира, или последние дни, в кои определил Господь снова придти сотворить суд над всеми живущими на земле.... Сему пришествию Господа, по Апостолу, будет предшествовать явление антихриста, в котором Бог попустит раскрыться злу во всей широте и силе, чтоб обнаружились и сами себя обличили те, которые суть его части. Таким образом, после того, или вместе с тем, как Божиих всех уже выдаст род человеческий и больше их ожидать нечего, и не божии все выступят на лицо, сбросив личину: тогда жатва будет готова...

Как созревание жатвы имеет свой определенный срок: так и эти последние явления имеют свое Богом определенное время. И добро и зло уже засеменено, развивается, растет. Созреет же и то и другое в свое время. Раньше того определенного срока сему быть нельзя. Теперь, как на вопрос, почему жатели не являются на поле, прямой ответ тот, что время еще не пришло, жатва не готова: так и на вопрос: почему не видно тех чаемых мировых событий, прямой ответ: еще не пришло Богом определенное проявлению их время. Но сюда же принадлежит и явление антихриста. Следовательно и он не является по той же причине. И вот что удерживает его. Божие определение, как сказали Блаженный Феодорит и за ним Блаженный Фотий, которое одно выдвигает события на сцену мира, или отодвигает их назад, не в угоду кому либо, а по своему непостижимому для нас плану мироправления».

«Некоторые из целей мироправления Богу угодно было открыть нам в Слове Своем. Применив их к нашему предмету, можем и в них видеть удерживающее антихриста. Мир стоит за тем, чтобы вложенная Господом в род наш, – как квас в тесто, – сила спасения произвела свое слово. Сила спасения – Божественное Слово и благодать, приемлемые верою и проводимые в жизнь самоотверженною ревностью о богоугождении.... Когда сии силы выберут с земли весь гожий материал, и царство Божие вполне созиждется, тогда спасение Господне совершит свое дело, и настоящему порядку вещей не за чем будет оставаться... Тогда конец; тогда же и явление антихриста. Отсюда удерживающее его явление будет то, что еще не совершила вполне своего дела сила спасения, Господом вложенная в род наш. Ее продолжающееся действие удерживает его. Перестанет она действовать, тогда и он выступит на среду. Разложив это общее на части, составляющие его, получим: мешает явиться антихристу то, что еще не всеми слышано и не всеми принято Евангелие, и что благодать Духа Святаго еще пребывает, и еще имеет дело в роде человеческом. Из святых отцов и учителей Церкви одни – одну, другие – другую сторону действующей во спасение наше силы выставляли удерживающею явление антихриста. Но это то же, как бы каждый из них указывал обе, ибо они неразлучны».

По мнению Феофана, «удерживающее и держай означают одно и то же, только с двух сторон: там определение Божие, а здесь – Самого Бога и Господа, приводящего в исполнение свое определение».

«Слова: от среды будет, не значат: уничтожится, престанет быть, а устранится, сойдет со сцены, прекратит свою сдерживающую деятельность».

«И тогда, когда т. е. не станет удерживающего, или он отстранится, сойдет со среды, – явится, выступит на среду, родится и начнет действовать беззаконник».

«Под словом: тайна беззакония, Апостол дает разуметь нечто особенное. Есть у сатаны свои глубины (Апокал. 2, 24), свои скрытные замыслы и планы, все в духе сатанинском.... Тайна в том, что замыслы его еще не открылись. Прежде он действовал так, теперь начал иначе, а как? еще не видно. Иначе же он начал действовать потому, что и Бог иначе воздействовал на род человеческий в Господе Иисусе Христе. До пришествия Христова он применился уже, как сбивать с пути людей, а теперь, видя, как отовсюду теснит его крест Христов, только начал свои противокозненности. Если возьмем во внимание тайну благочестия, о которой говорит тот же Апостол в другом месте, то по противоположности можем навесть, и в чем тайна беззакония. Тайна благочестия в воплощении Бога: Бог явися во плоти (1 Тим. 3, 16)... Bера в это разрушает царство греха, сатанинское. Тайна беззакония, придуманная сатаною, будет ухищрение сатаны подрывать и извращать сию веру... Это зло будет расти, и Сын человеческий пришедши едва ли обрящет веру на земле (Лук. 18, 8). Вот какая тайна тогда откроется и придет в явь!... Неверие есть движущая скрытная сила беззакония, тайна в нем кроющаяся.... Указанная кознь сатаны уже в действии, уже явились антихристы предшественники... Мог бы явиться и главный антихрист, но есть некто удерживающий его. Кто? Бог и Господь наш Иисус Христос. Его воплощение еще не совершило своего дела.... Когда спасительная сила Его совершит свое дело, тогда и тому сыну погибели позволено будет выступить. Моменты сии сокрыты в советах Божия промышления. Можно потому говорить, что эти то советы Божии и определения и удерживают явление антихриста».

Толкование Феофана в основных мыслях не содержит ничего нового, что не было бы раньше него высказано древними или новыми богословами. Тем не менее, оно выдвигается из ряда других толкований талантливым раскрытием заимствованных им основных мыслей. Суждения его здравы; мысль ясна, тверда, изобильна и глубока; изложение образно, выразительно, изящно и общепонятно. Мы разсмотрели чуть не сотню толкований этого отдала Послания и в числе их толкование Феофана, безспорно, занимает одно из первых мест.

