Русская Идея

Что такое потери воды - узнаете на нашем сайте

X. 1.

И видех инаго Ангела крепка сходяща с небесе, оболчена во облак, и дуга над главою (его), и лице его яко солнце, и нозе его яко столпы огнены. И видел я другого Ангела сильного, сходящего с неба, облеченного облаком; над главою его была радуга, и лице его как солнце, и ноги его как столпы огненные.

Что здесь должно разуметь Святого Ангела, это показывают облако, радуга и его, солнцу подобный, свет, ибо сим указывается на небесное достоинство, разнообразие в добродетелях и светлость Ангельского существа и ведения. - Столпы огненны означают наводимые Ангелом страх и наказания нечестивым, разбойничающим на земле и на море; для означения сего наказания беззаконников повсюду, он и поставил правую ногу на землю, а левую на море.

X. 2. 3.

И имеяше в руце своей книгу разгибену, и постави ногу свою десную на мори, а шуюю на земли. И возопи гласом велиим, яко лев рыкая: и егда возгласи, глаголаша седмь громов гласы своя. В руке у него была книжка раскрытая; и поставил он правую ногу свою на море, а левую на землю. И воскликнул громким голосом, как рыкает лев; и когда он воскликнул, тогда семь громов проговорили голосами своими.

Книжка, как небольшая и очень мелко написанная, содержит, думаю, имена и деяния тех из лукавейших, которые разбойничают, или иным образом бесчинствуют на земле и убивают на мор, и на наказание коих указал Ангел, поставив огненные ноги и здесь и там. - Голос Ангела, подобный рыканью льва, показывает, что его наказание страшно и нестерпимо, чему свидетель Даниил, который без болезни не мог видеть кроткого и тихого, не только Ангела угрожающего (Дан. 10, 8-9). - Под семью громами, думаем, следует разуметь или семь гласов одного угрожающего Ангела, или семь других Ангелов, предвозвещающих о будущем, так как сии Ангелы полагаются повторяющими слова первого Ангела. От него, по указанному блаженным Дионисием благопорядку Ангельскому, они воспринимают как самую заповедь, так и благовременность пророчествования.

X. 4.

И егда возгласиша седмь громов гласы своя, хотех писати: и слышах глас с небесе глаголющ ми: запечатлей, яже глаголаша седмь громов, и сего не пиши. И когда семь громов проговорили голосами своими, я хотел было писать, но услышал голос с неба, говорящий мне: скрой, что говорили семь громов и не пиши сего.

Запечатлением того, что говорили семь громов, показывается, что теперь это неизвестно, но будет потом изъяснено самым опытом и течением вещей. Божественным гласом Апостол был научен запечатлеть сии гласы только в уме, окончательное же познание и разъяснение предоставит последним временам. И Даниил некогда был предупрежден, что запечатлены и сокрыты подобные сим слова.

X. 5. 6.

И Ангел, его же видех стояща на мори и на земли, воздвиже руку свою на небо, и клятся живушим во веки веков, иже созда небо, и яже на нем, и землю, и яже на ней, и море, и яже в нем, яко лета уже не будет. И Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет.

Ангел клятся живущим. - Бог, поелику не может ни кем высшим клятъся, клянется Самим собою (Евр. 6, 13), а Ангелы, как твари, по причине нашего неверия, уверяют в сказанном ими клятвою Создателем. - Клянется, что не будет уже времени или в будущем веке, когда и на самом деле не будет времени, измеряемого солнцем, но превосходящая счисление временное жизнь вечная, или что после шести гласов Ангела немного пройдет времени до исполнения всего предвозвещенного. Потому и продолжает.

X. 7.

Но во дни гласа седмаго Ангела, егда имать вострубити, тогда скончается тайна Божiя, яко же благовести своими рабы Пророки. Но в те дни, когда возгласит седьмой Ангел, когда он вострубит, совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим Пророкам.

Сим, полагаю, знаменуется, что по истечении шести веков во дни века седьмого, означаемого седьмою трубою, придет в исполнение все предреченное Святыми Пророками. - Исполнение сего, по причине уготованного Святым покоя, называется благовестием.

Андрей Кесарийский, «Толкование на Апокалипсис»