Св. Троица

Откровение, глава 3

  1. И Ангелу Сардийской церкви напиши: так говорит имеющий семь духов Божиих и семь звезд; знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв.
  2. Бодрствуй и утверждай прочее, близкое к смерти; ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим.
  3. Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя.
  4. Впрочем у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны.
  5. Побеждающий облечется в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедаю имя его пред Отцом Моим и пред Ангелами Его.
  6. Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам.
Толкование:

1. И Ангелу Сардийской церкви напиши:

Сардис в древности был большим и богатым городом и столицею Лидийского царства. «Здесь находился огромный и великолепный храм Цибеллы. Здесь был блистательный дворец Креза; здесь Эзоп изрекал свои нравоучительные апологи, а Солон дал назидательный урок богатейшему из монархов древности, сказав ему, что богатство - не защита от превратностей судьбы. За 550 лет до Рождества Христова Сардис был взят Киром; спустя пол века этот город сожгли афиняне; землетрясение разорило его при Тиберии; но, скоро обновленный, он стал в чреду семи светильников Малоазийской Церкви» [22]. Этот город возвратился к идолопоклонству еще при Юлиане Отступнике и вскоре был уничтожен до основания. Ныне это бедное турецкое селение "Сард". Христиан там немного и они не имеют своего храма.

1. Так говорит имеющий семь духов Божиих и семь звезд: знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв.

Лев Тихомиров прилагает слова Откровения: «Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв»,- к христианскому миру в целом:

Лев Тихомиров:

«Весь мир теперь только носит имя христианского, но нигде противоположность между именем жизни "Святой Руси", "Православия" и т. д. и полной мертвостью веры не поражает нас до такой степени как в современной России. Господь не находит для Сардийского периода никакого утешения. Он только увещевает покаяться и угрожает найти на развращенную эпоху "как тать": и ты не узнаешь, в какой час найду на тебя...» [23].

Такая оценка своей эпохи, как «упадок веры и нравов», встречается также у современников Льва Тихомирова, таких как М.О.Меньшиков, В.В.Розанов, И.А.Ильин и других духовных писателей:

М.О.Меньшиков писал в 1902 году:

«Жизнь в России в XIX веке была жизнью, а не прозябанием. Она полна глубоких и страстных волнений, ошибок непоправимых, успехов громких, несчастий тяжких. Конец века омрачен безмерно грустными картинами оскудения - и природы, и почти всех классов общества... Но безмерным преступлением, вмещающим все остальные, является богоотступничество белой расы, слишком заметное в этот век выпадение ее из единой центральной, ведущей человечество идеи о Вечном Отце. Это не столько преступление, сколько глубокое несчастие, потеря самого драгоценного достояния, какое нажито людьми в течение тысячелетий...

Общество, потерявшее религиозное сознание, быстро дичает в самых высоких областях ума и сердца. Цели жизни перестраиваются и делаются грубо-материальными, исчезает героизм, то есть сила, которая движет человечеством, не дает ему погружаться в непробудный сон. Общество теряет способность сопротивляться процессу омертвления, постепенного превращения   о р г а н и з м а   в механизм, живого тела в минеральное. Религия еще не иссякла в свежих народных слоях, девятнадцатый век дал отдельные примеры пламенных и чистых настроений, но очень широко распространилось и равнодушие к Божеству. Скептицизм и его острая форма - пессимизм завершают все цивилизации и всегда ведут к упадку духа. Быстрый подъем богатства создает призрак обеспеченности человека помимо Высшей воли. Раз здешняя его жизнь сделалась безопасной, человеку начинает казаться ненужным Мировой Промысел. Идол видимый - богатство - заслоняет невидимое Божество. Дух материализуется, утрачивает свободу - дыхание Вечного, и общество останавливается, умирает...

«Богоотступники истребятся». Таков закон, действующий от создания мира. Человек и общество, и весь род людской живы лишь пока они в согласии с законом вечным. При выпадении из него, вольном или невольном, удел наш - смерть.

Сумеет ли царствующая на земле раса уберечься от культурной гибели? Сумеет ли она с несомненно ложного пути вернуться на путь истинный? Едва ли... Я не вижу в приближающихся молодых поколениях новой породы людей. Это порода старая, и, может быть старее нас. Они непременно повторят все человеческие безумства, хотя бы истина им и была открыта. Они разовьют инерцию наших ошибок и нашего сознания. Они все более и более будут сливаться в стихию, в безбрежную и бесформенную человеческую   т о л п у,   в которую постепенно перерождается древнее общество» [24].