Однако мы не можем согласиться с мнением его, будто под отступлением должно разуметь не то отступление от веры, которое будет предшествовать антихристу, а то, которое произведет сам антихрист. Если бы это было так, то Апостол упомянул бы сначала о человеке греха, а потом об отступлении. Но на самом деле он сначала говорит об отступлении, а потом о человеке греха, – потому, конечно, что сначала будет отступление от веры, а потом откроется человек греха. Без сомнения, последний еще более усилит богоотступление. Но об этом отступлении, которое произведет антихрист, говорится дальше, в 9, 10, 11 и 12 стихах. Нельзя доказать, что Апостол словом отступление обозначил то самое отступление, о котором он говорит в стихах 9-12, между тем как поставление этого слова раньше слов: и откроется человек греха, побуждает и даже обязывает видеть в этом слове указание на отступление, предваряющее антихриста, а не производимое им самим.

Из других русских современных богословов обсуждаемое учение Апостола Павла изъясняют Н. Виноградов* и Д. Глаголев**.

* «О конечных судьбах мира и человека. Критико-экзегетическое и догматическое изследование. Н. Виноградова». Москва. 1887 г. Стр. 132-139. Есть и второе, исправленное, издание книги с тем же заглавием, вышедшее в 1889 г.

** «Второе Великое путешествие святого Апостола Павла с проповедью Евангелия. Опыт историко-экзегетического изследования. Законоучителя Тульского Епархиального Училища священника Д. Глаголева». Тула. 1893 г. Стр. 161-166.

Оба они под удерживающим разумеют государство, государственный, нравственно-правовой порядок, силу закона; а в слове держай находят указание на высшего носителя законного порадка, т. е. царя или правительство. В частности, по мнению г. Виноградова мысль об удерживающем удобно и законно представлять «под образом нашего, строго-сообразного с законом и установившимися изстари священными обычаями и преданиями, государства и его силы». Этими словами он указывает на нашу Россию. Кроме того, г. Виноградов делает следующее существенное пополнение своего взгляда. Основываясь на истине, открытой в Священном Писании, что Ангелы хранители есть не только у лиц, но у целых стран и народов и их верховных правителей, он говорит: «С мыслию о таких Ангелах, охранителях нравственного миропорядка, мы под удерживающим безпорядочную и анархическую личность антихриста разумеем государство, государственную силу, но не иначе, как укрепляемую чрез добрых духов силою благодатною, божественною, – под держай же противника Христова подразумеваем наивысшего представителя, или верховного главу государства, имеющего особого покровителя и блюстителя Ангела той страны или того народа, к которому принадлежит этот представитель» (137-139 стр.). Допускает это дополнение и Д. Глаголев, но только потому, что оно не устраняет основного его взгляда на удерживащюее и держай, а существенным это дополнение он не признает потому, что «Апостол имел в виду дать Фессалоникийцам наглядный признак близости дня Господня» (165-166 стр.).

Так как многие отцы Церкви под удерживающим и держай разумели не государственный порядок и не царей вообще, а именно Римскую империю и римских цезарей, то г. Виноградов и о. Глаголев вынуждены были показать отношение своих взглядов к этому древнему мнению, не оставленному, даже и до настоящего времени. По мнению г. Виноградова, «Святой Апостол Павел хотя для живого примера и мог иметь в виду при мысли о держай и удерживающем римского цезаря, но не терял при этом и общей точки зрения» (136 стр.). По мнению о. Глаголева, во времена Апостола удерживающее заключалось, очевидно, в строе Греко-Римской империи, поэтому удерживающим был не кто иной, как римский император. Но в последующую эпоху таким удерживающим мог оказаться уже не император Рима, а кто либо другой. (162 стр.)

Взгляды обоих этих богословов на смысл удерживающего и держай не оригинальны, а заимствованы ими у новейших протестантских ученых: Олсгаузена, Лютардта, Гофмана, Оберлена. Мысль об Ангеле-хранителе народа или царства, как удерживающем, взята у Гофмана и Лютардта.

Наконец должно упомянуть о статье М. Богословского: «Человек беззакония. История толкования 2 Солун. 2, 1-12», напечатанной в Православном Собеседнике за 1885 г., т. 2. Правда, автор, как видно и из самого заглавия статьи его, преследует исключительно историческую задачу и потому сам не сделал изъяснения не только всего разсматриваемого отдала Послания, но не высказал своих взглядов даже на главнейшие предметы речи Апостола. Но за то его статья представляет первый и единственный в русской богословской литературе опыт исторического обозрения толкований важного учения Апостола Павла об антихристе, – обозрения хотя краткого и отрывочного, но все-таки, для первого опыта, довольно полного и снабженного по местам мимолетными критическими замечаниями.

Профессор А.Д.Беляев


Литература и комментарии:

Профессор А.Д.Беляев, «О безбожии и антихристе», Сергиев Посадъ, 1898 г.