Русская Идея

Ру7 - туалетная вода мужская в москве.

Смысл внешней политики одинаков для всех государств: защищать свои национальные интересы в окружающем мире. Но, поскольку разные интересы часто сталкиваются, необходимы нормы поведения, соблюдение которых выгодно всем народам, ибо только это обеспечивает порядок во взаимосвязанном мире.

История, однако, свидетельствует о том, что в международной политике (в том числе при толковании ее норм) всегда доминировало эгоистичное право сильного, что ранее не особенно и маскировалось. Даже западноевропейские христианские монархии действовали в других частях света как хищники, искореняя целые народы. "Прогресс" к сегодняшнему дню заключается лишь в том, что право сильного маскируется демократической риторикой, порождая лицемерные двойные стандарты. Нельзя не видеть, что в одних случаях остается безнаказанным даже нарушение резолюций Совета Безопасности ООН (осуждение турецкой оккупации Кипра, еврейской оккупации палестинских земель), а в других случаях кто-то искусственно объявляется нарушителем для коллективной расправы над ним.

Падение коммунистического лагеря и ослабление России особенно развязало руки США, положив начало таким карательным войнам, в первой из которых Ирак был намеренно спровоцирован на ввод войск в Кувейт, чтобы получить "законный" повод для разгрома непокорного иракского государства (по просьбе Израиля). Кровавое расчленение сербского народа - наиболее яркий пример, когда «мировое сообщество» действует по законам джунглей не где-нибудь, а в "цивилизованной" Европе, стаей набрасываясь на беззащитного и разрывая в клочья свои "демократические" нормы, да еще демонизируя жертву и выдавая это на телеэкранах за "миротворчество".

О войне в Ираке приведем такие признания: «Э. Глэспи, посол США в Багдаде, ... послушно проводила политику госдепартамента: за неделю до вторжения [Ирака] она сообщила С. Хусейну, что «у нас нет мнения относительно... ваших пограничных разногласий с Кувейтом». Затем, незадолго до того, как иракские танки двинулись в сторону Кувейта, она отправилась в отпуск... В ЦРУ, конечно же, изучали снимки со спутников, на которых были видны десятки тысяч иракских солдат на кувейтской границе»... - Выдавать это за "провал" усилий США по избежанию войны можно лишь в еврейском журнале «Страна и мир» (1991, № 2), откуда взята цитата. Впрочем, еврейское «Новое русское слово» (11.1.1991) было более откровенным: речь шла «не о наказании, а о превентивной войне... Довод о том, что необходимо во что бы то ни стало - пусть военными средствами, если нет других - предупредить появление у Саддама ядерного оружия, ... активно отстаивало мощное произральское лобби в Вашингтоне».

А для демонизации сербов были использованы рекламные агентства (американское «Рудер Финн») и убийства взрывами и снайперами мирных боснийцев - с приписыванием этого сербам. Несколько офицеров войск ООН выяснили, что убийцами-провокаторами были сами боснийцы, но огласившие эти данные французские офицеры понесли взыскания. (См.: Назаров М. Уроки югославской трагедии // «Образ», М. 1995. № 5.)

США теперь официально заявляют в своей «Стратегии национальной безопасности» («Независимая газета», 26.10.94) о том, что еще недавно было содержанием лишь секретных меморандумов: что они отменили границу между своей внутренней и внешней политикой, рассматривая весь мир как зону своих национальных интересов с правом на любые средства для достижения своих глобальных "хороших" целей, вплоть до одностороннего применения оружия против "плохих" государств.

Однако многие российские деятели, как бывшие коммунистические, так и антикоммунистические вожди, все еще наивно заклинают Запад, что расширением НАТО он «действует себе во вред»; «Запад все еще не понял, что мир стал другим», - старается увещевать НАТО обманутый американцами Горбачев (они ему «твердо обещали», что после ухода СССР из Германии и Восточной Европы расширения НАТО не будет...)... В отличие от него А.И. Солженицын (который в свое время надеялся, что США могут бороться против коммунизма, а не против России) теперь резко порицает циничный двойной стандарт «мирового демократического сообщества» («Лицемерие на исходе века» // «Общая газета», 14 - 20.8.97). Но в виде спасительного рецепта он все еще (как в 1970-е гг.) призывает народы к «всеобщему покаянию, начиная с себя»; он все еще не понял, что главные виновники всех бедствий XX в. не способны к этому и привыкли лишь требовать покаяния от своих жертв.

Да и если каяться России, «начиная с себя», - то кому, перед кем и в чем? Скажем, вот Ельцин от имени России покаялся перед поляками в коммунистических преступлениях, - но лучше бы он сделал это лично от себя (будучи одним из вождей КПСС), потому что вряд ли уместно русскому народу взваливать на себя вину интернационалистов-большевиков, от которых более всего пострадали именно русские. (Русских трупов и в Катынском лесу было больше всех, да только при раскопках немцы их не считали, поскольку нужны были именно польские...) При этом мы не услышали ответного покаяния от поляков - за расчетливое предательство Пилсудским армии Врангеля, за жестокое преследование Православия на белорусских и малороссийских территориях, полученных тогда по сговору с теми же большевиками...

К чему приведет такое одностороннее русское покаяние - в том числе перед потомками еврейских комиссаров, латышских стрелков или чешских легионеров (предавших адмирала Колчака и ограбивших его армию с поощрения союзников России по Антанте), - если им подобный шаг даже в голову не приходит? А в чем мы должны каяться перед главными требователями нашего покаяния - Америкой и «мировой закулисой», которая была инициатором всех катаклизмов XX в., включая разрушение России и захват власти большевиками?

Поэтому русскому народу надо каяться не перед другими народами и не в империализме или «русском коммунизме», к чему нас принуждает «мировая закулиса», стремясь тем самым затушевать свои преступления перед человечеством. Покаяться нам следует перед Богом в измене своему православному призванию, важному для всего человечества. Из этой нашей вины и вытекают все возможные прегрешения перед окружающим миром, которые были от нашего имени нанесены ему нашими поработителями.

Но из этого же следует наше непримиримое отношение к «мировой закулисе»: в отличие от прощения христианином своих личных врагов, христианство не предусматривает такого смирения или покаяния перед богоборческими силами зла. От нас требуется осознать, что в земном мире есть именно неискоренимое зло, не способное изменить свою сущность, которое требует от нас сопротивления ему.

Михаил Назаров, «Тайна России»