В.В.Розанов:

«Мною с 15 ноября 1918 года будут печататься двухнедельные выпуски под общим заголовком: «Апокалипсис нашего времени». Заглавие не требующее объяснений в виду событий, носящих не мнимо апокалипсический, но действительно апокалипсический характер. Нет сомнения, что глубокий фундамент всего теперь происходящего заключается в том, что в европейском (всем,- и в том числе русском) человечестве образовались колоссальные пустоты от былого христианства; и в эти пустоты проваливается все: троны, классы, сословия, труд, богатства. Все потрясены. Все гибнут, все гибнет. Но все это проваливается в пустоту души, которая лишилась древнего содержания... И вот рушилось все, разом, царство и церковь. Попам лишь непонятно, что церковь разбилась еще ужаснее, чем царство» [25].


И.А.Ильин писал в 1948 году:

«Весь кризис, переживаемый ныне Россией и миром, есть кризис по существу своему духовный. В основе его оскудение религиозности, то есть целостной, жизненно-смертной преданности Богу и Божьему делу на земле. Отсюда возникает все остальное: измельчание духовного характера, утрата духовного измерения жизни, измеление и прозаизация человеческого бытия, торжество пошлости в духовной культуре, отмирание рыцарственности и вырождение гражданственности» [26].

Впрочем, здесь нужно принять во внимание, что слова Иисуса Христа: «Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв»,- обращены не к эпохе, а к Церкви. Такая оценка Русской Православной Церкви встречается в свою очередь уже у церковных писателей свят. Игнатия Брянчанинова, Феофана Затворника и Иоанна Кронштадского:

Свт. Игнатий Брянчанинов писал в 1840-х годах:

«Наше духовенство чрезвычайно легко поддается любым ложным мнениям не только неправославных, но даже неверующих философов и мистиков. Духовная школа, особенно академия, а также духовные журналы совершенно поражены лжеучениями Запада. Белое духовенство в огромном большинстве сдерживается в лицемерном православии только боязнью народа, еще держащегося за веру предков. У нас осталась только кое-какая внешность от Православия, но это мертвое тело без жизни. Россия находится накануне взрыва безбожного либерализма... Здание Церкви, колеблемое давно, может поколебаться внезапно и сильно. Некому остановить падение. Сосуды Духа иссякли окончательно. Страшно подумать, кому вверено настоятельство над душами» [27].


Епископ Игнатий Брянчанинов:

«Не от кого ожидать возстановления христианства, сосуды Святого Духа изсякли окончательно повсюду, даже в монастырях, этих сокровищницах благочестия и благодати, а Тело Духа Божия может быть поддерживаемо и возстановлено только Его орудиями. Милосердное долготерпение Бога длит и отсрочивает решительную развязку для небольшого остатка спасающихся, между тем гниющие или сгнившие достигают полноты тления. Спасающиеся должны понимать это и пользоваться временем, данным для спасения, «яко время сокращено есть», и от всякого из нас переход в вечность не далек» [28].


Епископ Феофан Затворник:

«Того и гляди, вера наша совсем испарится - епископы и попы всюду спят. Через поколение, много через два, иссякнет наше Православие» [29].


Епископ Феофан Затворник:

«Горько, горько то, что творится у нас среди мыслящих. Все ум потеряли. Философские воззрения не в ходу, руководятся ветром навеваемыми началами. Святая вера отодвинута на задний план. И даже богословствующие потеряли настоящие основы богословствования православного, и все смеются. И Господь, кажется, отвратил очи Свои от нас и не посылает делателей. Сколько раз я порывался кричать, но ничего не идет из головы. Может быть, и другие то же испытывают. Не оставление ли это Божие? Боже, милостив буди!» [30].


Иоанн Кронштадтский писал в 1907 году:

«Господь преимущественно назирает за поведением архиереев и священников, за их деятельностью просветительною, священнодейственною, пастырскою... Нынешний страшный упадок веры и нравов весьма много зависит от холодности к своим паствам многих иерархов и вообще священнического чина» [31].

Таким образом очевидно, что духовный кризис в XIX веке на Западе и в России был следствием духовного кризиса Церкви, который начался гораздо раньше, то есть в XVII веке.

О. Павел Флоренский:

«Всемирная атмосфера испорчена едва ли не с XVII века» [32].


Прот. Лев Лебедев:

«Семнадцатый век в истории России это - эпоха такого глубинного коренного перелома русской жизни, который с поразительно прямой логикой приводит к «семнадцатому году», а через него к настоящему и возможному будущему русского народа и Русской Православной Церкви. Духовно-смысловым центром XVII столетия является 1666 год, совпадающий с числовым шифром «имени зверя» - 666 (Откр. 13: 17-18), год начала Большого Московского собора, осудившего как патриарха Никона, так и его противников - старообрядцев, то есть всех, кто по-разному ревновал об одном и том же - об укреплении Церкви, о Святой Руси как норме жизни для всего российского общества в целом. До этого Россия пережила великую смуту и феномен самозванства, явление «лжецарей» - этих прообразов последнего лжецаря и лжемессии - антихриста. После этого Россия пережила великий раскол между Церковью и государством, раскол внутри Церкви и начало царствования Петра I, человека, который в концепции «третьего Рима» навсегда покончил с идеей «Нового Иерусалима» как духовного содержания этой концепции и явно предпочел идеи, укладывающиеся в понятие «Вавилон», навсегда расколов русское общество на две почти несовместимые части...

