Русская Идея

Павел Геннадьевич Крымов что скрывает "человек-загадка".

Необходимость известных прав «личности» (права человека), даже не как гражданина, а как человека, составляет аксиому для сколько-нибудь развитого юридического сознания. Государственное законодательство признает за личностью некоторые юридические же обязанности. И конечно с точки зрения «управителъной» государственной власти, человек имеет только те права и те обязанности, которые дарованы и возложены на него законом. Но с точки зрения Верховной власти, устанавливающей закон, требуется иметь более глубокий критерий человеческих прав и обязанностей, так как без него нельзя иметь никаких оснований для установки юридического права.

Должен же в самом деле чем-нибудь руководиться сам законодатель, давая или не давая личности права или определяя какие-либо действия, как ее обязанность?

С этой точки зрения необходимо ясно сознавать, что права и обязанности личности вытекают в первичном источнике из естественного права, прирожденного, связанного с самой природой личности, общества и государства. Этот, по-видимому, отвлеченный «философский» вопрос настолько реален, что в истории то или иное его понимание порождало законодательства самых различных характеров, и производили целые революции, изменявшие формы правления. Человеческое законодательство только тогда разумно, полезно и прочно, когда оно сообразовано с действительными природными силами и отношениями в социально-политическом мире явлений. Неправильное понимание природных прав и обязанностей личности отражается фальшью законодательных полномочий или требований, а таким образом извращает практическую политику и общественную жизнь.

Как уже выше замечено, теория «общественного договора», по существу совершенно верно проникла в основу соотношений личности и общества. Этот «общественный договор» должно понимать не в смысле акта юридического, но как явление психологическое, а потому-то именно и основное, неистребимое, так как сама наша общественность есть тоже явление психологическое [См. «Монархическая государственность», часть I-я, отдел I-й].

Конечно, государство исторически возникает в такое время, когда нет личности вне общества и когда, стало быть, обязанность и право уже связаны неразрывно. Но работа нашего духа сообразуется не с исторической эволюцией фактов, а с их внутренним смыслом. Личность не могла фактически никогда существовать вне общества. Договора между личностью и обществом как исторического конституционного акта не могло никогда быть. Но личность как прежде, так и теперь непрерывно сознает себя существующей не только в обществе, но и вне его; личность теперь, как и всегда, каждую минуту заключает в своем сознании договор с обществом, то одобряя свои отношения к обществу и общества к себе, то возмущаясь против них и пытаясь их изменить. Это факт психологический и в этом смысле всемирно-исторический, под влиянием которого создается и изменяется юридическое право.

По прямому смыслу его государство существует для личности, для ее потребностей, так что личность, входя в государство, не уничтожается, не перестает быть сама собой, но, наоборот, только для обеспечения своей самобытности и поддерживает государство. Такое отношение личности к государству создает обязанность государства не делать ничего задушающего самобытное, самостоятельное существование личности по ее внутренним законам, определяемым самой природой личности. Поэтому личность имеет некоторые естественные права человека, на которые государство не может посягнуть, устанавливая права гражданина и обязанности подданного.

Эти права человека определяются сознанием нашим, которое не всегда представляет одинаковую степень ясности и проницательности. Степень развитости личности точно так же не одинакова. Дикий папуас сознает свои права человека не совсем так, как современный англичанин. Государство, для руководства своих органов, может стараться дать юридическую формулировку правам человека, признаваемым в данное время, но эта формулировка по необходимости явится весьма изменчивой. В общей же философской формуле «сверх-государственным» правом человека можно определить его право на самостоятельное бытие, как существа нравственно-разумного, чувствующего, обладающего способностью осуществлять стремления своего нравственного разумного бытия.

С этим правом человек вступает в область государственности, и в ней не может допустить для него ограничений, ибо это «право» вытекает из его «обязанности» в области духовной природы.

Действительно, та концепция природы личности, которая утверждает ее самобытность, связывает ее с высшим источником бытия - Богом. Личность создана Богом с известными свойствами и существует в мире только с миссией реализовать самостоятельной работой потенциально данные ей нравственно разумные свойства. Это, в существе, не есть право, а обязанность. Если личность не может подчиниться никакой силе, не допускающей ее жизненной миссии, и вследствие этого сознает свою независимость, как право, то право это вытекает из обязанности быть силой самостоятельной.

Это право, как все естественные права, есть чисто нравственное. Оно не поддается юридической формулировке, и не подлежит суду и ограничению иначе, как на той же нравственной почве. Но должно сказать, что оно все-таки с нравственной же точки зрения может быть и обсуждаемо, и ограничиваемо.

Право личности, как «человека», существует с этой точки зрения постольку, поскольку человек исполняет обязанность своей миссии нравственного разумного существа. Если он покидает почву этики и разума, этим его право само собой упраздняется. Если бытие личности начинает становиться извращением природы личности и создавать вместо нравственно разумного существа некоторую антиэтическую и безумную силу, наш нравственный суд не только может, а даже обязан не признавать «естественного права» этого извращенного бытия на существование и проявление своего извращенного существа.

Но этот суд - повторю - может быть только судом нравственным, судом на той же почве «естественного права» нравственно разумных существ, причем существо нравственно-разумное никогда не может и не должно забывать, как велика должна быть осторожность этого суда. На почве его осужден был на смерть Сократ, как оскорбитель богов и развратитель народа. На этой же почве был осужден Сам Бог, явившийся спасти людей...

Лев Тихомиров, «Монархическая государственность»