Таким образом, в XVII столетии на Руси действительно произошло нечто вроде конца мира: кончился мир русской жизни, в котором общепризнанным, общечтимым, интегрирующим началом для всего общества являлась с 988 года Святая Русь как образ жизни, устремленной в земных условиях к горнему миру, к «Иерусалиму Новому» (Откр. 21: 2) из чистой любви ко Христу. Половина русского общества открыто пошла в противоположном направлении секуляризации жизни и культуры. В XVII веке в России были прообразованы или промоделированы те обстоятельства, в каких окажется и все человечество, когда явится тот, число имени которого - 666. Подобные преобразования случались и раньше, и не только в России. Случались и позже, в том числе и прежде всего в России. Но то, что произошло у нас в XVII веке, является самым основополагающим для дальнейших судеб нашего отечества» [33].

2. Бодрствуй и утверждай прочее, близкое к смерти; ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим.

Эти слова Откровения повторяют слова из Послания Фиатирской церкви: «И детей ее поражу смертью» (Откр. 2: 23). Таким образом, «близкое к смерти» означает христианские секты.

3. Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя.

Андрей Кесарийский относит эти слова Откровения к устному Преданию Церкви: «Вспоминай, что ты принял и слышал, и сохрани полученное от Апостолов предание; в лености же своей покайся» ( Слово 3, Глава 7 ) [34]. Об этом же пишет Апостол Павел: «Итак, братия стойте и держите Предания, которым вы научены или словом или посланием нашим» (2 Фес. 2: 15). А в Германии, как известно, отец Реформации Мартин Лютер отверг церковное Предание, оставив одно Писание. Значит, эти слова Откровения относятся к Реформации: «Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя».

Об этом же пишет Апостол Павел: «О временах же и сроках нет нужды писать к вам, братия, ибо сами вы достоверно знаете, что день Господень так придет, как тать ночью. Ибо, когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут. Но вы, братия, не во тьме, чтобы день застал вас, как тать. Ибо все вы - сыны света и сыны дня: мы - не сыны ночи, ни тьмы» (1 Фес. 5: 1-5).

4. Впрочем у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны.

Здесь можно назвать имена святых Русской Православной Церкви, например, Серафима Саровского, Игнатия Брянчанинова, Феофана Затворника, Иоанна Кронштадского и несколько Оптинских старцев живших в России в XIX веке.

5. Побеждающий облечется в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедаю имя его пред Отцом Моим и пред Ангелами Его.

Об этом же говорится в 7-ой главе Откровения: «И, начав речь, один из старцев спросил меня: сии облеченные в белые одежды кто, и откуда пришли? Я сказал ему: ты знаешь, господин. И он сказал мне: это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца. За это они пребывают ныне перед престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его, и Сидящий на престоле будет обитать в них. Они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной: ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод; и отрет Бог всякую слезу с очей их» (Откр. 7: 13-17). Эти слова предваряют Послание Филадельфийской церкви, которая означает эпоху гонений на Русскую Православную Церковь в годы советской власти.

6. Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам.

Андрей Мазуркевич

Литература и комментарии:

[22] Христианские Чтения, 1843 г., ч. III, стр. 428; приводится по «Сборнику статей» М. Барсова, стр. 74.

[23] Л. А. Тихомиров, «Апокалиптическое учение о судьбах и конце мира», стр. 92, 93.

[24] Михаил О. Меньшиков, «Критические очерки». Том 2. Издание СПб. Т-ва Печатн. И Издат. Дела «Труд». 1902 год; приводится по статье «Кончина века», «Литературная Россия» N 52, за 30.12.94.

[25] Василий Розанов, «Апокалипсис нашего времени», 1918

[26] И. А. Ильин, __________

[27] Г. Флоровский, «Пути русского богословия», Париж, 1937.

[28] Архиепископ Аверкий, «Соль обуевает - знамение приближения конца», 1968, Holy Trinity Monastery, Jordanville, N.Y.

[29] (цит. по: __________________).

[30] Еп. Феофан Затворник, Собрание писем, вып. VII, стр. 206.

[31] Сурский И. К. Отец Иоанн Кронштадский, Т. 1. стр. 188-189. Приводится по книге «Россия перед вторым пришествием», 1993, стр. 284.

[32] Письмо о. Павла Флоренского Мамоновой, «Литературный Иркутск», 1988, Декабрь; приводится по книге «Россия перед вторым пришествием», стр. 19.

[33] Лев Лебедев, «Москва Патриаршая», Москва, 1995, стр. 7.

[34] Андрей Кесарийский, «Толкование на Апокалипсис», Слово 3, Глава 7, Стр. 26.